Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Российские правозащитники и общественные деятели написали письмо в поддержку Михаила Ходорковского и его коллег


Программу ведет Михаил Саленков. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Мумин Шакиров.



Михаил Саленков: 25 октября исполнится ровно пять лет, как отряд спецназа провел операцию в аэропорту Новосибирска и арестовал бывшего главу ЮКОСа Михаила Ходорковского. В преддверии этого события российские правозащитники и общественные деятели написали письмо в поддержку бывшего предпринимателя и его коллег. Они требуют от властей пересмотра «дела ЮКОСа» и освобождения всех осужденных и подсудимых по этому делу. В настоящий момент Михаил Ходорковский по решению суда отбывает восьмилетнее заключение в Читинской области.



Мумин Шакиров: Письмо под названием "Карательная юстиция под стеклом" подписали такие известные правозащитники, как Лев Пономарев и Светлана Ганнушкина, ученые Юрий Рыжов и Алексей Яблоков, журналисты Лидия Графова и Виктор Шендерович и ряд других общественных деятелей России. Авторы заявления в очередной раз подвергли сомнению приговоры, вынесенные Мещанским районным судом Москвы в отношении Михаила Ходорковского и его бывших коллег-предпринимателей. Они требуют немедленного пересмотра этих судебных решений и освобождения всех осужденных и подсудимых по делу ЮКОСа. О том, как родилось это послание, приуроченное к годовщине ареста Михаила Ходорковского, рассказывает один из авторов текста, руководитель движения "За права человека" Лев Пономарев.



Лев Пономарев: Когда я думал о том, какой документ посвятить этому знаменательному событию, я понял, что главная особенность этого процесса - то, что нам удалось привлечь внимание ко всем стадиям действий российской юстиции. На всех этапах этого процесса, процесса Ходорковского, мы видели, что происходят нарушения прав человека, причем достаточно грубые нарушения. Я бы сказал, не самые грубые, потому что, слава богу, Михаила Борисовича не пытали, а у меня десятки писем о том, как пытает система исполнения наказаний, но кое-какие события можно рассматривать, как и пытки. Ну, физически не пытали. И российское общество получило, так как огромное внимание было к этому процессу, возможность внимательно ознакомиться, что такое российская юстиция, и могло узнать, что можно, например, человека не выпустить... не удовлетворить ходатайство об УДО, потому что он не освоил профессию швеи-мотористки. Ведь это же очень похоже на то, что Кафка писал. Именно эта параллель, что российская юстиция оказалась "за стеклом" в духе реалити-шоу, мне показалась наиболее подходящим сравнением в данном случае.



Мумин Шакиров: Какой эффект может иметь это очередное заявление в поддержку Ходорковского и его коллег?



Лев Пономарев: Мы начинаем кампанию сбора подписей за освобождение российских политзаключенных. Это как бы второй этап. Вот мы сейчас выпустили первое заявление. 25 числа будет собрание московской общественности, приуроченное к пятилетию, и мы там распространим другой документ и обращение к людям доброй воли за освобождение российских политзаключенных. То есть мы начнем кампанию сбора подписей за освобождение российских политзаключенных. Если вы помните, российские правозащитники в свое время написали письмо Медведеву с просьбой помиловать российских политзаключенных. Там был список из 14 человек. Он, конечно, достаточно условный, но мы считали, что эти люди получили наибольшие сроки, их судьба наиболее известна обществу, и поэтому мы думали, что начинать надо процесс с этого. Нам Медведев даже не ответил. Просто не ответил нам. Поэтому мы сейчас, изменив немножко это письмо, обращаемся уже к российскому обществу и будем собирать подписи за освобождение политзаключенных.



Мумин Шакиров: Это был лидер движения "За права человека" Лев Пономарев.


Другой подписант, советник Российской академии наук и ученый-эколог Алексей Яблоков убежден, что борьба за экологию и права человека неразрывно связаны между собой.



Алексей Яблоков: Очень часто мне задают вопрос: а что надо делать, чтобы исправить экологическую ситуацию в стране? Она очень страшная, неприятная, кругом загрязнения, вода, воздух, леса, водоемы и так далее. Когда мы разбираемся, когда начинаем... ага, не работают суды, ага, коррумпированная власть, ага, законы ослабли. Получается, что для того, чтобы решить вопросы экологические, страна должна вернуться на демократический путь развития, иначе ей не решить крупные экологические проблемы. Поэтому подобного рода заявления вроде бы далеки от экологии, но они близки к экологии, потому что экология требует демократизации страны. Это заявление напрямую направлено на демократизацию страны.



Мумин Шакиров: На что вы рассчитываете? Вот вы подставили подпись. На ваш взгляд, дело двинется с места как-то?



Алексей Яблоков: Нет, конечно, не двинется. Но, во-первых, должен быть потенциал протеста. И Кремль, и наши товарищи должны понимать: да, есть люди, которые все-таки выступают против современной политики власти. И Кремль должен знать: эти люди есть, они не сгибаются, они существуют, в конце концов, с ними придется считаться.



Мумин Шакиров: Для члена "Комитета защиты ученых", академика Юрия Рыжова письмо в защиту Михаила Ходорковского и его бывших коллег, сотрудников компании ЮКОС, это попытка напомнить властям, что есть люди, которым не все равно, в какой стране жить.



Юрий Рыжов: Ну просто нельзя опускать руки, хотя очень хочется, потому что все предыдущие попытки по этому делу и таким делам, к которым я больше причастен, это так называемые ученые-шпионы, они приводит к какому-то полному тупику. Тем не менее не хочется говорить: к черту, бросаю все.



Мумин Шакиров: На ваш взгляд, ситуация улучшается, ухудшается или остается без изменений?



Юрий Рыжов: Она, по-моему, дошла до дна, хотя, может быть, так опустится, что окажется, что снизу еще раз постучали.



Мумин Шакиров: Есть какие-то шансы, что Ходорковский и его коллеги все-таки окажутся на свободе или что-то изменится в их судьбе?



Юрий Рыжов: Что-то не верится, не верится мне.



Мумин Шакиров: Что необходимо сейчас сделать, чтобы повлиять на этот процесс?



Юрий Рыжов: Продолжать безнадежные попытки, которыми я сейчас и занимаюсь, и мои коллеги и друзья. То, что власть нам дозволяет пока... пока власть нам не закрыла вообще форточку в том и в другом - и в пикетах закрывается уже почти всегда, и может быть, в средствах массовой информации, которые еще имеют возможность что-то публиковать, может, надежда на интернет, который труднее контролировать. А все остальное может быть вообще в любой момент прикрыто.



Мумин Шакиров: Общество пассивно или все-таки людям не все равно, что происходит?



Юрий Рыжов: В подавляющем большинстве все общество абсолютно пассивно, полный застой.



Мумин Шакиров: А почему, на ваш взгляд, так происходит?



Юрий Рыжов: Черт его знает. Может быть, действительно это какая-то реакция на какие-то событийные времена, которые наступили в конце 1980-х и развивались довольно бурно до середины или даже до второй половины 1990-х. Это уже надо социопсихологов спрашивать.



Мумин Шакиров: В декабре 2006 года против Михаила Ходорковского и его бывшего партнера Платона Лебедева было возбуждено новое уголовное дело. Теперь их обвиняют в хищении почти всей добытой ЮКОСом нефти.


XS
SM
MD
LG