Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Досрочные выборы в Израиле


Программу ведет Кирилл Кобрин.



Кирилл Кобрин: Президент Израиля Шимон Перес в своем выступлении в Кнессете заявил о провале попыток сформировать коалиционное правительство. В воскресенье временный глава кабинета, лидер центристской партии "Кадима" Ципи Ливни проинформировала президента о неудаче этих переговоров о новом кабинете. Напомню, Ливни возглавила "Кадиму" в сентябре, когда премьер-министр Эхуд Ольмерт объявил об уходе в отставку.


Сознательно ли Ципи Ливни пошла на риск голосования, которое можно и проиграть, или это шаг отчаяния? Такой вопрос я задал московскому востоковеду, профессору Института востоковедения Российской Академии наук Ирине Звягельской.



Ирина Звягельская: Мне кажется, что в этом есть, наверное, решение и то, и другое. С одной стороны, конечно, Ципи Ливни предпочла бы, я думаю, если бы ей в отведенное время удалось все-таки сколотить коалицию и уже начать проводить тот политический курс, который она, собственно, планировала и который планировало руководство партии "Кадима". Но, с другой стороны, в Израиле, в принципе, редкий Кнессет доживает все своё время, свои четыре года. В Израиле стало очень "популярным" проведение досрочных выборов, и объясняется оно разными соображениями. Считается, что досрочные выборы могут дать определенное преимущество партии, которая фактически их инициирует. Вот "Кадима", она же не смогла сделать коалицию, считается, что не исключено, что в ходе досрочных выборов, это достаточно драматично, она может несколько увеличить свое представительство. Плюс к этому может создаться ситуация, при которой более четко определятся будущие партнеры коалиционные.


Но проблемы, на мой взгляд, в любом случае заключаются в том, что попытка сейчас привлечь религиозников к той программе, которую сформулировала "Кадима", она малоперспективна. Малоперспективна, потому что все-таки, не говоря уже о том, что те требуют больше денег на различные социальные нужды, это понятно, но одновременно они с крайней настороженностью относятся к перспективе ухода Израиля с Западного берега, которое неизбежно, если будет все-таки заключено соглашение с Абу Мазином.



Кирилл Кобрин: Давайте пробежимся, что называется, по политическому спектру слева направо или справа налево и посмотрим, какие у них перспективы на этих выборах.



Ирина Звягельская: Сейчас сказать это достаточно сложно. Но в любом случае многие обозреватели полагают, что у "Ликуда" есть хорошие перспективы; что "Ликуд" в данном случае будет главным соперником "Кадимы"; что отсутствие, в общем, реальных результатов, несмотря на то, что провозглашается далеко идущая стратегия, несмотря на то, что ведутся достаточно долго переговоры с палестинцами, несмотря на то, что появился второй трэк, это сирийский, несмотря на все это, реальных пока результатов нет. Судя по всему, "Ликуд" это может использовать в свою пользу, как это, собственно, всегда делают правые. Не говоря уже о том, что и социальные аспекты, экономические аспекты, они тоже, в общем, всегда используются в предвыборной борьбе. Нельзя сказать, что Израиль сейчас уже прямо благоденствует во всех сферах. Что касается левой партии, социалистическая партия "Авода", то она последнее время вообще теряла голоса.


Само создание "Кадимы" свидетельствовало и об ослаблении правых, и об ослаблении более левого спектра. Потому что "Кадима" позиционировала себя как центристская партия. Но трудно сказать, что будет сейчас, на этих выборах. Все-таки во главе "Аводы" стоит достаточно известный человек, стоит Барах. Я не думаю, что "Авода" в принципе окажется сильно слабее самой "Кадимы". Но очевидно, что у руководства "Кадимы" есть свои соображения на этот счет, они надеются за счет такого драматического шага расширить собственный электорат.



Кирилл Кобрин: Вот такая политическая неопределенность, является ли она следствием раскола, глубокого, быть может, раскола в израильском обществе или следствием того, что просто политические интересы различных слоев израильского общества как бы не сформулированы?



Ирина Звягельская: Неопределенность этой ситуации просто отражает и общую неопределенность, касающуюся перспектив урегулирования конфликта, прежде всего. Я сейчас намеренно абстрагируюсь от социальных вопросов, от экономических вопросов, которые всегда играют колоссальную роль. Но мне кажется, что главная неопределенность связана с неопределенностью будущего. Ибо, с одной стороны, все еще речь идет о двух государствах, израильском и палестинском. Это вызывает тоже массу возражений в самом Израиле, поскольку, очевидно, что это предусматривает уход с территорий. И все больше и больше звучат голоса в палестинской среде о том, что никаких двух государств не нужно, а нужно единое демократическое государство, один человек - один голос. Совершенно очевидно, что такое развитие событий, оно бы в корне изменило эту конфессиональную структуру Израиля и, в общем, с точки зрения самих израильтян, подорвало бы его особый еврейский характер.


Сейчас так трудно сказать, кто пойдет за кого голосовать, что произойдет, изменится ли кардинально расклад сил на этих выборах. Обычно легче было предсказывать, чем сейчас.


XS
SM
MD
LG