Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Годовщина событий на Дубровке: интервью с заложницей Светланой Губаревой


Программу ведет Олег Винокуров. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Марьяна Торочешникова.



Олег Винокуров: 23 октября 2002 года около 40 террористов ворвались в зал музыкального центра на Дубровке и взяли в заложники 912 зрителей и участников мюзикла «Норд-Ост». Из них 130 погибли в результате операции по освобождению заложников, когда 26 октября 2002 спецназ штурмом взял здание. Пострадало более 700 человек.


Судебного следствия, во время которого стало бы понятно, как террористам удалось провезти в центр Москвы оружие и взрывчатку, не было. Власти до сих пор не назвали имена виновных в гибели людей во время освободительной операции, и никто из официальных лиц не был привлечен к ответственности.


Вот, как о событиях тех дней вспоминает Светлана Губарева. Полностью интервью с ней можно будет услышать в передаче Марьяны Торочешниковой «Человек имеет право» 25 октября.



Светлана Губарева: После антракта, в начале второго отделения, группа людей в масках зашла в зал и через какое-то время нас объявили заложниками. Сначала нам показалось, что это шутка, до тех пор, пока человек с автоматом не взобрался на сцену и не выстрелил. Реакция была у людей разная. У кого-то началась истерика, кто-то сохранял спокойствие. Сама мысль о том, что вот так прийти в театр и оказаться в заложниках в центре Москвы... меня до сих пор не оставляет: ну, как это могло случиться в принципе? Все эти два с половиной дня, 57 часов, настроение менялось в зависимости от того, что происходило в зале. Иногда казалось, что нам живыми оттуда не уйти никому, иногда устанавливалось такое спокойствие, иногда даже шутили террористы. Но это было страшно. Страшно было, когда террористы начинали угрожать расстрелами.



Марьяна Торочешникова: Как вы общались с внешним миром? Какие-то известия поступали к вам оттуда, с той стороны?



Светлана Губарева: Да, конечно. У террористов были с собой радиоприемники, и они постоянно слушали, что говорят средства массовой информации. Наверное, одним из ярких впечатлений было, когда (не знаю точно, на какой радиостанции) ведущий сказал: специально для заложников "Норд-Оста" песня ДДТ "Последняя осень". Его шутка оказалась пророческой: для 130 человек это была действительно последняя осень. Иногда были такие выступления по радио, которые злили террористов, и это тут же сказывалось на обстановке в зале, потому что начинались угрозы, выстрелы.



Марьяна Торочешникова: Вы помните, как начался штурм?



Светлана Губарева: Незадолго до этого Бараев сказал о том, что нас освободят, и уже, что называется, ветер свободы почувствовали, хотелось поскорее заснуть, чтобы проснуться утром и в восемь часов выйти на свободу. Но в шесть часов начался штурм.



Марьяна Торочешникова: Вам сказали, что вас освободят в восемь?



Светлана Губарева: Да, это была конкретная договоренность между Бараевым и работниками американского посольства. Было назначено освобождение на восемь утра.



Марьяна Торочешникова: Как вы узнали о том, что штурмуют здание?



Светлана Губарева: Я вообще ничего не слышала. Видимо, сон перешел в кому. Пришла в себя уже в реанимации.



Марьяна Торочешникова: А что стало с членами вашей...



Светлана Губарева: Они погибли. Сашу привезли в Первую Градскую, она оказалась на дне автобуса "пазика", в котором было 32 человека. Те, кто был сверху, выжили, те, кто был внизу, погибли. На Саше лежало сверху три взрослых человека. Моей дочери было 13 лет, она весила 35 килограммов .


XS
SM
MD
LG