Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Царицыно проходит научная конференция "История садов в России"


Программу ведет Сергей Тарасов.Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Лиля Пальвелева.



Сергей Тарасов: В заповеднике Царицыно в эти дни проходит научная конференция "История садов в России". Историки и культурологи бьют тревогу: старинные пейзажи, являющиеся неотъемлемой частью русских усадеб, повсеместно искажаются, а порой и уничтожаются.



Лиля Пальвелева: На конференции собрались теоретики и практики. Среди последних - представители ландшафтных отделов Петергофа и Архангельского, Царицына и Царского села, Павловска и Щелыкова. Эта встреча проходит по инициативе профессора РГГУ Бориса Соколова, который к тому же создал специализированный сайт «Сады и время». К нему и обратимся с таким вопросом.


Борис Михайлович, трудно найти место, в котором бы более вольно обошлись с историческим наследием, чем в Царицыне? Тем не менее, именно в этом месте вы решили провести конференцию. Почему?



Борис Соколов: В Царицыне сохранился и, слава Богу, прекрасно работает полноценный научный отдел. Конференция называется "История садов в России. Опыт, проблемы, перспективы". Начали мы с Царицына и с его проблем и с робкой надеждой, что когда-нибудь будет настоящая реставрация. То, что произведено с парком, можно описать так: выглаживание ландшафта и прореживание парка.



Лиля Пальвелева: Как нужно было сделать?



Борис Соколов: Когда садовый архитектор создает свой рельеф, он очень тонко и очень точно имитирует законы построения живой земли. Когда 200 лет назад парк создавался английским садовником Ридом, все это было учтено. Потом это очень сильно заросло, но основа чувствовалась. Сейчас же вместо того, чтобы бережно снять послойно это коженаслоение, сделано довольно


грубое, я бы сказал, бритье опасной бритвой.



Лиля Пальвелева: А можно было восстановить исторический облик, да?



Борис Соколов: Безусловно. Были проведены и археологические, и самые разные необходимые исследования, но, увы, они остались для будущего и для нашего сведения.



Лиля Пальвелева: Были ли на вашей конференции какие-то сообщения или, может быть, еще будут сегодня, когда приводились положительные примеры?



Борис Соколов: Примеров положительных немало, но они в основном касаются стопроцентно музейных парков, которые никто не посмеет тронуть. А ситуация наша такая, что, с одной стороны, интерес нормальных людей к садам и историческим ландшафтам растет, а, с другой стороны, растет интерес людей, осмелюсь сказать, духовно ненормальных, к тому, чтобы все застроить современными невыразительными и частными домами, все освоить и съесть.



Лиля Пальвелева: Но если это какая-то историческая территория, неужели там возможны какие-то искажения?



Борис Соколов: В нашей стране существует очень хитрое законодательство о музеях-заповедниках, о заповедных территориях. Более того, легче охранять исторический парк под основанием, что это природная зона, особо охраняемая природная территория, нежели под тем предлогом, что это исторический ландшафт. Потому что статус этого ландшафта никак четко не определен и все зависит на самом деле от совести и политической воли тех, кто принимает реальные решения.


XS
SM
MD
LG