Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Кто организовал поножовщину в Ижевске – фашисты или антифашисты? Ради чего бросать пить? Взгляд из Ладейного поля. Как помочь жителям общежития в городе Гукове? Благовещенская учительница Елизавета Бобровникова и в 91 год продолжает преподавать математику. Саранск: Неизвестно что лучше – ремонтировать дом или оставить все, как есть. Вятка: Суда защитил право животных на жизнь. Ульяновск: Кто виноват в том, что инвалиды вынуждены вечно сидеть дома? Калужская область: Градостроительный произвол по-балабановски. Самара: То, что ты пацифист надо еще доказать. Деревня Скоморохова Гора: Куда деваться от волков


В эфире Ижевск, Надежда Гладыш:



Фотография с траурной лентой, 27 свечей в пластиковых стаканчиках и красные гвоздики ― так в начале этой недели ижевские антифашисты отдали дань памяти и уважения своему единомышленнику, москвичу Федору Филатову, убитому 10 октября этого года. Среди полутора десятка собравшихся в сквере у Вечного Огня в Ижевске двое ребят лично знали погибшего, это Василий и Егор.


Как ты с ним был знаком?



Василий : В Москве был на концерте. Потом вместе сидели, общались.



Надежда Гладыш : Он музыкант?



Василий : Нет, но он много сделал для развития сцены. Потеря для России. Очень хороший человек.



Егор : В этом году, этим летом в августе ехали в автобусе из Москвы. Он был активистом, антирасистом.



Надежда Гладыш : В этот ненастный вечер с моросящим дождем никто из блюстителей порядка не нарушил выражение скорби молодых людей. Хотя каждый из присутствовавших хорошо знаком с методами, которые применяют в отношении них ижевская милиция и УБОП.


Ижевских антифашистов не объединяет какая-либо формальная структура. Это просто круг личных знакомств и совместное времяпрепровождение. Я попыталась выяснить, что же их объединяет? Мне отвечают Ольга и Дмитрий:



Ольга : Борьба с фашизмом.



Надежда Гладыш : А фашизм где?



Дмитрий : Фашизм в умах людей, населения. Они смотрят средства массовой информации, где ведется пропаганда – во всем виноваты приезжие. На самом деле, это затуманивают глаза. Политики пытаются с помощью средств массовой информации затуманить глаза населению.



Ольга : Хотят, чтобы люди как бы закрывают глаза, и дают какого-то определенного врага людям.



Надежда Гладыш : А что вы можете?



Ольга : Можем хотя бы объединиться.



Дмитрий : Разрушать эти предрассудки.



Ольга : Да, разрушать эти стереотипы, которые у нас сейчас навязываются.



Дмитрий : Якобы приезжие… На их вине все преступления, что они якобы отбивают у нас рабочие места.



Надежда Гладыш : Мои собеседники единодушно отмечали, что они сами и их друзья и знакомые испытали на себе прессинг со стороны не только местных неонацистов, но и сотрудников милиции и Управления по борьбе с оргпреступностью. А последний по времени (но далеко не первый!) факт нападения неонацистов на «Антифа» произошел всего месяц назад. Об этом рассказывает Александр Мезенов, молодой электрик с «Ижстали», сам едва отбившийся от сфальсифицированных против него УБОПом трех уголовных дел.



Александр Мезенов : Группа неонацистов в количестве восьми человек, по описаниям похожие на тех, которые писали заявление на меня, писали заявление на других, напали на парней. Их было всего три человека. Одному нанесено восемь ножевых ранений в живот! И второму, и третьему.



Надежда Гладыш : Трое ранены?



Александр Мезенов : Да. Третьему посчастливилось. Нож попал в пряжку. Нож в бок ушел.



Надежда Гладыш : Сам Мезенов, уже получив на руки официальный отказ прокуратуры возбудить против него уголовные дела, в сентябре почти сутки провел в камере при нулевой температуре. А ночью дежурные сотрудники решили развлечься.



Александр Мезенов : Примерно в 3 часа ночи сотрудники милиции начали распылять слезоточивый газ по камерам. Кто сидел в соседней камере, попросился в туалет, они начали по всем камерам брызгать.



Надежда Гладыш : После долгого ожидания у здания Министерства внутренних дел Удмуртии журналисты получили официальный комментарий руководителя пресс-службы МВД Ларисы Морковиной. Вот эта позиция в отношении попыток фальсификации уголовных дел.



Лариса Морковина : В ходе оперативно-розыскных мероприятий была установлена причастность лиц к этим преступлениям. Ими оказались представители неформальной молодежной группировки. По фактам доставления по следственным действиям указанными представителями были поданы жалобы в прокуратуру. В возбуждении уголовных дел в отношении сотрудников милиции было отказано. Их действия были признаны законными. С целью избежать уголовной ответственности, представители неформальной молодежной группировки предпринимают различные действия для того, чтобы дискредитировать сотрудников органов внутренних дел.



Надежда Гладыш : А вот что уполномочена была сообщить Лариса Морковина относительно резни, случившейся 23 сентября.



Лариса Морковина : Группа людей из молодежной неформальной группировки «Антифа» праздновали день рождения одного из своих членов. Двое молодых людей, которые проходили мимо, как-то заинтересовали людей из группировки «Антифа». Завязалась драка, в ходе которой были получены колотые ножевые ранения в область живота. Пострадали именно представители «Антифа».



Надежда Гладыш : Кто-то задержан?



Лариса Морковина : На данный момент нет. Группа лиц, которая была задержана, была отпущена.



Надежда Гладыш : Что характерно, официальный представитель министерства точно знает, что дела возбуждались на антифашистов и в поножовщине пострадали тоже «Антифа». А вот кто давал лживые показания на них и в чьих руках находился нож, эти лица не имеют никакой принадлежности - ни идейной, ни организационной. Хотя, по словам пострадавших, это одна и та же группа лиц. Комментарий к текущему моменту во взаимоотношениях ижевской молодежи, разделяющей антифашистские взгляды и милицией, мне дал Олег Серебренников, неформальный лидер ижевских «Антифа», сам себя относящий к анархо-синдикалистам.



Олег Серебренников : Очередная волна репрессий против антифашистской молодежи со стороны сотрудников милиции, со стороны УБОПа Удмуртии. Множество людей за последние несколько месяцев были задержаны и избиты. По трем-четырем человекам происходит фальсификация уголовных дел. Дела возбуждаются по различным надуманным мотивам. И такие случаи повсеместно. Людей забирают, избивают. Свидетелям, которые проходят по делу, звонят, угрожают. Мы никакие не хулиганы, не бандиты, не террористы. Мы пытаемся объяснить обществу, что есть серьезная проблема нацизма. Мы пытаемся бороться в меру своих сил.



Надежда Гладыш : И еще он сказал, что гибель Федора Филатова ― это серьезная утрата для Российского движения антифашистов, но борьба будет продолжена.



В эфире Ленинградская область, Татьяна Вольтская:



По данным главного санитарного врача России Григория Онищенко, 76 процентов россиян регулярно выпивают. 2 процента населения страны являются тяжелыми алкоголиками. Ленинградская область не исключение из общего правила, хотя, по словам главного нарколога области Евгения Крупицкого, в последние годы ситуация несколько улучшилась.



Евгений Крупицкий : Мы можем говорить об учтенной или неучтенной заболеваемости алкоголизмом. В целом это действительно зависит от обращаемости. А вот алкогольные психозы от обращаемости не зависят. Если он случился, его визит в психбольницу или в наркологический диспансер. Так вот, если мы посмотрим краткосрочную перспективу обратную за последние пять лет, то по сравнению с 2003 годом у нас снизилась заболеваемость алкогольными психозами на 28 процентов. Это очень позитивные показатели. Это в каком-то смысле подтверждается данными общей заболеваемости, которая тоже снизилась примерно на 30 процентов. 27 процентов состоящих на учете больных, по данным районных наркологов, находится в ремиссии.



Татьяна Вольтская : Однако наблюдения людей, которые сталкиваются, например, с продажей алкоголя, расходятся с этими оптимистичными цифрами. Пьют не меньше, просто центр тяжести переместился с водки на пиво. К тому же стало труднее бороться с продажей некачественных алкогольных напитков. Говорит главный специалист, эксперт защиты прав потребителей Роспотребнадзора по Ленинградской области Галина Николаева.



Галина Николаева : Есть у нас проблемы с тем, что сейчас запрещено индивидуальным предпринимателям торговать алкогольной продукцией. Попадаются такие факты, что, естественно, нет лицензии, нет документов. Это, в основном, конечно, летнее время. Сами мы не имеем права рассматривать, можем только наказать за отсутствие лицензии. Передаем дела в суд. В Выборге были, в Ломоносовском районе. Факты такие были.



Татьяна Вольтская : А вот молодым продают много спиртного, несовершеннолетним?



Галина Николаева : Да, и табачные изделия продают, и алкоголь. Джинн-тоники они как бы… Алкоголь считается от 1,5 процента. Это уже считается алкогольной продукцией. Пиво не относится к алкогольной продукции. Конечно, я считаю, что очень опасны эти слабоалкогольные напитки. Потому что всегда закрытая баночка, непонятно что. Сейчас ограничили количество проверок больше чем в два раза у нас. Наше правительство так меняет 134 закон. Скоро мы вообще с разрешения только прокуратуры будем ходить. Для выявления нарушения плохо, что у нас отняли контрольную закупку, а суд не принимает. Если нет факта реализации, нет факта продажи, а хранили они для себя, случайно завалялась. Когда я работала в Госторгинспекции, конечно, у нас в первую очередь была контрольная закупка. Доказательная база была – продали. Факт свершился. И уже суды рассматривали без всяких… Легализация идет, торговля, чтобы им свободы было больше, не зажимали.



Татьяна Вольтская : Свобода для одних оборачивается горем для других. В этом уверены представители общества анонимных алкоголиков, которые стараются помочь своим собратьям по несчастью в Ленинградской области и организовать там филиалы, кабинеты своего общества. Говорит анонимный алкоголик Александр.



Александр : Один из аспектов выздоровления – это когда я обрел трезвость рассказать об этом другому. Если я это не буду делать, я не смогу сохранить трезвость. Поэтому мы ходим в больницы. Несколько лет назад мы уже поставили себе такую задачу, чтобы попытаться в области открыть группы анонимных алкоголиков, потому что там пьют, по крайней мере, не меньше чем в городе, а, в общем, как опыт показывает даже больше, а групп нет. Люди не могут найти помощь. Люди не поедут в город. Это слишком дорого сейчас. Им нужны группы на местах. К нам обращались люди – помогите, мы слышали о вашем сообществе. Что нам делать? Поэтому мы начали целенаправленную работу для открытия групп в области. Существует сейчас группа в Сосновом Бору, два года существует, и то же самое в городе Кингиссеп сейчас пока слабенькая, небольшая группа, но, тем не менее, мы помогаем им развиваться.



Татьяна Вольтская : А уж человеческих примеров по всей Ленобласти хоть отбавляй.



Александр : Человек, который дошел до бомжа, его приютили в приюте Святой матери Терезы. Он, проживая в этом приюте, стал ходить в группу анонимных алкоголиков. Обрел трезвость. Вот мы были в Ладейном Поле, а он сам из Ладейного Поля. Он был счастлив, что он сейчас… В свое время был бомжом, а сейчас он трезвый, он пришел в костюме. Он сиял весь. Это надо было видеть! Это действительно счастье для человека, что он обрел новую жизнь.



Татьяна Вольтская : А вот в деревне, когда вы приезжаете, вы встречаете понимание? Или люди, в общем, в большинстве случаев не хотят?



Татьяна Вольтская : У любого алкоголика много страхов. Они мотивируют очень часто, что я не пойду в группу, об этом будет все знать. Тем не менее, опыт показывает, что даже в маленьких городах создаются группы. Люди выбирают между тем, чтобы пить и умирать и тем, чтобы обрести (пусть об этом знают) все-таки трезвую и нормальную жизнь.



Татьяна Вольтская : Проблема пьянства в Ленобласти выглядит гораздо жестче, чем в Петербурге, считает член Общества анонимных алкоголиков Жанна.



Жанна : Это тотально, потому что действительно заболевание генетическое. Были мы в Ладейном Поле у судебных приставов, с мужчиной разговаривали. Он говорит, вы знаете, безнадега, выхода нет. Ничего не остается, как пить. И за помощью никто не обратиться, потому что для их это норма жизни. Они не знают ничего, кроме этого. Безнадежность в социальном плане, безусловно. Необразованность психологическая, нравственная, и сознание у людей такое. «Все пьют». «А зачем?» «А если я буду трезвый, то куда я с этой трезвостью-то? Дальше-то что?» А дальше как раз вступают эти механизмы общества.



Татьяна Вольтская : Пьянство в области не победить пока сельское хозяйство в упадке, считает Жанна, пока люди не знают, для чего им вести трезвый образ жизни, пока у них нет работы, организованного отдыха и четких перспектив на будущее.



В эфире Ростовская область, Григорий Бакунин:



В преддверие предстоящей зимы в городе Гуково неожиданно на многие градусы повысилась социальная напряжённость. Бывшие и нынешние шахтёры и члены их семей возмущены значительным повышением тарифов на жильё. Дело в том, что после банкротства местной шахты их общежитие по улице Герцена перешло в собственность муниципалитета. Вследствие чего цены на жилье взлетели на невиданную доселе высоту и увеличились в пять раз. К тому же, совсем уж непонятно, на каком основании в счетах на оплату жилья появились и суммы за несуществующие услуги.


Люди разослали письма с просьбой разобраться в ситуации, и помочь по многим адресам – от мэрии Гуково до Генеральной прокуратуры. Как говорят жильцы общежития:



Жительница : Мы устали уже писать. Куда мы только не обращались. Мы уже не знаем, что нам делать дальше…



Григорий Бакунин : Те, кто десятки лет проработал на шахте, сегодня боятся и вовсе оказаться на улице. После распада объединения «Гуковуголь» общежитие передали в собственность города. Тогда же и начались проблемы, но, как оказалось, то были лишь «цветочки».


В очередной раз, увидев свою квитанцию об оплате, Лариса Пивоварова не смогла удержаться, и ахнула. Она получает на шахте зарплату около 10 тысяч рублей в месяц, на эти более чем скромные доходы содержит двоих малолетних сыновей, а теперь помимо коммунальных услуг её вынуждают платить ежемесячно и за какое-то там обслуживание.



Лариса Пивоварова : А вот это – 1860 – это обслуживание, якобы обслуживание, то есть якобы стирка, уборка.



Григорий Бакунин : Но как говорят люди, это всё – несуществующие услуги. К примеру, за содержание жилого помещения плату берут каждый месяц, но невооруженным же глазом видно, что ремонта здесь не было уже много лет.


По словам жильцов:



Жительница : Нам стали поднимать цены – выше, выше, 2430 стало, они передают вот это общежитие городу. И нам мэр города Шубин, который вот это всё вывешивает, ну эти расценки – 2900, ну, три тысячи…



Григорий Бакунин : О сложившейся ситуации в общежитии по улице Герцена в городской администрации знают, и называют этот социальный объект убыточным. Мол, средств на покрытие расходов у местных властей нет, поэтому людям и приходится платить больше. Причём для этого находится и весьма веское законодательное объяснение. В данном случае размер оплаты за жильё не повысили, а лишь применили тарифы, предусмотренные для города.


Вот так – в строгом соответствии с действующей буквой закона – разъясняют ситуацию гуковские власти. Когда-то за всё и за всех платила шахта, но теперь её нет, и платить некому. Мол, чиновники людей понимают и сочувствуют, но вот изменить ничего не могут. Как говорит, например, заведующий отделом жилищно-коммунального хозяйства администрации Гуково Фаидин Каибов:



Фаидин Каибов : Я понимаю жителей, которые платили там пятьсот рублей в месяц, а сейчас им приходится платить две с половиной тысячи рублей, и причём, по приборам учёта. Да, я их понимаю как людей, но, к сожалению, закон есть закон. Даже если он строг…



Григорий Бакунин : Хотя и в этой ситуации, как говориться, возможны варианты. Например, сократить сумму оплаты могут те, кому положены социальные субсидии. И ещё один вариант предлагают в местной администрации – можно отказаться от тех самых «прочих» (в кавычках) услуг, оставив только плату за услуги вахтёра и уборку коридоров. Но жители Гуково собираются идти совсем другим путём – они намерены защищать свои права в зале суда.



В эфире Благовещенск, Антон Лузгин:



Жизненный путь в 91 год не помеха для преподавания в школе. Учитель математики Елизавета Бобровникова, проработав 70 лет, не собирается на заслуженный отдых. Как говорит сама Елизавета Александровна, именно работа способствует долголетию.



Елизавета Бобровникова : Я не беру большой нагрузки. Моя нагрузка небольшая, иногда приходится замещать, но привычка много значит. Бывает так, что и по шесть уроков в день даю. Ничего. Работаю. Потому что иначе-то как жить? Сидеть и ничего не делать? В больницу я не хожу, не лечусь. По поликлиникам тоже не хожу. Сидеть дома… Я живу в семье, где три взрослые женщины. Они все делают. Сидеть читать без конца, смотреть телевизор – то же самое не будешь постоянно, все время. А сидеть с бабушками на скамейке беседовать… Я не привыкла к этому. Поэтому единственное, я считаю, что математика – это царица всех наук, а для меня – это жизнь. Я ее с детства любила, и сейчас люблю. Я в этом никакой трудности не ощущаю. Могу в любой класс пойти без всякой подготовки.



Антон Лузгин : Руководство школы и речи не ведет, чтобы отправить на отдых ветерана педагогического труда. Напротив 90-летний учитель для них хорошая помощь. Если кто заболеет из преподавательского состава, Елизавета Александровна всегда без проблем подменит. За 70 лет преподавания математики весь школьный курс помниться наизусть. Авторитет такого учителя среди учеников неоспорим. Тем более что первые ученики Елизаветы Бобровниковой уже давно на пенсии и коротают время на лавочках у своих домов.



Елизавета Бобровникова : Я часто иду домой с работы, допустим, сидят бабушки. И главное-то – сидят мои ученики бывшие, первых выпусков. Елизавета Александровна, поговорите с нами. Мне даже неудобно. Вы, может быть, меня понять не можете, но мне неудобно. Они начинают мне говорить о своих болячках, о своих болезнях, а я даже не знаю, как их поддержать. Поэтому я обычно не могу сидеть там, обсуждать – кто прошел, да какой, да сякой. Не в моем это тоне. Так что, и гулять с собачкой или просто. Пошли, прогулялись до Амура. Но тоже бесцельно идти я тоже не могу. Я выйду из дома раньше, за час, пройдусь, приду, отвела урок, поговорила, пообщалась. Мне часто дочь говорит: «У тебя один урок, а ты так поздно пришла». А я один провела, да два прообщалась, проболтала.



Антон Лузгин : Большинство пожилых людей вспоминают с теплотой советские времена. Елизавета Бобровникова считает, что ностальгия здесь не причем.



Елизавета Бобровникова : Почему раньше не было такой среди учеников преступности? Эти организации, пусть пионерские были организации, комсомольские, пускай по-другому как-то называются, но все равно нужны какие-то организации. Нужно детей в школе держать, как-то в коллективе держать. Вот я раньше с ребятами всегда, начиная с 8 класса, водила на экскурсии. Я их возила в Ленинград, в Москву несколько раз, возила в Киев, возила в Волгоград. Где мы только с ними небыли. Потому что профсоюз нам оплачивал. Ребята видели. А посмотрите сейчас! Ребята часто приходят навстречу и говорят, Елизавета Александровна, если бы вы нас когда-то не свозили в Москву, мы бы и сейчас ее не видели, не представляли бы, что такое Москва.


Родители очень изменились. Если раньше родители как-то относились, занимались больше воспитанием детей… На родительских собраниях была 100-процентная явка. Или, допустим, младшие, пятые классы, когда мы их берем (самообслуживание же было) убрать или что. Родители придут и знают, что их ребенок дежурит. Придут, помогут ему, как-то интересовались. А сейчас на родительское собрание от силы 5-10 человек придут. Это много даже.



Антон Лузгин : Десятый десяток лет для Елизаветы Бобровниковой создает определенные трудности – недавно при проверке документов на таможне долго выясняли, нет ли опечатки в паспорте учителя, который со своими учениками на каникулах отправляется в Харбин. С годами сама по себе приходит популярность. Служащие гостиницы в Китае бросив дела приходили знакомиться. Хоть в Поднебесной и своих долгожителей хватает, но чтобы работающих, да еще на таком поприще это надо поискать.



В эфире Саранск, Игорь Телин:



Ровно год назад состоялось общее собрание жильцов дома, в котором я живу. Созвано оно было по предложению городской администрации. Пришедшие на встречу с нами сотрудники мэрии обозначили его задачу так - создание Товарищества собственников жилья. По их словам, только при условии того, что у нас будет создано ТСЖ, будет проведен капитальный ремонт дома. Слова городских чиновников соседей моих не убедили. Жильцы заявили, что создадут ТСЖ только после того, как этот капитальный ремонт будет сделан. С тем и разошлись, не убедив друг друга.


Интерес саранских властей в создании Товариществ собственников жилья связан с тем обстоятельством, что столица Мордовии вошла в число городов, которым оказывается помощь по линии Фонда содействия реформированию ЖКХ. Из этого фонда поступают значительные средства на проведение капитального ремонта жилья. Одно условие – создание ТСЖ. Финансирование ремонта ведется на средства федерального и местного бюджетов, а также пять процентов стоимости ремонта оплачивать должны сами жильцы. Не создав товарищества в своем доме, капитального ремонта мы так и не увидели. Впрочем, не увидели его также и жители нескольких домов столицы Мордовии, кто вняли уговорам городских властей и создали ТСЖ.


Вообще, в этом году ремонтная кампания в Саранске начиналась красиво. Мэр Владимир Сушков едва ли не каждый день по трем местным каналам телевидения и в печатных СМИ рассказывал о том, какие значительные средства получила городская казна из федерального бюджета, о том, что уже определены дома, где будет проведен капитальный ремонт, о том, как городская администрация строго отнеслась к отбору тех организаций, которые будут проводить ремонтные работы, о том, что жильцы должны сами следить за качеством выполнения этих работ. Ну и так далее.


В Саранске уже есть дома, где ремонт вроде бы и завершен, но у их жильцов много претензий по качеству. Но не это главное - большое количество домов, где работы по ремонту только-только начались. И как их проводить в условиях холодов, да еще в спешке, а в итоге какое будет качество – можно только предполагать. Больше не повезло жильцам тех домов, где до наступления осени не успели перекрыть кровлю на крышах, верхние этажи заливает дождями, а скоро уже и снег выпасть может.


60-квартирный дом на улице Энгельса в Саранске, расположен он в юго-западной части города. Капитальный ремонт подразумевал здесь целый комплекс работ, это – и замена кровли, и заделка межпанельных швов, и полная смена систем водопровода и отопления. Появились здесь рабочие накануне осени, в самом конце августа месяца. На вопрос председателя домового комитета Татьяны Пронькиной – а успеете ли все сделать до наступления холодов? - руководивший ими инженер ответил – конечно, можете не беспокоиться. Рабочие завезли новые радиаторы отопления, покидали их в квартирах, срезали старые, а также все стояки. Затем строители неожиданно пропали.



Жительница : Полтора месяца мы ждали, когда будут производиться работы. Работы стали производиться только три дня тому назад. Полтора месяца ни одного человека не было.



Игорь Телин : В этом доме накануне осени была полностью ликвидирована отопительная система. Подчеркну – полностью! Между тем, в Саранске вот уже три недели как начался отопительный сезон. Однако тепла в этом шестидесятиквартирном доме на улице Есенина так и нет. Жильцы мерзнут, включают обогревательные электроприборы, спят одетыми. Температура в квартире Веры Уфаевой в дневное время около 13 градусов, ночью, если не включать обогреватели, около восьми.



Вера Уфаева : Сами подумайте, не отапливается, стены бетонные. Холодно в квартире. Спим все одетые.



Игорь Телин : Каждый вечер местные жители собираются на лавочке около второго подъезда. Проводят своеобразное домовое собрание, жалуются друг другу на холод, обсуждают работу строителей-ремонтников, соглашаются друг с другом, что работа их далека от совершенства и пройдет еще несколько недель, прежде чем в их квартирах будет тепло, а верхние этажи перестанет заливать – крышу-то так до конца и не починили.



Жительница : Хочу, чтобы поскорее это сделали нам, чтобы мы хоть погрелись-то. Замерзаем же мы! Как же так?! Это ведь не дело. Что же, они все разкурежили, и все оставили.



Житель : Я такого бардака не видели нигде. 30 лет работал на стройке, такого не было.



Игорь Телин : Комментировать при включенном микрофоне ситуацию с ремонтом этого дома в городской администрации не стали. Лишь знакомый чиновник подтвердил, что факт, подобный описанному на улице Есенина, не единичный и пояснил, что все-таки был просчет при выборе подрядных организаций. Многие из них нахватали заказов, не имея возможности – в первую очередь людских ресурсов – для того, чтобы выполнить их в срок. Так что в итоге, неясно, кто выиграл – жильцы домов, не создавшие ТСЖ, и лишенные права на капитальный ремонт, или те, кто создал товарищества, но встречает холода без системы отопления и с неуложенной кровлей на крышах.



В эфире поселок Верхошижемья Кировской области, Екатерина Лушникова:



Три тысячи за материальный ущерб и пятнадцать – за моральный. К такому штрафу районный суд поселка Верхошижемья приговорил пенсионера Геннадия Махнева за убийство собаки – домашнего спаниеля Жули. Рассказывает хозяйка животного Вера Коновалова.



Вера Коновалова : Жуля, спаниелька. Я ее подобрала, она уже года два с половиной прожила к тому времени. Конечно, в квартире жила. Я с ними в парке гуляла. Вывела, около дома привязала. Минут через 20 я пошла уже с ними гулять. Вышла, а этой собачки нет. На поводке увели от дома.



Екатерина Лушникова : Свою собаку Вера обнаружила в доме соседа – Геннадия Махнева.



Вера Коновалова : Но, в общем, он давно уже не работает. Пьет. А я уже собаку-то увидела на кухне. Она как бы не шевелилась. Я думала, она мертвая, раз она не шевелится. Я побежала к соседям, в милицию позвонила, чтобы они приехали.



Екатерина Лушникова : Однако милиция по вызову не приехала. А районная прокуратура, куда Коновалова обратилась с жалобой, не нашла в действиях пенсионера Махнева состава преступления.



Вера Коновалова : Вы знаете, даже такие отписочки приходят, что был пьян, ничего не помнит, не было хулиганских, корыстных мотивов, не было малолетних детей рядом. Вообще, не помнит, что он делал с собачкой. Последний ответ мне пришел из милиции, что никакой ценности собака не представляет. Она беспородная стоимостью не более 60-70 рублей. И по этой статье ничего нет.



Екатерина Лушникова : Не добившись возбуждения уголовного дела, Вера Коновалова обратилась в суд с гражданским иском о возмещении морального и материального вреда. Рассказывает защитник Татьяна Бажина.



Татьяна Бажина : В ходе судебного заседания Махнев Геннадий свою вину признал, хотя до этого он вину не признавал. Но в суде факт жестокого обращения с животным он подтвердил. Первоначально оценил моральный вред, который он может выплатить – 10 тысяч рублей, а в ходе переговоров объявил, что готов выплатить Коноваловой 18 тысяч рублей в течение месяца с тем, чтобы гражданское судопроизводство и судебное преследование в отношении него было прекращено. Поскольку моя доверитель Вера Сергеевна согласилась с условиями, то после переговоров суд утвердил судебным решением мировое соглашение, определив ему выплатить в течение месяца 18 тысяч рублей в компенсацию морального и материального вреда истице.



Екатерина Лушникова : Это почти единственный случай в Кировской области, когда за жестокое обращение с животными виновный понес административное наказание. Обычно такие деяния остаются совершенно безнаказанными. Статья 245 Уголовного кодекса Российской Федерации, предусматривающая уголовную ответственность за такого рода преступления, применяется крайне редко, проще сказать, вообще почти никогда. Журналист Елена Овчинникова помнит только три таких случая.



Елена Овчинникова : Совершенно недавно передано было дело в суд за жестокое обращение с животными. Отец на глазах у собственной дочери, 13-летней девочки, отрубил голову ее щенку, которого, причем, он сам подарил. Причем, без видимых причин. Чудовищная история. То, что сейчас будет… Вынесен приговор. А, с другой стороны, статья наша предусматривает только штраф, а он и так алкоголик. Кто будет платить? Его жена, у которой на руках сын-инвалид? У нас не отработана система наказания людей за жестокое обращение с животными. Понимаете. У нас человеческая-то жизнь слишком дешевая, для того чтобы следственные органы бегали и убивались из-за какой-то растерзанной кошки или собаки. Сами понимаете, что когда в обществе тяжко живет людям, животным, наверное, живется не лучше.



В эфире Ульяновск, Сергей Гогин:



Ульяновец Александр Симаков около 20 лет передвигается в инвалидном кресле. Летом он использует любую возможность, чтобы выбраться из дома, поехать куда-нибудь на своей старенькой «Оке». Зимой же Александр, по его выражению, прикован к своей квартире до следующей весны. Для инвалидов доступ к полноценной социальной жизни в Ульяновске крайне ограничен.



Александр Симаков : Это беда не города, это беда системы. Если вспомнить поздние времена – у нас не было инвалидов, даже коляски не выпускались. Самодельные были. Никуда не выедешь, никуда не заедешь.



Сергей Гогин: Действительно, советское государство заботилось о красоте своего идеологического фасада, но, по сути, отказывалось признавать, что в благополучном социалистическом обществе есть тяжелые инвалиды. Городская среда была рассчитана на людей здоровых. Жилье строилось без учета потребностей инвалидов, городская квартира для многих из них продолжает оставаться местом заточения.


Сегодня Федеральный закон «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации» требует, чтобы города планировались и застраивались так, чтобы инвалиды всюду имели доступ, приспособленным для них должен быть и общественный транспорт. Опираясь на этот закон, ульяновская прокуратура периодически, иногда через суд, принуждает владельцев зданий строить пандусы.



Алексей Батанов : Где их нет, вы нам подскажите, мы будем реагировать. Где мы выявили, мы отреагировали, там установлено.



Сергей Гогин: Говорит прокурор Ленинского района Ульяновска Алексей Батанов.


Адвокат Эдуард Федоськин представляет интересы предпринимателя, которого суд обязал сделать въезд на крыльцо перед входом в торговый центр. Адвокат обвиняет прокуратуру и суд в формализме.



Эдуард Федоськин : Я судье сказал: «А вы проверили, что изначально есть возможность поставить пандус». Они говорят – нет. Я говорю: «А почему вы тогда телегу впереди лошади ставите?» Это идет выполнение плана прокуратуры по возбуждению вот таких дел. Скажите, уважаемый прокурор, а у вас в Ленинской прокуратуре, в областной прокуратуре есть пандусы? Нет. Областной суд, районный суд - есть пандусы? Нет. Соцстрах, пенсионный фонд – есть пандусы? Нет. Так вы начните с себя сначала.



Сергей Гогин: В Ульяновске почти 70 тысяч инвалидов, из них около 10 тысяч пользуются коляской. Для них по-прежнему недоступны отделения связи, включая главпочтамт, отделения банков, библиотеки, и даже – адвокат Федоськин прав - главное социальное учреждение – Пенсионный фонд. В течение трех лет в Ульяновске действует целевая программа социальной интеграции и реабилитации инвалидов. Благодаря программе появились пандусы в поликлиниках, комитетах соцзащиты, муниципальных административных зданиях. Некоторым инвалидам за счет городского бюджета сделали перепланировку квартир, в подъездах смонтировали пандусы и перила. Но из-за скромного финансирования удалось помочь единицам.


Выход в город для инвалида если и не подвиг, то уж точно – преодоление полосы препятствий. Татьяна Шлягина передвигается в коляске. Она замечает, что иногда пандусы делают для проформы, ими нельзя воспользоваться.



Татьяна Шлягина : Например, в аптеке «Имплозия» на Гончарова – там просто совершенно смешной пандус сделали. Моя коляска просто по колее туда не входит. Два рельсика таких закрепляют глупых… Коляски же разной ширины бывают. Такие пандусы вообще не надо делать, они только для вида.



Сергей Гогин: Лично я не припомню, когда в последний раз видел в городе инвалида-колясочника. Председатель городского общества инвалидов Елена Латипова говорит, что многие из ее подопечных смирились со своим заточением в стенах квартир. Но есть и исключения.



Елена Латипова : Был такой случай с Вероникой Рожковой. Она у нас сидит в коляске с детства, скажем. Она получила юридическое образование. У них рядом построили супермаркет. Пандус в этот супермаркет был сделан, но когда она заехала в коляске, ее охранник остановил и говорит – у нас тут витрина стеклянная, вы сейчас на коляске можете сейчас задеть и расколоть. Вероника просто подала в суд и отсудила свое право на посещение супермаркета. Охранник, конечно, был снят.



Сергей Гогин: Дважды в год городская дума организует встречи инвалидов в кафе, чтобы дать им пообщаться. Если же нужно куда-то выехать экстренно, то возникает проблема. В областном комитете соцзащиты есть только один специальный автобус, да и у того сломан подъемник.


Председатель Ульяновской городской думы Василий Гвоздев однажды лично попытался въехать на инвалидной коляске по крутому пандусу и убедился, что даже от здорового человека это требует больших усилий. Активный сторонник программы интеграции инвалидов в городскую среду, он сетует, что до сих пор не удается заставить мэрию сделать пандус около собственного здания. Гвоздев опровергает слух о том, что в будущем году программа будет закрыта.



Василий Гвоздев : Город Ульяновск два года этим вообще не занимался. Второе, город Ульяновск и власть этим могут и не заниматься, потому что по 131 закону это полномочия субъекта. Но, несмотря на это, мы в суде будем судиться, но мы меры социальной поддержки и деньги из своего крохотного бюджета будем выделять. Нужно сделать так, чтобы не стыдно было в глаза-то людям смотреть.



Сергей Гогин: Начальник городского управления архитектуры и градостроительства Наталья Клейменова заверила меня, что все новые жилые дома и торгово-офисные здания сегодня проектируются и сдаются с пандусами, иначе они не будут приняты комиссией.



В эфире Калужская область, Алексей Собачкин:



Неслыханный случай произошел в небольшом городке Балабанове. Тамошние власти выделили земельный участок под строительство аптеки прямо на проезжей части улицы Первого Мая. Улица Первого Мая – одна из центральных. На ней администрация, больница, ЗАГС, Дом культуры, библиотека, а еще жилые дома – пятиэтажки. А как же ездить? Да, никак. Здесь будет пешеходная зона, решили местные власти – балабановский Арбат, по которому будет гулять публика, обтекая аптеку со всех сторон. Что и говорить – бойкое бы получилось место.


Эту аптеку собралась построить местная фирма КИТ, а ее учредитель - депутат Балабановской думы Виталий Реуков. И такое радение бизнесу коллеги со стороны местной власти выглядит, мягко говоря, странным. Балабановские депутаты проявили удивительное рвение. Даже не удосужились провести общественные слушания по вопросу превращения улицы Первого Мая в пешеходную зону, хотя обязаны были сделать это по закону. Мнением народа поинтересоваться забыли, а народ выступил против. Бывший главный архитектор города Балабанова Светлана Дронова, оставившая свой пост из-за несогласия с политикой местных властей, поддержала протестующих.



Светлана Дронова : Что такое пешеходная зона? Это территория, где люди могут отдыхать, гулять. Когда происходят ночные такие гуляния, это, как правило, молодежь гуляет особенно летом до 3-4 часов ночи. У нас есть уже сквер, где молодежь проводит ночное свое время. Люди постоянно жалуются из-за того, что там постоянно шум, невозможно спать. Конечно, жители улицы Первого Мая, видя эту обстановку, не хотят видеть под своими окнами такое же безобразие.



Алексей Собачкин : Никто из жителей не захотел, чтобы их улица превратилась в пивной проспект. Но дело не только в этом. Создание пешеходной зоны сократило бы количество транспортных подъездов к жилым и общественным зданиям, а это нарушение пожарных, санитарных и градостроительных норм. Людям за защитой своего права на спокойную жизнь пришлось обратиться в суд. Тяжело же было судиться с властью. Районный суд пять раз отклонял иск. Трижды люди писали на это возражение в вышестоящую инстанцию. В конце концов иск был принят. Районный суд рассмотрел дело и решил, что власть права. Но люди не сдались. Была написана кассационная жалоба. И областной суд велел рассмотреть дело снова. Комментирует Светлана Дронова.



Светлана Дронова : Процесс был очень тяжелый. Печально то, что органы власти своевременно не прислушались к нашим доводам, и на наши протесты не отреагировали сразу, не изучили ситуацию, не направили дело специалистам для того, чтобы они дали оценку по нарушениям этих законов по предоставлению данного земельного участка.



Алексей Собачкин : Два месяца шел процесс. Позиция властей основывалась на том, что Генерального плана города нет. А раз так, то и перекрыть улицу аптекой не возбраняется. Но Генеральный план Балабанова на самом деле есть. Он был принят еще в 1974 году. Истцам удалось обнаружить его в архиве, после чего суд признал правоту народа.



Анна Балабина : Это чрезвычайно важная победа всего города.



Алексей Собачкин : Так оценила решение суда жительница улицы Первого Мая Анна Балабина. Суд отменил решение властей по многим основаниям, в том числе и потому, что не было общественных слушаний. Когда власть принимала эти решения, до местных выборов было еще далеко, а сейчас они близко. Выборы в Балабановскую думу состоятся в марте следующего года. Значит про народ скоро вспомнят.



В эфире Самара, Сергей Хазов:



Альтернативная гражданская служба не пользуется популярностью среди самарских юношей. Это подтвердил и стартовавший Первого октября осенний призыв в армию. Из 3700 самарских призывников, которые этой осенью пойдут в армию, только четверо приняли решение проходить альтернативную службу. По словам военного комиссара Самарской области Александра Даньшина, низкий интерес к альтернативной службе в армии вполне объясним. По Закону «О воинской обязанности и военной службе» право на «альтернативу» имеют юноши, не желающие брать в руки оружие по религиозным или иным убеждениям. Свои убеждения надо доказать призывной комиссии или суду. «Зачастую рассмотрение заявлений на право проходить альтернативную службу занимает целый год», - рассказал военком Самарской области Александр Даньшин.



Александр Даньшин : Он должен подтвердить, что он действительно такой пацифист. Мы часто рассматриваем, что он говорит: «Я не могу держать в руках оружие», а на самом деле у него охотничий билет, он ходит на охоту, стреляет уток, считая это в порядке вещей, а боевое оружие он вроде бы как держать не может.



Сергей Хазов: То, что интерес призывников к альтернативной военной службе уменьшается, отметили и участники прошедшего в начале октября в Самаре семинара-совещания «Организация и контроль прохождения альтернативной гражданской службы в России». Главной задачей семинара-совещания, в котором участвовали представители Приволжско-Уральского военного округа, служб по труду и занятости, общественных организаций из регионов, входящих в Приволжский федеральный округ, был вопрос по повышению престижности альтернативной военной службы. «Сегодня в России более девяти тысяч рабочих мест для «альтернативщиков»», - рассказал заместитель руководителя федеральной службы занятости Александр Вовченко.



Александр Вовченко : Очень много опасений было, что сейчас массового, просто валом все пойдут вместо армии на альтернативную гражданскую службу. Однако этого не произошло.



Сергей Хазов: Краснодарец Михаил Яковлев – один из четырех молодых людей, которые сегодня проходят в Самаре альтернативную военную службу. Сейчас Михаил Яковлев работает санитаром в госпитале ветеранов войны. Живет юноша здесь же, потому что работа для него – альтернатива службе в армии. Михаил Яковлев рассказал, что отказался от военной службы с оружием в руках, потому что является пацифистом.



Михаил Яковлев : Сказал, что я христианин, и по религиозным убеждениям, наученный по Библии.



Сергей Хазов: Самарские правозащитники провели 1 октября у здания военного комиссариата Самарской области пикет против обязательного призыва в армию и за альтернативную военную службу. «Армия должна быть профессиональной, а призывники, не желающие служить с оружием в руках должны иметь право на альтернативную гражданскую службу», - рассказал участник акции протеста Валерий Петров.



Валерий Петров : Альтернативная служба, конечно же, должна быть, но я считаю, что в первую очередь должна быть контрактная служба, потому что защищать родину – это должно быть профессией. Человек должен сознательно идти. Я сам служил в армии. Я знаю, что такое армия была в советское время, знаю, что такое армия сейчас. И один обученный, профессиональный военный с легкостью замочит десяток, если не пять десятков этих бедных солдатиков, которые ходят сейчас. У них там такая тоненькая шейка торчит из формы. Он родину защитить просто физически не сможет.



Сергей Хазов: В современной России немало молодых людей, которые сегодня отказываются идти в армию, не желая брать в руки оружие. «Служба в армии должна быть исключительно на контрактной основе»,- рассказал самарский студент Дмитрий Иванов.



Дмитрий Иванов : В первую очередь это признак демократического государства. Для этого должно пройти еще, я думаю, как минимум несколько лет, мне кажется. Сразу так все не сделается. Права призывников не соблюдаются. Во-первых, потому что в России существует такая вещь как коррупция.



Сергей Хазов: Самарские правозащитники намерены создать в губернии «Школу призывника», чтобы помогать консультациями молодым людям, желающим пройти альтернативную гражданскую службу. Интерес к инициативе правозащитников уже проявили представители пацифистских движений Самарской области.



В эфире Псков, Анна Липина:



Раиса Ряшина : Боюсь. Я раньше в лес ходила, а теперь, страсть боюсь их.



Анна Липина : Речь идет о волках. Раиса Ряшина живет в псковской деревеньке Скороморохова Гора. Деревня почти полностью окружена глухими лесами. Детские страшилки о том, что к непослушному малышу "придет серенький волчок и ухватит за бочок" стали реальностью для взрослых. В Псковской области возросла численность волка. По данным зимнего маршрутного учета, зарегистрировано 236 особей.


Волк - это очень сильный и хитрый хищник, вред которого для охотничьего хозяйства и домашних животных возрастает год от года, говорят специалисты.



Виталий Акульский : Они хотели кинуться на собаку или вперед, сделать шаг вперед, волки, а затем шаг назад. Потому что я кричу - значит они при крике видимо отходили, а когда не кричу - они хотели кинуться.



Анна Липина : Говорит Виталий Акульский. После того, как волки утащили несколько овец из стада на пастбище на окраине деревни, люди стали стадо охранять.



Виталий Акульский : Волки были очень крупные, такие как овцы, а может даже и больше.



Анна Липина : Такие хищники без опаски выходят из леса к человеческому жилью. Для них добыча - не только овцы, козы и куры, но и собаки. Охотятся волки не в одиночку. Свою добычу окружают с нескольких сторон.



Нина Ряшина : Ночью, в час ночи мы слышали прямо перед окном. Они обежали вокруг домика нашего навстречу, и моего Бонечку зажали вот здесь в яблоньках с двух сторон.



Анна Липина : Нина Ряшина вспоминает, как голодные волки растерзали ее собаку. Выйти из дома, чтобы отпугнуть серых хищников ночью муж не решился. Впрочем, и днем местное население, несмотря на хороший урожай клюквы, в лес идти боится. А по вечерам даже из дома стараются не выходить. Как правило, по осени у волков подрастает потомство, и взрослые особи выводят молодняк на охоту.



Жительница : И собак съели и овец, долго ли добраться до меня? Не долго!



Анна Липина : В связи с ростом численности волка в Псковском регионе приступили к мероприятиям по регулированию их численности. Государственный комитет области по лицензированию и природопользованию снял лимиты на отстрел волка.



Юрий Захаров : Я думаю, страшного ничего нет. Человек тысячу лет живет в соседстве с волком. Охотники будут заниматься этим вопросом.



Анна Липина : Говорит Юрий Захаров - охотник со стажем. В этом году региональные власти для охотников, добывших хищников, предусмотрели денежные компенсации. Из областного бюджета выделено 300 тысяч рублей. В зимний сезон на хищников будут охотиться специальные бригады. За голову каждого добытого волка охотники получат по 3 тысячи рублей.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG