Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В армии России упраздняется институт прапорщиков и мичманов


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие военный эксперт Александр Гольц.



Кирилл Кобрин: В армии России упраздняется институт прапорщиков и мичманов. По сообщениям агентств, в течение следующего года 140 тысяч нынешних прапорщиков переведут на другие должности, либо сократят или уволят. Что такое прапорщик в советской и постсоветской армии? - с этого вопроса я начал беседу с московским военным экспертом Александром Гольцем.



Александр Гольц: В теории прапорщик, как определяется уставными документами сначала советской, а потом российской армии, это помощник офицера. На практике и предполагалось, что институт прапорщиков будет представлять собой некий аналог института профессиональных сержантов в других армиях мира. Однако на практике этого не получилось. Вместо того, чтобы занимать боевые должности в войсках, прапорщики по большей части сконцентрировались на хозяйственных должностях, что породило большое количество шуток, анекдотов и так далее. Тем, кто имел отношение к советской или российской армии, эти смешные истории известны. Ну, например, про то, что у прапорщика должны быть не два погона, а один, чтобы легче было таскать мешки.



Кирилл Кобрин: Это то, что было с прапорщиками в советской армии, и то, что, видимо, продолжалось в российской армии. Вот теперь давайте поговорим о том, как отмена этой позиции вписывается в ту реформу... Мы можем все-таки говорить о реформе, которая сейчас проводится в вооруженных силах?



Александр Гольц: Да, безусловно. Вот те количественные сокращения, которые уже были объявлены министром обороны Сердюковым, а именно сокращение офицерского корпуса практически на две трети, они не могут не привести к серьезным качественным изменениям. И понятно дело, что в этих условиях сохранение института прапорщиков в том виде, в котором он сохраняется, выглядело бы странно, тем более что уже объявлено о подготовленной программе перевода всех сержантских должностей в вооруженных силах на контракт.



Кирилл Кобрин: Давайте поговорим о тех функциях, которые, по идее, должны были выполнять прапорщики старой советской и российской армии, и тех, которые они на самом деле выполняли. Вы упомянули две функции. Первая - желаемая, это помощник офицера. И вторая, которую они фактически выполняли, это хозяйственная функция. Вот кто перехватит эти функции - первую и вторую?



Александр Гольц: Одна из самых острых проблем советской, а потом российской армий заключалась в том, что у нас отсутствовал институт профессиональных сержантов. Именно фельдфебель является становым хребтом любых вооруженных сил. Именно сержант отвечает за поддержание дисциплины в казарме, а не офицер. Именно сержант является для солдат носителем профессиональной этики. Именно он формирует этих людей, как защитников Отечества. В советской армии эту функцию до середины 1960-х годов выполняли так называемые старослужащие. Это люди, которые так или иначе оказались либо во время Великой Отечественной войны в вооруженных силах, либо сразу после, когда служили очень долго - по семь лет и больше, и как-то прикипели душой к армии. Они де-факто выполняли вот эту функцию профессиональных сержантов, потому что они были по жизненному опыту, по боевому опыту и, наконец, по возрасту... они отличались от тех, кем они командовали. И не случайно дедовщина в вооруженных силах началась именно в тот момент, когда ушли последние из этих старослужащих. Корпус прапорщиков создавался для того, чтобы их заместить. Но, опять-таки, в силу экономических условий, в силу того, что, один раз закончив эту школу прапорщиков или получив эти звездочки, человеку некуда было расти, сам ход событий прибивал его к какому-нибудь теплому месту - столовая, что-нибудь такое и как можно дальше от непосредственного командования солдатами. Только в неких элитных частях, как десантные войска, морская пехота, еще были замкомвзвода - прапорщики.



Кирилл Кобрин: Не ждет ли этот новый военный армейский класс профессиональных сержантов та же участь, что и прапорщиков?



Александр Гольц: Это зависит от того, как будет устроено дело. Пока мы очень немного знаем о планах подготовки вот таких профессиональных сержантов. Если взглянуть на опыт Соединенных Штатов, Великобритании, других стран, там же не просто сержанты существуют, параллельно офицерской иерархии существует иерархия вот этих сержантов - от сержанта, который находится во взводе, до главного сержанта вида вооруженных сил. И эти люди, что тоже надо понимать, не какие-то умозрительные помощники офицеров, у них есть своя зона ответственности, то, за что они конкретно отвечают в вооруженных силах. В американских вооруженных силах офицер не отвечает за поддержание дисциплины в своем взводе, это функция сержанта. Очень важно то, как будут готовить этих сержантов. Об этом мы практически ничего не знаем. Вот худшее, что можно представить, это то, что таких сержантов будут готовить в наших обычных учебках, где сержантские лычки получает не человек, который предназначен для того, чтобы командовать людьми, а то, что в американской армии называется "специалист" - человек, который знает технику вождения танка или БМП, человек, который обучен работать на полковой радиостанции и так далее, и тому подобное. Хотелось бы, об этом мы ничего не знаем, понять, будет ли создана академия какая-то, учебное заведение, где будут готовить этих сержантов именно как младших командиров.


XS
SM
MD
LG