Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Мировой финансовый кризис стал катализатором политических процессов


Программу ведет Евгения Назарец.



Евгения Назарец: Мировой финансовый и экономический кризис в странах, где он проявился наиболее сильно, стал катализатором и политических процессов. Европейские лидеры и кандидаты в президенты США доказывают свою состоятельность, предлагая решение для преодоления кризиса. Свои рецепты по поводу того, как вылечить экономику, дает российская либеральная оппозиция. Союз "Либеральная хартия", руководителем которой является экономист, бывший советник Владимира Путина Андрей Илларионов, выпустил заявление. В документе выражено принципиальное несогласие с мерами, принимаемыми в последние дни российскими властями.


Даст ли финансовый кризис шанс российской оппозиции проявить себя? Говорит лидер СПС Леонид Гозман.



Леонид Гозман: Кризис всегда открывает возможности для всех политических сил - и для демократической оппозиции, и для левых, и для фашистов. Для всех. Вопрос, кто как использует. Если кризис будет углубляться, что, в общем, весьма вероятно, в течение какого-то времени... Мы очень рассчитываем на то, что благодаря политике недобитых либералов в нашем правительстве кризис в России будет не очень глубоким, но, тем не менее, он будет достаточно серьезным. Так вот, если кризис будет углубляться, то, разумеется, на правительство и внутри правительства будет усиливаться давление левых и давление националистов. Мы видим уже сейчас, что раздаются призывы к изоляции России от мира, который нам якобы приносит все эти неприятности. Одновременно в этот период возрастает ответственность тех, кто не боится озвучивать рыночные правые идеи. Мировой опыт показывает, что выход из кризиса будет относительно быстрым только в том случае, если правительство нашей страны и консолидировано с ним правительства ведущих держав мира будут придерживаться не популистской, а серьезной рыночной, достаточно жесткой политики. Такая политика предельно не популярна в период кризиса, и нужно обладать определенной смелостью, чтобы ее озвучивать.


К сожалению, сегодня в нашей стране людей, готовых озвучивать правые идеи, практически нет ни в истеблишменте, ни даже в такой несистемной демократической оппозиции. Там тоже, в общем, все себя уже называют левыми. Я тут пару дней назад слышал, что Максим Резник сказал, что "Яблоко" - это левая партия. В этом смысле у правых появляются и дополнительная ответственность, и дополнительные возможности, если хватит духу эту ответственность нести.


Кризис выгоден только революционерам. Вот эта идея "чем хуже - тем лучше", это только для большевиков и их разнообразных последователей. Кризис - это страшно. Кризис - это плохо. Мы, например Союз правых сил, будем делать все от нас зависящее для того, чтобы кризис смягчать, а не усиливать ради каких-то сиюминутных политических целей.



Евгения Назарец: Насколько серьезны и продолжительны могут быть социальные последствия нынешних экономических проблем в России? Уже сегодня поступает информация о массовых увольнениях и росте безработицы в связи с кризисом. На эту тему в интервью программе "Свобода в девять" заместитель председателя Федерации независимых профсоюзов России Олег Нетеребский.



Олег Нетеребский: Я был бы осторожнее со словом "массовые". Массовых сокращений пока нет. Есть другая проблема. Поскольку у нас многие отрасли экономики экспортно ориентированы, есть сокращение объемов производства, которые в свою очередь приводят к тому, что людей начинают переводить на режим "неполная занятость" либо "неполная рабочая неделя", "либо неполный рабочий день". А это, как последствие имеет потерю в заработке. Вот это проблема, которая сегодня стоит, поскольку массовое сокращение, в этом не заинтересован работодатель в первую очередь. Поскольку, потеряв рабочие кадры и сократив, потом он их не найдет на рынке.


Вообще могу сказать, что по Трудовому кодексу определенная, как мы ее называем, подушка безопасности для работника, она существует. То есть необходимо человека предупредить за два месяца до сокращения. Далее, после сокращения, работодатель обязан два месяца выплачивать ему заработную плату и в случае нетрудоустройства еще третий месяц. Для северных территорий такая процедура еще более длительная. Поэтому определенная подушка безопасности есть.



Евгения Назарец: Где гарантия, что она сработает? Многие предприятия, если не многие, то некоторые, могут оказаться в положении банкротов и не иметь финансовых средств для того, чтобы эта подушка сработала.



Олег Нетеребский: Первая опасность по этой подушке - это то, что, есть ли на предприятии профсоюзная организация. Поскольку там, где нет профсоюзных организаций, работников либо принуждают, либо убеждают к тому, чтобы писали заявление о переводе на неполную занятость, либо по собственному желанию. У нас особенно в малом бизнесе, в финансовом секторе организации, где есть профсоюзные организации, мало. И вот там люди со всем этим букетом неприятностей сталкиваются. А там, где есть профсоюзы, там за этим следят.



Евгения Назарец: Возможны ли акции протеста, организованные профсоюзами, на фоне экономического кризиса?



Олег Нетеребский: Ничего исключать нельзя, но у нас сейчас подход какой. Когда пошли процессы, о которых вы говорите, когда предлагают работникам потуже затянуть пояса, первое требование, которое мы выдвигаем, чтобы бизнес показал нам все экономические меры, экономические возможности предприятия. И бизнес пока прячется за законы о коммерческой тайне и данные эти не дает. Мы будем предлагать, чтобы всю экономику на стол переговоров. Если такой подход будет со стороны бизнеса, будем находить компромисс. Если нет, то возможны те действия, о которых вы сказали.


XS
SM
MD
LG