Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Далай-лама потерял надежду на достижение соглашения с Пекином


Программу ведет Александр Гостев. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Данила Гальперович.



Александр Гостев: Духовный лидер буддистов Далай-лама заявил, что он потерял надежду на достижение соглашения с Пекином по предоставлению Тибету большей автономии под управлением Китая. Появились предположения о том, что Далай-лама уходит в окончательную отставку, если можно так выразиться, как политическая фигура, оказывавшая влияние на характер борьбы тибетцев за восстановление своего государства. Ситуацию в интервью Даниле Гальперовичу прокомментировала профессор факультета социологии Петербургского университета, специалист-тибетолог Елена Островская.



Данила Гальперович: Итак, духовный лидер Тибета Далай-лама заявил, что отказывается от попыток добиться большей автономии Тибета от Китая. Это свое заявление Далай-лама сделал в городе Джарамсала на севере Индии, где, собственно, сидит правительство Тибета в изгнании. Дословно он сказал: "Я сдаюсь". Как мы можем понимать это заявление? Что Далай-лама уходит из политической жизни? Что он перестает быть лидером правительства Тибета в изгнании? Или это означает полный уход Далай-ламы, то есть сложение им с себя и роли духовного лидера буддистов тоже?



Елена Островская: У этого заявления есть ближайший контекст и удаленный контекст. Ближайший контекст этого заявления - это грядущая очередная серия переговоров между тибетским правительством в изгнании и центральной китайской администрацией по проблеме статуса Тибета. Соответственно, как мне представляется, в формате ближайшей перспективы, конечно, подобное заявление - это есть форма оказания давления на китайское правительство относительно исхода этих переговоров. Давление это состоит в том, что... Что, по сути, заявляется? Что "я не вижу дальнейшей перспективы у этих переговоров", поскольку они не идут по намеченному с той стороны тибетского правительства в изгнании русла. А русло там не о независимости Тибета, а об ограниченной автономии. То есть со стороны китайского правительства не было отмечено каких-то серьезных шагов в направлении этой договоренности. И заявляется, что, поскольку таких шагов Далай-лама не усматривает, то, возможно, новой кандидатурой на переговоры будет Тибетский конгресс молодежи.


Тибетский конгресс молодежи - это ассоциированная с правительством в изгнании группа, ассоциация, она аттестуется, по крайней мере, в китайских СМИ, в китайских экспертных оценках, как организация террористическая. Мы сейчас не будем обсуждать, является ли она такой. В этом мне видится, конечно, форма давления. Это ближайшая перспектива.


Следующая за тем дальняя перспектива - это ноябрь, потому что в том же заявлении Далай-лама объявил о том, что, поскольку он слагает с себя... Он не уходит в отставку, он слагает с себя борьбу за мирное разрешение вопроса. Соответственно, заявляется, что в ноябре будет в Дармсале проведен съезд представителей разрозненных тибетских анклавов относительно дальнейших судеб Тибета. То есть Далай-лама заявляет о том, что пусть теперь тибетский народ решает, как вести дальнейшие переговоры с китайской администрацией.


Уход в отставку, на мой взгляд, это не вопрос о том, уйдет ли Далай-лама в отставку, поскольку есть такой просто факт, что с 2001 года Далай-лама не является в полном смысле политическим главой тибетского правительства в изгнании. С 2001 года главой фактически является премьер-министр, который выбирается сроком на 5 лет. Далай-лама является символическим лидером тибетской диаспоры. Соответственно, заявление об уходе в отставку - это заявление о том, что некто другой, возможно, теперь будет представлять интересы тибетской диаспоры или народа.



Данила Гальперович: Если Далай-лама устраняется, как он сказал, "он утратил надежду на достижение соглашения с Пекином по предоставлению Тибету большей автономии", то как могут развиваться события? Вы говорите о том, что это попытка давления. Но, если представить себе, что Далай-лама реализует то, о чем он объявил, уходит, устраняется полностью, как одна из составляющих политического процесса, что будет?



Елена Островская: Далее, если это действительно произойдет, во что я, признаться, не вполне верю... Далай-лама - это гарант мирных переговоров по тибетской проблеме. Гарант мирной дискуссии и дискуссии в политическом формате, то есть переговоры тибетского правительства в изгнании с китайским правительством, и гарант того, что и по миру буддийские организации и неправительственные, гражданские организации, борющиеся за независимость Тибета, будут оставаться в этом мирном контексте. Соответственно, если такой суровый шаг совершается, то дальше дискуссия по тибетской проблеме, в нее с необходимостью окажутся включенными те страны и правительства тех стран, на территории которых осели тибетские беженцы. То есть это, соответственно, Южная Азия, это Индия, самый крупный анклав, это Непал, это страны западные, условно говоря, соответственно, это Швейцария - крупный анклав, это Германия, Англия, США. Выходит угроза, что переговоры будут вестись усилиями Тибетского конгресса молодежи. Это организация, основная цель функционирования которой - это борьба за независимость Тибета до последней капли крови, если посмотреть на меморандум этой организации.



XS
SM
MD
LG