Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Турецкая инициатива "Кавказская платформа стабильности и сотрудничества"


Владимир Тольц: В самый разгар российско-грузинского кризиса премьер-министр Турции Реджеп Эрдоган выступил с инициативой создания нового межгосударственного союза, в который бы могли войти Армения, Грузия, Азербайджан, Россия и Турция. Инициаторы создания союза предложили для него название - «Кавказская платформа стабильности и сотрудничества». Политики и эксперты продолжают обсуждать перспективы возможного регионального объединения. Рассказывает наш корреспондент Олег Кусов.



Олег Кусов: Проект под названием «Кавказская платформа стабильности и сотрудничества» эксперты уже назвали региональным аналогом ОБСЕ. Турецкие руководители посетили столицы всех кавказских государств, обосновывая необходимость создания нового союза. Президент Турции приехал даже в Ереван. Слово – директору Института Кавказа Александру Искандаряну.



Александр Искандарян: В Ереване по-разному восприняли эту инициативу, и если говорить о государственных элитах, то есть о правящей части армянских политических элит, то скорее да, чем нет. Очень осторожно, но армянские правящие элиты в лице, в том числе, министра иностранных дел, сказали: почему бы и нет, давайте посмотрим. Если говорить о более широком политическом контексте, то многие считают, что это несерьезно, это невозможно. Но почему бы ни попробовать?



Олег Кусов: Еще недавно о союзничестве между Турцией и Арменией нереально было даже говорить. Список претензий двух стран друг к другу невелик, но почти все они глобальны и в ближайшей перспективе не выполнимы, утверждают эксперты. Грузино-российский конфликт ощутимо повлиял на положение Армении. Турция попыталась использовать этот фактор для создания нового союза, полагает руководитель Центра исследований Восток-Запад Арастун Оруджлу.



Арастун Оруджлу: Вот августовское российско-грузинское противостояние полностью изменило ситуацию на Южном Кавказе. Так что Армения, которая коммуникационно и транспортно зависела от Грузии почти на 70-80 процентов, после нарушения инфраструктуры в Грузии фактически оказалась в состоянии полной блокады. И в этом случае турецкая сторона осознала, что сейчас, когда в Армении очень нестабильная внутриполитическая ситуация, Турция выдвинула эту инициативу. Кроме того, безусловно, Турция претендует на роль транзитного государства для проведения энергетических проектов из Каспийского региона в Европу, но здесь, конечно, был фактор нестабильности в Грузии. И в Турции поняли, что в ближайшие год-два как минимум ожидать стабилизации ситуации в Грузии не стоит.



Олег Кусов: Кавказский региональный союз мог бы стать частью новой мировой системы безопасности – так считает российский политолог Александр Караваев.



Александр Караваев: В целом мы видим, что на текущее десятилетие XXI века мы попали в ситуацию кризиса глобальной системы безопасности. Новая система, возможно, будет состоять из целого комплекса небольших региональных союзов и достаточно гибких форматов двусторонних отношений.



Олег Кусов: Потепление отношений между Турцией и Арменией обнадёживает, но полномасштабный российско-грузинский кризис перечеркивает усилия по интеграции кавказских государств. Слово – руководителю Информационно-аналитического центра по изучению общественно-политических процессов на постсоветском пространстве Алексею Власову.



Алексей Власов: И в Турции, и в Азербайджане я вижу, что нет однозначного отношения к этой турецкой инициативе. Многие видят в ней предложение выстраивать новую стратегию безопасности только с привлечением как бы государств региона, чуть расширив его. Но каким образом, допустим, посадить за стол переговоров Грузию и Россию, Армению и Азербайджан? Кто будет выступать модератором этого процесса? Не все из южнокавказских государств признают возможности Анкары взять на себя, примерить статус такого рода модератора. Поэтому я думаю, что как идея это очень перспективное, очень интересное предложение, но в нынешних реалиях, я думаю, преждевременно говорить о том, что это инициатива стратегии сегодняшнего дня, а не некой отдаленной перспективы.



Олег Кусов: На Кавказе с давних пор сталкиваются интересы России и Турции. История знает множество войн между этими государствами, взаимных претензий. Соперничество в таком виде должно уйти в прошлое, полагает российский эксперт Александр Караваев.



Александр Караваев: Речь идет не о соперничестве, а о конкуренции. Причем она достаточно мягкая. И Турция, и Россия, они как бы находят те ниши, в которых они могут свободно реализовывать свои проекты и программы на Кавказе.



Олег Кусов: Проект под названием «Кавказская платформа стабильности и сотрудничества» предполагает новые отношения между Москвой и Анкарой, считает директор Института Кавказа Александр Искандарян.



Александр Искандарян: Соперничество России и Турции на Кавказе существует, конечно, как и соперничество многих других стран, организаций в различных международных форматах и так далее, но именно эта платформа – это не предложение соперничества, это предложение по работе на одном поле.



Олег Кусов: Но методы распространения своего влияния на Кавказ у России и Турции различны, отмечает руководитель Центра исследований Восток-Запад Арастун Оруджлу.



Арастун Оруджлу: В России почему-то считают, что они имеют особое право и особую роль на территории ближних соседей. Но проблема России в том, что она, в общем-то, для стран Южного Кавказа не может предложить чего-то привлекательного. К сожалению, российская политика, если так мягче сказать, не совсем избавилась от имперских амбиций. Естественно, реализация всего этого осуществляется через силу, силовой фактор. Но как показывает опыт последних лет, горький опыт США в Ираке или НАТО в Афганистане, силовой фактор, в общем-то, не играет никакой решающей роли. Против силы всегда есть сила. Отсутствие экономических свобод в России не делает Россию привлекательной для вот этих стран. А Турция – там пусть слабый, но все-таки уже устоявшийся традиционный капитализм или, скажем, традиционная, более-менее либеральная экономика. И поэтому Турция, конечно, больше делает ставку на экономические рычаги. Я думаю, что в этом смысле Турция становится более привлекательной, хотя исторически для стран Южного Кавказа, я имею в виду в первую очередь, конечно, Грузию и Армению, Турция для них, в общем-то, не очень привлекательный партнер.



Олег Кусов: Новый кавказский проект – это попытка Турции проводить свою политику в регионе, учитывая интересы России. Так считает директор института Кавказа Александр Искандарян.



Александр Искандарян: Это не цель, это не реальная цель, которую Турция или кто-либо еще хотят реально достигнуть. Понятно, что достичь этой цели, по крайней мере, в кратко- или среднесрочной политической перспективе невозможно. Платформа – это инструмент, это некоторые рамки, в рамках которых, если они будут созданы, можно попробовать что-то обсуждать. Это попытка создать формат, в котором, учитывая интересы России (а Турция пытается учитывать интересы России), Турция будет пытаться находить место своей политики на Южном Кавказе, учитывая противоречия Армении и Азербайджана, те проблемы, которые есть у Грузии. Сработает этот инструмент или нет – это вопрос второй. Но идея хорошая, потому что опыт показывает, что интересы южнокавказских государств нужно обсуждать, учитывая интересы и соседних региональных держав – России, Турции и Ирана. Ну, с Ираном пока не получается, но если хотя бы интересы России и Турции будут включены в южнокавказские обсуждения, это хорошо, а не плохо.



Олег Кусов: Об эффективности нового кавказского союза можно судить по его миротворческим возможностям. Способна ли «Кавказская платформа стабильности и сотрудничества» повлиять на разрешение межгосударственных конфликтов, например, между Арменией и Азербайджаном? Президент Фонда политических исследований государств Каспийского региона Вафа Гулузаде высказывает на этот счет большие сомнения.



Вафа Гулузаде: Инициатива Турции, она будет такой же, как и действия Минской группы. Могут быть какие-то переговоры, но никаких договоренностей не будет. Потому что на данный момент этот конфликт заморожен со стороны России, и Россия пользуется этим конфликтом для своих геостратегических интересов. Азербайджан и Армения зависят полностью от России в этом конфликте. Россия занимает официально позицию нейтрального члена, хотя она не нейтральный член, а она участник. Конфликт завязан ею, поддерживается ею, и Россия мешает, чтобы тот конфликт получил разрешение. Потому что Россия опасается, что если между Азербайджаном и Арменией установится мир, оба государства, взявшись за руки, пойдут в НАТО, поэтому Россия будет мешать. Но может наступить момент, что после экономического кризиса Россия сильно ослабнет, и она уже не будет думать о том, чтобы стать равноправной империей или же великой державой с Соединенными Штатами Америки.



Олег Кусов: Недавнее заявление президента Азербайджана Ильхама Алиева о том, что «Баку продолжит политику изоляции Армении, пока она не прекратит оккупацию азербайджанских земель», только возвращает к реальности участников дискуссии о новой кавказской платформе.


  • 16x9 Image

    Владимир Тольц

    На РС с 1983 года, с 1995 года редактировал и вел программы «Разница во времени» и «Документы прошлого». С 2014 - постоянный автор РС в Праге. 

XS
SM
MD
LG