Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сегодня в Америке. Через неделю Америка станет другой страной, обещает Барак Обама. Однополые браки - фактор в предвыборной борьбе. Выдержат ли газеты очередное падение читательского интереса



Юрий Жигалкин: Через неделю Америка станет другой страной, обещает Барак Обама. Однополые браки - фактор в предвыборной борьбе. Выдержат ли газеты очередное падение читательского интереса. Таковы некоторые из тем рубрики "Сегодня в Америке", у микрофона в Нью-Йорке - Юрий Жигалкин.


Экономический кризис стал основной темой предвыборного противостояния Барака Обамы и Джона Маккейна в последнюю неделю президентской кампании. Рассказывает Ян Рунов.



Ян Рунов: "Через неделю Америка станет другой", - заявил кандидат в президенты сенатор-демократ Барак Обама, выступая перед избирателями в штате Огайо. Сенатор-республиканец Джон Маккейн, тоже выступая в Огайо, обещал, в случае избрания, быстро принять меры для восстановления доверия к фондовому рынку, для создания рабочих мест, для сохранения домов тем, кто оказался на грани их потери из-за долгов.


Штат Огайо выбран обоими кандидатами для своих заключительных программных выступлений не случайно. Со времён Джона Кеннеди ни один демократ не мог победить на президентских выборах без победы в Огайо. И ни один республиканец не попадал в Белый дом, не победив в этом штате.


Тема экономического кризиса и поиска выхода из него доминирует в борьбе кандидатов, потому что она больше всего волнует избирателей.


И Обама, и Маккейн обещают восстановить экономику. Насколько правительство в силах выполнить такое обещание? Научный сотрудник вашингтонского исследовательского Института экономики налогообложения Майкл Скайлер ответил.



Майкл Скайлер: Вопрос не столько в том, что президент обладает или не обладает достаточной властью над экономикой, сколько в том, может ли он побудить граждан работать больше, чтобы зарабатывать больше, больше откладывать на будущее и инвестировать больше и разумнее. Инструмент для стимулирования в этом направлении у обеих ветвей власти - законодательной и исполнительной - имеется, это его налоговая политика. Но вера в то, что президент силой указов в состоянии вывести страну из экономического кризиса, не имеет оснований. Даже наоборот, когда политические лидеры получают слишком большую власть, они своими действиями часто наносят экономике ещё больший вред. Например, мыльный пузырь в секторе недвижимости возник у нас по вине правительства, которое заставляло банки предоставлять ипотечные займы людям, независимо от их кредитоспособности.


Я полагаю, что будет здоровее, если после преодоления нынешнего кризиса правительство меньше будет вмешиваться в экономические процессы, ибо слишком грубое вмешательство приносит больше вреда, чем пользы.



Ян Рунов: Эту мысль Майкла Скайлера из вашингтонского исследовательского Института экономики налогообложения подтверждает экономический советник Маккейна Карли Фиорина, которая управляла компанией "Хьюлет-Паккард". В ответ на сообщение о том, что Министерство финансов думает пятью миллиардами долларов помочь автомобильным корпорациям "Крайслер" и "Дженерал Моторс", Карли Фиорина сказала: "Не думаю, что правительство способно спасти промышленность".



Юрий Жигалкин: Тема однополых браков, не замеченная в контексте большой президентской кампании, стала одной из самых актуальных тем предвыборной борьбы в крупнейшем штате страны Калифорнии. Дело в том, что вместе с выборами президента калифорнийцы будут решать, должен ли штат определить брак как союз мужчины и женщины. Слово - Аллану Давыдову.



Аллан Давыдов: Консервативные религиозные лидеры со всей страны не жалеют времени, красноречия и денег в поддержку проекта так называемой Восьмой поправки к конституции Калифорнии, которая определит брак, как союз между мужчиной и женщиной. Вопрос о принятии этой поправки по настоянию инициативных групп внесен в избирательные бюллетени, которые жители штата опустят в урны в день президентских выборов 4 ноября. Поправка нацелена на то, чтобы нейтрализовать принятое в мае этого года решение Верховного суда Калифорнии о легализации однополых браков, в результате которой в штате уже официально зарегистрированы тысячи гомосексуальных брачных союзов.


Голосование по аналогичным поправкам состоится в день выборов также в Аризоне и во Флориде. Однако религиозные консерваторы рассматривают кампанию в Калифорнии, как критически важный рубеж обороны. Они предупреждают о том, что, если поправка не будет одобрена, то всю страну ждет необратимый подрыв семейных и культурных устоев. Они ссылаются на важную роль Калифорнии в установлении культурных тенденций в стране и даже в мире. Если не добиться запрета на однополые браки здесь, говорят они, то этого и подавно не удастся сделать в других местах.


Группы в защиту геев и лесбиянок настаивают на том, что проблема однополых браков - классическая из разряда проблем защиты гражданских и человеческих прав. Примечательно, что дискуссия по данной проблеме расколола консервативные и либеральные религиозные общины в штате. В двусмысленную ситуацию попали афроамериканские проповедники, прослывшие активными поборниками гражданских прав. Хотя многие из них уверены, что однополые браки, не санкционированные Библией, грозят стабильности института традиционной семьи, далеко не все стремятся выступать против таких браков. Говорит Дебра Джонсон, настоятельница Духовной Миссии Внутреннего Света в калифорнийском городе Сокуэле.



Дебра Джонсон: Хотя к однополым браками разные люди относятся по-разному, я склоняюсь к тому, что голосовать за Восьмую поправку нельзя. Она может стать опасным прецедентом подавления меньшинства большинством.



Аллан Давыдов: У борьбы вокруг Восьмой поправки есть еще один аспект. С момента разрешения на однополые браки в Калифорнии зарегистрировано 11 тысяч пар гомосексуалистов. Грозит ли этим бракам делегализация, если поправка все же будет принята? Говорит Джесси Чопер, профессор права Университета Калифорнии в Беркли.



Джесси Чопер: На этот вопрос с полной определенностью ответить невозможно. Я не исключаю, что сторонники однополых браков в случае принятия поправки будут настаивать на том, чтобы она не имела обратной силы в отношении гомосексуальных пар, оформивших брак в период между постановлением Верховного суда и возможным введением поправки в действие.



Аллан Давыдов: И сторонники, и противники Восьмой поправки сходятся в том, что ее принятие или провал станет переломным моментом в дальнейшей эволюции института брака в Соединенных Штатах.



Юрий Жигалкин: Коротко о некоторых из новостей дня и о том, выдержат ли газеты падение читательского интереса.


Рост курсов акций, снижение безработицы и всеобщее преуспевание обещает Джон Маккейн избирателям в случае избрания его президентом. За неделю до президентских выборов заметно отстающий, согласно результатам опросов от Барака Обамы, кандидат-республиканец уповает на магическую силу и привлекательность идеи снижения налогов. "Мы создадим миллионы рабочих мест благодаря снижению налогов, которое стимулирует экономический рост, - заявил в понедельник Джон Маккейн, - Перемены, которые предлагает Обама, заключаются в том, что его администрация возьмет ваши деньги и отдаст их другим". Мало того, кандидат республиканской партии окончательно отмежевывается от экономической политики президента Буша, которого он упрекает в увеличении государственных расходов. Джон Маккейн даже отвергает идею нового пакета экономического стимулирования, выдвигаемую демократами, говоря, что для того, чтобы оздоровить экономику, требуются не новые государственные траты, а сокращение расходов. "То, что они называют новым пакетом экономических стимулов, в действительности представляет собой попытку разбазаривания очередных 300 миллиардов долларов", - заявил Маккейн.


В то время как политики пытаются воспользоваться экономическими проблемами в качестве решающего аргумента в политической борьбе, американцев беспокоит бессонница, вызванная экономическими тревогами. Она становится серьезной проблемой для многих американцев. Согласно опросу специализированной группы психологической поддержки, 92 процента опрошенных признались, что они не могут заснуть, просыпаются ночью, потому что не могут выбросить из головы страхи из-за внезапно накатившегося кризиса. 30 процентов опрошенных обеспокоены резко повышающейся стоимостью жизни, еще одна треть не знают, как они будут отдавать долги по кредитным картам, 15 процентов предчувствуют проблемы в оплате ипотечных кредитов и сравнительно небольшое число опрошенных - 6 процентов - не знают, останется ли у них что на пенсионных счетах после гигантского падения на фондовых биржах.


Не исключено, впрочем, что сон многих американцев вскоре улучшится, ибо одна из самых больших статей расхода - топливо - становится менее обременительной. Цены на бензин падают беспрецедентно резко. За две последние недели стоимость бензина снизилась на 13 центов за литр, до чуть больше 60 центов за литр. Это ниже уровня годовой давности и на треть дешевле, чем лишь три месяца назад. И это дух захватывающее падение - не предел, говорят эксперты. Удешевление бензина все еще не соответствует уровню падения цен на нефть, в то время как ближайшая экономическая перспектива не дает никаких поводов думать, что у американцев вернется аппетит к продолжительной езде.


Может ли экономический кризис способствовать угасанию газетной индустрии? Падение интереса рекламодателей к печати поставило в последние годы под вопрос выживание нескольких крупных изданий, но в последние месяцы к этому добавилось заметное снижение читательского интереса. Тиражи ведущих газет страны ощутимо упали в последние полгода, объявило в понедельник Бюро по контролю за тиражами. Рассказывает Владимир Морозов.



Владимир Морозов: Согласно отчету, тиражи 500 с лишним газет понизились более чем на 4,5 процента. Год назад в отчете также говорилось о сокращении тиражей, но оно было не таким заметным. На падение популярности жалуется даже такая авторитетная в США и за рубежом газета, как The New York Times . За последние полгода тираж сократился здесь на 3,5 процента и сейчас составляет чуть больше миллиона экземпляров. Но если бизнес идет плохо, то почему Руперт Мердок и другие богатые люди становятся владельцами газет? На этот вопрос отвечает профессор университета штата Северная Каролина Филипп Майер.



Филипп Майер: Многие люди покупают спортивные команды не для того, чтобы заработать еще больше денег. Они просто хотят известности, хотят сидеть на лучших местах на стадионе. А владеть газетой - это все равно, что занимать лучшие места на стадионе и оттуда наблюдать за тем, что происходит.



Владимир Морозов: Понижение тиражей ведет к сокращению штатов. За полгода тираж солидной Los Angeles Times упал на 5 процентов, и сейчас владельцы газеты сокращают 75 сотрудников. Прошлым летом здесь уже уволили 250 человек. На посвященной сокращению штатов пресс-конференции представители Los Angeles Times отказались ответить на вопрос, сколько журналистов все еще работают в газете.


На фоне всеобщего упадка - совсем немного счастливых исключений. Среди крупных газет их только два. Это Wall Street Journal , тираж которой даже подрос, хотя, всего на 117 экземпляров в день и составил 2 миллиона 12 тысяч. Небольшой рост (менее одного процента) произошел в газете USA Today , которая в будний день продает около 2 миллионов 300 тысяч экземпляров. Но, по мнению экспертов, этот небольшой успех продлится недолго.



Филипп Майер: Читатели исчезают. В поисках новостей куда дешевле и легче включить телевизор или посмотреть интернет. А без читателей газета невозможна.



Владимир Морозов: В своей книге "Исчезающая газета" профессор Майер прослеживает сокращение тиражей, которое происходит в последние десятилетия, и приходит к грустному выводу - к 2043 году газеты просто вымрут, как некогда динозавры.


Где тогда появится некролог, посвященный кончине последней газеты, - в последнем номере или уже только на интернете?



Юрий Жигалкин: Грустный вывод уважаемого профессора, о котором сообщил Владимир Морозов, впрочем, не оригинален. Сорок лет назад знающие люди указывали на телевидение, как на могильщика газеты. На этом мы завершим очередной выпуск рубрики "Сегодня в Америке".


XS
SM
MD
LG