Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Бесхозный буфер: «мародеры очевидно еще ходят»


В лагере беженцев под Гори

В лагере беженцев под Гори

Сотрудники правозащитных центров «Мемориал» и «Демос» 12-23 октября осуществили поездку в т.н. буферную зону между Южной Осетией и собственно Грузией, чтобы достоверно узнать, как обстоят дела в расположенных здесь грузинских и осетинских селах.


Они посетили 17 сел Горийского района, пограничные территории, которые сегодня контролируются властями Цхинвали, а также Тбилиси.


Председатель «Мемориала» Олег Орлов называет главной проблемой преодоление последствий разграбления грузинских селений, которое напрямую не связано с военными действиями: « 12 числа (августа – РС) грузинская армия подчас беспорядочно очень быстро отступала. За армией бежало большое количество мирного населения. Вслед за этим валом довольно быстро наступала российская армия. Боев здесь не было. Российская армия не открывала огонь и не препятствовала мирному населению бежать. Но за ней шли южноосетинские вооруженные формирования. И вот здесь началось то, что можно назвать вакханалией - грабежи, поджоги домов, мародерство, насилие над мирными жителями».


Участники поездки привезли с собой видео- и фотоматериалы. Они призваны подтвердить сделанные правозащитниками наблюдения. Как отмечает г-н Орлов, « [грузинское] c ело Эргнети было сожжено практически полностью. Из 150 домов 90 % сожжено. Мы специально внимательно исследовали это село. Никаких следов боев, обстрелов, осколков, следов или пуль на стенах домов нет. Все это носит характер систематического поджога вне боевых действий».


«Мемориал» и «Демос» констатируют, что беженцы опасаются возвращаться в покинутые ими селения приграничной зоны. Как говорит сотрудник центра «Демос» Варвара Пахоменко, Тбилиси оказывает существенную помощь беженцам из грузинских сел бывшей ЮОАО. Но тем гражданам, которые жили в пострадавших от войны пограничных селах собственно Грузии «почти ничего не предоставляется. Их положение довольно удручающее. Дома обгоревшие и пострадавшие от бомбежек восстанавливать не начали, пока проводится оценка. Вероятно, что до зимы они восстановлены не будут. По поводу гуманитарной потребности, в частности, продуктов… В этом году люди фактически остались без урожая. Сейчас там только сбор винограда. А все остальное время сбора, август и сентябрь, люди не смогли ничего собрать, ничего продать. Мы видели, что гуманитарная помощь раздается. За ней идут, но нам кажется, что этого недостаточно».


Безопасность в буферной зоне не способны обеспечить ни международные наблюдатели, ни грузинские полицейские. Олег Орлов объясняет это на таком примере: «Село Кошкиш. Там стоит грузинский пост. Грузинские полицейские от своего поста не отходят. В ста метрах машина стоит с южноосетинскими номерами, грузинские полицейские туда не ходят. Мы сами туда пошли. Мы были в абсолютно пустом селе, где, очевидно, еще ходят мародеры. Грузинские полицейские не идут туда. Нам объясняли почему. Им отдан приказ всячески действовать таким образом, чтобы не создать возможность для провокации. Они крайне боятся различных провокаций, открытия огня, силовых действий, того, что может спровоцировать новый конфликт. Так, по крайней мере, нам объясняли».


XS
SM
MD
LG