Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Пространство Тимура в Эрмитаже





Марина Тимашева: В Эрмитаже проходит выставка "Пространство Тимура: Петербург - Нью-Йорк. К 50-летию Тимура Новикова". Рассказывает Татьяна Вольтская.



Татьяна Вольтская: Кроме экспозиции в Главном штабе «Эрмитажа», есть еще выставка рисунков Тимура Новикова в «Эрмитаже», выставка в Музее городской скульптуры, памятная скамья в Некрополе Александра Невской Лавры. Анонсы выставок - восторженные. «Тимур Новиков - крупнейший художественный деятель российского искусства конца прошлого века. Его работы находятся в собраниях ведущих российских и зарубежных музеев, а с недавнего времени вызывают неизменный ажиотаж на крупнейших аукционах мира». Я-то запомнила его на омерзительном действе, называвшемся то ли «Петербургский декаданс», то ли еще как-то. Оно происходило, почему-то, в зоопарке, хотя я бы поместила его вообще в хлев за убогую непристойность содержания и формы того, что там было. Тем не менее, я пошла в Главный штаб и добросовестно посмотрела 25 «шедевров Тимура». Ими оказались три слабеньких, на мой взгляд, городских пейзажа, остальное – коллажи. На те, где сшиты два полотнища ткани так, что шов образует горизонт с крошечным корабликом или другой козявкой, еще можно как-то смотреть, но те, где в шелку или бархате тонет махонькая фотография - Амурчик, Психея, Государь Император - обшитые приторным бисером или блестками, это уже, как говорится, за гранью добра и зла. Тут уж и коврик с лебедями покажется честным шедевром. Давно я не выступала в некогда излюбленном жанре «а король-то голый!», а тут захотелось тряхнуть стариной. И начать со свиты, без которой короля не бывает. Так что, я пошла в Русский музей к заведующему Отделом современных течений Александру Боровскому.



Александр Боровский: Когда-то, в преддекабристские времена, было такое Училище колонновожатых высших офицеров императорской армии. Они должны были ориентироваться в пространстве и вести колонну. Тимур, на мой взгляд, колонновожатый, потому что у него был уникальный дар выстраивать какие-то комбинации, вести вот эту разношерстную, галдящую, иногда слишком веселую публику художников в правильном направлении. Это был его уникальный дар. Потому что художник он был исключительно талантливый, но рядом с ним были художники равноталантливые - Олег Котельников, Курьянов, Африка. Но он, конечно, обладал таким уникальным видением поля. Никогда он святым не был, он был очень веселым, хитрым, умным, талантливым, сатирически мыслящим человеком с большим пародийным началом. На Курехина в этом плане был похож. Художник, который был абсолютно постконцептуалистский в плане ментальности, человек с двойным, тройным, десятым дном, но в хорошем смысле. Как фокусник, вытаскивающий то голубя, то тряпку, то девушку, то мальчика. На самом деле, сейчас, когда он умер, видно, что это самая сильная фигура десятилетия питерской художественной культуры. Никаких у него не было академических образований.




Татьяна Вольтская: Интересно, что Александр Боровский, несмотря на все мои попытки услышать его мнение о конкретных работах великого художника, не смог ни одной назвать, даже из тех, что находятся в Русском музее. Все хвалы относились к организаторским и стратегическим талантам героя.



Александр Боровский: Я уже не помню что, но мы дали какие-то главные вещи в Русском музее. В этом плане он был еще и меценат крупнейший. А в «Эрмитаже» сам факт присутствия современного художника, спорного и провокативного, это, безусловно, выдающееся событие.



Татьяна Вольтская: Вы серьезно говорите или во что-то играете, когда утверждаете, что художник это большой меценат, если он дарит Русскому музею свои работы? Вот я тоже могу что-нибудь нарисовать и подарить Русскому музею. Я тоже буду меценат?




Александр Боровский: Тимур подарил не только свои работы а, вообще, работы других художников и подарки, которые ему давали.



Татьяна Вольтская: По счастью, мне попалась-таки внятная статья о Тимуре Новикове. Там, среди прочего, говорилось вот что: «Заведомая профанность всего мира по отношению к авангарду, позволяет не только объявлять искусством все, что угодно, но и все, что потребуется в данную минуту. А поскольку требуется известность, то искусством становятся сами способы достижения известности. И поскольку искусство не только то, что появляется в результате творческого акта, но и все, что находится на территории искусства, то можно изъять из искусства творческое начало, заменив его навыками саморекламы. Можно создавать не произведение, а нужную для карьеры реальность. Искусство несерьезно, но приносит реальные дивиденды, оно - как тот поддельный документ, по которому можно получить живые деньги и пройти в будущее. Ноль у Тимура - не скромная точка, а всепоглощающая пустота. В его «нолькультуре» этому соответствует отсутствие художественных целей, интереса к форме, стилю, отсутствие своеобразия, индивидуальности. Зато пустота позволяет все абсорбировать, присвоить или, как выражается Тимур – утилизировать. «Нолевики» пользуются всем, ничего не осваивая». Автор этих здравых слов - Любовь Гуревич, много и успешно пишущая об искусстве. Так почему, - спросила я ее, - Тимур так преуспел?



Любовь Гуревич: Потому что он вовремя сумел организовать себе мощную группу поддержки. Вероятно, у него был талант искусствоведа, талант организатора, авантюриста. Действительно, наверное, это был талантливый человек, но быть талантливым циркачом не значит, что человек талантливый певец. Таланты Тимура к пластическому искусству отношения особенного не имеют. Всегда есть какое-то окружение, которое тебя поддерживает, а если это окружение оказывается потом сотрудниками Отдела новейших течений Русского музея… Была такая ситуация, организовывался этот отдел, и им срочно нужно было доказать, что все это искусство у них существует. А Тимур поднес все это на тарелочке. Тимур им все объяснил. Понимаете, когда человек не переживает, он может иметь ответ на все вопросы. Если бы вышли на кого-то другого, то их просто могли со злобой и презрением оттолкнуть, но Тимур занялся их воспитанием, и они до сих пор уверены, что это единственная яркая звезда.




Татьяна Вольтская: Вот теперь - в крупных музеях. Цена этого будет повышаться. Вы не боитесь, что нас с вами когда-нибудь убьют, как, например, взломщиков банка, потому что искусствовед, который пытается сказать, что король голый и что эти «произведения» современного искусства на самом деле ничего не стоят, он же обесценивает деньги.



Любовь Гуревич: Они не обратят внимание на то, что мы говорим. Я десять лет назад написала статью о нем, ее без конца читают и говорят мне все знакомые, что они со мной абсолютно согласны. А те, которые задействованы в этой афере, просто делают вид, что этого нет. Говорить правду это, конечно, дорогое удовольствие. Беда в том, что Тимур опустошил сцену искусства, он в интервью сказал, что его задача - «опустить» авангард. Но не только авангард, он «опускал» и серьезное искусство. Если сегодня самый известный художник не умеет рисовать, то фактически искусство действительно «опущено». Все это уйдет, когда появится новая генерация художников, для которых Тимур не будет авторитетом.



Татьяна Вольтская: Но эта генерация должна появиться не просто, а со своей группой поддержки.



Любовь Гуревич: Да, без группы поддержки ничего нет.



Татьяна Вольтская: Вы проводили параллели в своих статьях о заигрывании с искусством Третьего Рейха.



Любовь Гуревич: Тимур написал о том, что политически Гитлер наделал ошибок, но эстетически он был прав. Что-то такое было еще, потому что выставку Тимура в Германии не разрешили. По-моему, она была с архитектурой Третьего Рейха связана. Дело не в том, что у Тимура были нацистские взгляды, нет. Я думаю, что просто он хотел использовать все, и поскольку фашизм, простите, моден, а для Тимура мода это большая ценность, то он постарался завербовать его на всякий случай. Это было такое воспевание молодости, красоты, нагого тела мужского. Но даже если это просто провокации, шутки, мне кажется, это непозволительные провокации.



Татьяна Вольтская: И мне было бы смешно, когда бы не было так грустно.




Марина Тимашева: Я благодарю Татьяну Вольтскую за то, что услышала голоса единомышленников. Смелые, между прочим, люди. Выступить против «актуального искусства» не всякий решится.



XS
SM
MD
LG