Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Интервью с корреспондентом ВВС Тимом Хьюэллом, автором фильма о Южной Осетии


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Лондоне Наталья Голицына.



Андрей Шарый: Наталья Голицына побеседовала с корреспондентом ВВС Тимом Хьюэллом, автором фильма о Южной Осетии, в котором прозвучали обвинения в адрес грузинской армии в военных преступлениях во время захвата Цхинвали.



Тим Хьюэлл: Цхинвали – это еще довольно оживленный город. Конечно, те описания города Цхинвали, которые появились в российской печати, особенно сразу же после войны, не совсем отвечали действительности. Это город, который очень сильно страдал, который довольно серьезно поврежден, но, конечно, нельзя сказать, что это разрушенный город. Нас интересовали свидетельства жителей о том, что они помнили о первых днях военных действий. И особенно то, что случилось с ними ночью 7 августа, именно когда началась грузинская военная акция. Довольно слабо, конечно, здесь освещалось, именно в силу обстоятельства, что у нас тогда вообще не было доступа в Южную Осетию. Как мы пересекли границу из России в Южную Осетию – это было, конечно… На своей машине. Мы были первые такие западные журналисты, которые так сами пересекли границу и которые потом имели неограниченный, беспрепятственный такой доступ, куда хотели, в Южной Осетии.



Наталья Голицына: Скажите, а когда вы снимали свой материал?



Тим Хьюэлл: Мы вернулись оттуда две недели назад.



Наталья Голицына: Вы в основном собирали свидетельства очевидцев действий грузинской армии в Цхинвали. А говорили ли вы с грузинскими беженцами?



Тим Хьюэлл: До этого мы были в командировке в самой Грузии, и тогда действительно мы были в одном лагере беженцев, около города Гори, где мы много говорили с грузинскими беженцами. Конечно, в самой Южной Осетии мы побывали, нам никто не мешал побывать в разрушенных грузинских селах. И мы сами, своими глазами видели и подтвердили полное разрушение там. Я бы сказал, дело не только в том, что осетинские ополченцы сожгли грузинские дома, что было, но частично некоторые из этих домов снесены сейчас бульдозерами. Здесь участие, я бы сказала, не только ополченцев, но есть здесь и участие южноосетинских властей. Но говорить в самой Южной Осетии с грузинами, конечно, невозможно было, поскольку все население, конечно, убежало. Мы, собственно, не ставили себе задачу поговорить с российскими военнослужащими, поскольку уже были какие-то командировки, организованные московскими властями, Москва привезла журналистов в Южную Осетию. Мы хотели сосредоточиться именно на свидетельствах местных южноосетинских жителей.



Наталья Голицына: Ваши личные впечатления, насколько вас поразила ситуация?



Тим Хьюэлл: Я, в общем, не хочу здесь сам судить, кто прав и кто не прав. Но я должен сказать, что довольно сильное ощущение от самих осетин, что они немножко думают, что в силу разных геополитических обстоятельств люди немножко забыты окружающим миром, особенно Западом. Он выражают свою благодарность России, что в конце концов, конечно, Россия, как они говорят, их спасла. А то, что их человеческая судьба вроде бы, как они утверждают, не интересует Запад.



Наталья Голицына: После вашей программы мнение и реакция западного мира на грузино-российский конфликт изменится?



Тим Хьюэлл: Ну, конечно, наша программа – одна капля, и так и должно быть. Но действительно, я думаю, что мы показывали то, что раньше не было показано и не могло. И в этом смысле я думаю, что мы сделали что-то полезное. Аргумент о том, кто начал войну, как действовали обе стороны, это, конечно, очень сложный аргумент. И очень важно, чтобы это было освещено с обеих сторон, не только с одной.


XS
SM
MD
LG