Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Правозащитники рассказали о результатах поездки в грузинские и южноосетинские села


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Максим Ярошевский.



Кирилл Кобрин : Сотрудники правозащитных центров "Мемориал" и "Демос" рассказали о результатах поездки в грузинские и южноосетинские села, расположенные в так называемой буферной зоне. Правозащитники подтверждают, что российские войска покинули эти места. Однако грузинские полицейские и международные наблюдатели не могут обеспечить безопасность жителей. В свою очередь грузинские власти обвиняют Москву в отходе от соглашения Медведев-Саркози. Рассказывает корреспондент Радио Свобода Максим Ярошевский.



Максим Ярошевский : Правозащитные центры "Мемориал" и "Демос" с 12 по 23 октября осуществили поездку в теперь уже бывшую буферную зону конфликта, чтобы узнать лично, как обстоят дела в грузинских и южноосетинских селах. Они посетили Тбилиси, семнадцать сел Горийского района и несколько районов, которые контролируют власти Южной Осетии. Главная проблема сегодня - мародеры. Причем налицо факты мародерства, которые происходили еще во время августовских боев на территории, которую потом назвали буферной зоной. Говорит председатель правозащитного центра "Мемориал" Олег Орлов.



Олег Орлов : 12 числа грузинская армия подчас беспорядочно очень быстро отступала. За грузинской армией бежало большое количество мирного населения этого района. Вслед за этим валом мирного населения наступала, довольно быстро наступала российская армия. Слава богу, боев в этот момент здесь не было. Российская армия не открывала огонь и не препятствовала мирному населению бежать. Но за ней очень быстро шли южноосетинские вооруженные формирования. И вот с их ходом началось то, что можно назвать вакханалией - грабежи, поджоги домов, мародерство, насилие над мирными жителями.



Максим Ярошевский : Участники поездки привезли с собой видео и фотоматериалы. Многие из них подтверждают тот факт, что некоторые села были не разрушены в ходе боев, а полностью уничтожены, уже будучи захваченными российскими солдатами.



Олег Орлов : Если говорить о поджогах, то, например, село Эргнети было сожжено практически полностью. Из 150 домов 90 процентов сожжено. Мы специально внимательно исследовали это село. И очевидно, что никаких следов боев, обстрелов, осколков, следов или пуль на стенах домов нет. Все это носит характер систематического поджога вне боевых действий.



Максим Ярошевский : "Мемориал" и "Демос" констатируют, что в большинство приграничных сел беженцы возвращаться опасаются. Пустую школы, в которых до сих пор не началась учеба. Говорит сотрудник центра "Демос" Варвара Пахоменко.



Варвара Пахоменко : Если люди, бежавшие из сел, которые находятся ближе к Гори, могут вернуться, то люди, которые жили в приграничных селах, вернуться пока не могут. Для них почти не предоставляется никаких условий в Грузии. Если для людей, которые бежали из грузинских сел на территории Южной Осетии, сейчас строятся домики, в которых они смогут перезимовать, им будут выделены различные вещи, продукты, по крайней мере, на первую зиму, то для людей из этих самых приграничных сел, где очень много домов разрушено, сожжено, куда до сих пор страшно приходить, почти ничего не предоставляется. Их положение довольно удручающее.



Максим Ярошевский : Президент Михаил Саакашвили обвинил российские власти в дестабилизации ситуации не только в зонах конфликта, но и по всей территории Грузии. Об этом глава государства заявил на чрезвычайном заседании Совета безопасности, которое прошло еще в субботу. Саакашвили сказал, что Россия грубо игнорирует все ранее достигнутые договоренности, в первую очередь соглашение Медведев-Саркози. Рассказывает наш корреспондент Георгий Кобаладзе.



Георгий Кобаладзе: Президент Саакашвили созвал чрезвычайное заседание Совета национальной безопасности, которое было полностью посвящено инциденту в Цаленджихском районе - у границы с Абхазией, где в результате теракта погиб глава администрации Георгий Мебония.


Михаил Саакашвили заявил, что Россия и сепаратистские власти грубо игнорируют все ранее достигнутые договоренности, в том числе соглашение Саркози-Медведева и пытаются дестабилизировать ситуацию не только в зонах конфликтов, но и по всей территории страны.


Согласно утверждению главы государства, Россия не отказалась от планов по свержению власти и оккупации Грузии. В связи с этим Михаил Саакашвили распорядился привести все государственные службы в повышенную готовность и призвал сограждан и коллег по правительству и парламенту к бдительности. "Грузия оказалось "жертвой террористической войны", - воскликнул президент.


Главе государства вторит председатель парламента Давид Бакрадзе. В понедельник он заявил журналистам, что Россия, по его мнению, не отказалась от планов полностью оккупировать Грузию или, во всяком случае, создать невыносимые для жизни условия и дестабилизировать обстановку в зонах конфликтов, а также, что немаловажно, дискредитировать европейских наблюдателей, которые находятся в районах, прилегающих к Абхазии и Южной Осетии, то есть в так называемых буферных зонах, установленных российскими войсками в ходе пятидневной войны в августе.


Господин Бакрадзе отметил, например, что Россия не вернула свои войска за линию, где они находились до 7 августа, как это предусмотрено соглашением Саркози-Медведева.


Обстановка в зонах, прилегающих к признанным Россией республикам, действительно остаётся взрывоопасной. Однако перестрелки чаще всего происходят у реки Ингури, разделяющей Грузию и Абхазию. В районе сёл Пичори, Ганмухури, Хурча то и дело вспыхивают перестрелки с человеческими жертвами. После окончания масштабных боевых действий с абхазской и грузинской стороны несколько военнослужащих погибли.


Наблюдатели ЕС тут же выезжают на место событий (если инцидент произошёл по левую, то есть грузинскую сторону реки Ингури) и пытаются разобраться в произошедшем. В Абхазию, как и в Южную Осетию, их не пускают.


Эти инциденты и дают повод грузинским властям заявлять о невыполнении Россией своих обязательств по соглашению Саркози-Медведева, однако с другой стороны, Сухуми, Цхинвали и Москва также, в свою очередь обвиняют Тбилиси в эскалации напряжённости с реваншистскими целями.


В МВД Грузии утверждают тем временем, что в районах, где действуют международные наблюдатели, нет частей специального назначения МВД, то есть военизированных подразделений, поскольку это запрещено соглашением Саркози-Медведева. Там находятся только обычные полицейские для охраны правопорядка.


Разность интерпретаций и эскалация взаимных обвинений свидетельствуют, по мнению наблюдателей, о том, что вывод российских войск из буферных зон и ввод в эти районы нескольких сотен наблюдателей Европейского союза далеко не гарантирует прочный мир и стабильность в Грузии, Абхазии и Южной Осетии.



Максим Ярошевский : Грузинские полицейские совместно с международными наблюдателями сегодня не способны обеспечить безопасность в бывшей буферной зоне. Попросту они не покидают своих постов. Говорит Олег Орлов.



Олег Орлов : Село Кошкиш. Там стоит грузинский пост. Грузинские полицейские от своего поста буквально не отходят. В ста метрах машина стоит с южноосетинскими номерами, грузинские полицейские туда не ходят. Мы сами туда пошли. Мы там ходили в абсолютно пустом селе, где видимо, очевидно, еще ходят мародеры. Грузинские полицейские не идут туда. Нам объясняли почему. Грузинским полицейским отдан приказ всячески действовать таким образом, чтобы не создать возможность для провокации. Они крайне боятся различных провокаций, открытия огня, силовых действий, что может спровоцировать новый конфликт. Так, по крайней мере, нам там объясняли столь робкие действия грузинских полицейских.



Максим Ярошевский : Проблема в зоне конфликта с восстановительными работами и поставками гуманитарной помощи. Говорит Варвара Пахоменко.



Варвара Пахоменко : Дома обгоревшие и пострадавшие от бомбежек пока восстанавливаться не начали. Пока проводится оценка. Вероятно, что эти дома до зимы восстановлены не будут. По поводу гуманитарной потребности, в частности, продуктах. В этом году люди фактически остались без урожая. Вот сейчас там только сбор винограда. А все остальное, август и сентябрь - время сбора, люди не смогли ничего собрать, ничего продать. Мы видели, что гуманитарная помощь раздается. За ней действительно идут, но нам кажется, что, в общем-то, этого недостаточно.



Максим Ярошевский : Участники поездки добавили, что грузинские власти все же начали строительство временных городков для беженцев на территории буферной зоны. Возможно, их успеют сделать еще до наступления холодов, надеются в правозащитном центре "Мемориал".



XS
SM
MD
LG