Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Каринна Москаленко: "Защите отказывается в том, в чем не откажут никому"


Программу ведет Марина Дубовик. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Мумин Шакиров.



Марина Дубовик: Сегодня исполняется пять лет со дня ареста главы ЮКОСа Михаила Ходорковского. Российские правозащитники, политические деятели требуют пересмотра позорного дела и освобождения всех фигурантов. Собрание общественности в связи с датой состоялось в Музее и Общественном центре имени Андрея Сахарова в Москве. Я приветствую в студии моего коллега Мумина Шакирова.


Мумин, вам слово, что происходило в музее, кто там был, что говорилось?



Мумин Шакиров: В Музее Сахарова присутствовали около 100 человек – это правозащитники, ученые, общественные деятели. Вот эта акция, приуроченная к пятой годовщине ареста Михаила Ходорковского, имеет продолжение. То есть если пару дней назад прошла первая акция правозащитников, ученых и общественных деятелей, связанная с публикацией письма под названием «Карательная юстиция под стеклом», о чем мы рассказывали в эфире Радио Свобода, тогда документ подписали правозащитники Лев Пономарев, Светлана Ганнушкина, ученые Юрий Рыжов, Алексей Яблоков. Авторы заявления в очередной раз подвергли сомнению приговоры, вынесенные судом в отношении Михаил Ходорковского и его бывших коллег.


И вот еще одна акция, второе заявление, которое как раз сегодня обсуждалось в Музее Сахарова. Речь идет уже не столько о фигурантах дела ЮКОСа, но вообще о политзаключенных. Документ этот на двух страницах вышел под названием «Свободу российским политзаключенным». О ком идет речь? Здесь несколько фамилий: ученый Игорь Сутягин, ученый Валентин Данилов, академик Игорь Решетин, страховой агент, студентка третьего курса Лингвистического университета города Пятигорска, уроженка Чечни Зара Муртазалиева, уроженец села Шали Шалинского района Чечни Заурбек Талхигов… В общем, список здесь большой. На самом деле, их гораздо больше, но вот правозащитники решили пока обнародовать эти вот фамилии.


Естественно, в Музее Сахарова говорили, почему власть не реагирует на протесты правозащитников и общественных деятелей, почему власть делает вид, что в стране все хорошо. Вот на этот вопрос попытался ответить представитель Общественного комитета защиты ученых Эрнст Черный.



Эрнст Черный: По самым важным поводам, вот давайте скажем последний повод – это было 7 октября, День памяти Политковской, - пришло-то народу 500 человек, максимум 500 человек. И вот до тех пор, пока мы будем выходить на улицы по 100, 200, 500 – они будут смотреть в окно на Лубянской площади на эту небольшую, негустую толпу и смеяться, показывать пальцем и говорить: «И вот эти люди хотят, чтобы мы от чего-то отказались? Это смешно». Если бы на улицу вышло 100 тысяч, так как это было в конце 80-х годов – в начале 90-х годов, я уверен, что на второй день ситуация в стране изменилась бы. Никто бы не посмел вообще заниматься такими делами, как фабрикация уголовных дел, посадка известных людей, которые создавали очень многое, то есть делали первые шаги в развитии рыночной экономики.



Мумин Шакиров: Конечно же, отдельно говорили и о деле ЮКОСа. Самым ярким было выступление одного из адвокатов Михаила Ходорковского, Каринны Москаленко, которая очень часто ездит в Читу, где в настоящее время отбывает восьмилетний срок Михаил Ходорковский. Но вот в феврале 2007 года против Михаила Ходорковского и его партнера Платона Лебедева было возбуждено новое уголовное дело по обвинению в хищении добытой ЮКОСом нефти. «Уголовное дело завели, - говорит Каринна Москаленко, - но суда пока нет». И вот эту патовую ситуацию, как ее назвала Каринна Москаленко, она и пытается расшифровать.



Каринна Москаленко: Представьте себе, при спешке, которую они учинили в феврале 2007 года, сегодня мы живем в октябре 2008-го – и почему мы еще не в суде? Что мы там приобщаем, что мы там усовершенствуем в формулировках? Говорят: предъявлено третье обвинение. Ну, мы думали, точно – убийство с особой жестокостью еще предъявят. Нет, пришли с тем же самым обвинением, модифицировали, но, как очень грамотно анализирует Ходорковский, глупости не устранили. Эти глупости, они непреодолимы даже для послушной машины, которая эти обвинения создает и потом эти обвинения якобы подтверждает в суде. Они непереступаемы. И вот мы сидим. А обвинительная власть в патовом положении. Прокурор должен подписать обвинительное заключение, передать дело в суд, а он не может. По мере этого защите отказывается во всем, в том, в чем не откажут никому. Уж зачем отказывать Ходорковскому, чье дело, понятное дело, будет предметом рассмотрения Европейского суда… Вот заявляются ходатайства, в которых нельзя отказаться. Скажем, если это экономическое дело, то я имею право сравнить все данные: данные баланса, данные базы данных – все данные сверить с экспертизой. Я говорю: «Дайте мне их!» Мне говорят: «Нет, не дадим». Сидишь в тюрьме - и сиди в тюрьме. «Дайте мне их, чтобы я мог спорить с обвинением», - и так говорит Ходорковский. Обвинительных доказательств нет, тома, сотни томов, они их не содержат. А оправдательных доказательств нет, потому что их не пущает следствие. И вот в этой патовой ситуации мы все находимся. До неприличия!



Мумин Шакиров: Это была адвокат Михаила Ходорковского Каринна Москаленко.


XS
SM
MD
LG