Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сегодня в Америке. Мелкие партии не рассчитывают даже на крошки с избирательного стола демократов и республиканцев. Будущее за американо-российскими соглашениями в области ограничения вооружений, считает министр обороны США. Федеральная резервная система снижает кредитную ставку: рынки отступают.


Юрий Жигалкин : Мелкие партии не рассчитывают даже на крошки с избирательного стола демократов и республиканцев. Будущее за американо-российскими соглашениями в области ограничения вооружений, считает министр обороны США. Федеральная резервная система снижает кредитную ставку: рынки отступают. Таковы темы рубрики «Сегодня в Америке».


За пять дней до президентских выборов Барак Обама сохраняет преимущество согласно опросам общественного мнения, хотя по оценке авторитетной социологической организации Расмуссен это преимущество сократилось лишь до трех пунктов. В такой ситуации исход выборов может зависеть от мелких партий, которые обычно привлекают считанные проценты голосов избирателей. Но иногда, как считалось, этого было достаточно, чтобы испортить праздник кандидатам Демократической партии, поскольку кандидаты этих незаметных партий оттягивают на себя часть либерального электората. Ныне им готов отдать голоса один процент избирателей. Рассказывает Ян Рунов.



Ян Рунов : Если судить по опросам, привлекательность так называемых третьих партий незначительна, хотя таких партий немало - добрый десяток их выставил своих кандидатов на пост президента. Наиболее известны американцам бывший конгрессмен Боб Барр от Либертарианской партии и Ралф Найдер, представляющий Независимую партию, Экологическую и Партию мира и свободы. Есть также кандидаты от Партии бостонского чаепития и Партии личного выбора, Конституционной партии, Партии сухого закона, Партии реформ, Партии социализма и освобождения, Партии зелёных, Социалистической партии США, Социалистической рабочей партии.


Мнение сторонников третьих партий выразил представитель Партии зелёных Уэйн Тёрнер: «Если мы будем и впредь выбирать из двух зол наименьшее, мы никогда не достигнем никаких реальных перемен». А представитель Конституционной партии Билл Эклер пояснил: «В некоторых штатах кандидатам других партий чрезвычайно сложно попасть в избирательные бюллетени» потому что надо собрать миллионы долларов и десятки, сотни тысяч подписей избирателей». Вот как прокомментировал это положение профессор колледжа Клермонт-МакКенна в Клермонте, штат Калифорния, Марк Блитц:



Марк Блитц : Действительно, очень трудно пробиться, особенно в системе выборщиков. Система была создана, чтобы каждый, даже маленький штат мог влиять на избрание президента. Кандидат альтернативной партии должен одержать сокрушительную победу сначала хотя бы в одном штате, затем ещё хотя бы в нескольких. Не помню, чтобы это кому-то удалось. Однажды техасский миллиардер Росс Перро, представляя на президентских выборах независимое движение, набрал чуть ли не треть голосов избирателей, но не получил ни одного голоса выборщиков. Структура американской избирательной системы настолько сложная, что в ней не остаётся возможности для кандидата от третьей партии хоть где-то победить.


В Конституции ничего не говориться о партиях. Политические партии стали набирать силу одновременно с усилением правительства США. Это начиналось во времена Гамильтона и Джефферсона. Нечто похожее на двухпартийную систему сформировалось во времена президента Эндрю Джексона в 20-х годах XIX века. А нынешняя система двух партий – Демократической и Республиканской – оформилась накануне Гражданской войны в 1860 году.



Ян Рунов : Кандидат на пост президента США от Либертарианской партии Боб Барр, выступая в штате Джорджия, сказал: «Альтернативные партии делают всё возможное, чтобы изменить двухпартийную систему».



Юрий Жигалкин : Рассказывал Ян Рунов.


Новый президент США должен вернуться к традиции двусторонних российско-американских договоров по ограничению вооружений, считает министр обороны США Роберт Гейтс. Президент Буш перечеркнул такую практику несколько лет назад, не продлив несколько лет назад совестко-американский договор об ограничении систем противоракетной обороны. Рассказывает Аллан Давыдов.



Аллан Давыдов : Министр обороны Роберт Гейтс, выступив в Фонде Карнеги в Вашингтоне, заявил, что постарается убедить нового президента США, кто бы им ни был избран, добиться снижения потолка количества ядерных боеголовок, находящихся в российских и американских арсеналах путем договоренностей с Россией. По его мнению, необходимо сохранить системы взаимного контроля и создать условия для внесения исправлений и дополнений в эти договоренности в случае возникновения новых угрозах. Гейтс высказал убеждение, что после президентских выборов Соединенные Штаты и Россия сядут за стол переговоров о дальнейшем взаимном сокращении ядерных вооружений, ниже уровня 1700-2200 боеголовок, оговоренного в Договоре об ограничении стратегических наступательных потенциалов от 2003 года. Гейтс также считает, что если соответствующее соглашение не будет подписано до декабря, когда истекает срок Договора об ограничении стратегических наступательных вооружений от 1991 года, то договор СНВ будет пролонгирован.


Насколько реально сегодня подписание такого договора с Россией? Этот вопрос я задал Роберту Пфальтцграффу, президенту Института внешнеполитического анализа в Кембридже, штат Массачусетс ( Robert Pfaltzgraff , President , Institute for Foreign Policy Analysis , Cambridge , MA ).



Роберт Пфальтцграфф : Я считаю, что эта идея практически осуществима. Хотя сейчас трудно гадать, как отзовется на нее Россия. Я все же предполагаю, что она согласится работать над новым договором. Потому что Россия тоже хочет уменьшить свой вооруженный арсенал. Однако важно обратить внимание на то, что Роберт Гейтс говорил о существенной для США необходимости модернизировать свой потенциал ядерных вооружений одновременно со снижением его количественного уровня. Имеющиеся сейчас у нас ядерные боеголовки давно не модернизировались. Они стареют. Вызывает озабоченность и их надежность и безопасность. Очень важно, чтобы в будущую программу сокращения арсенала было включено создание нового поколения надежных боеголовок.



Аллан Давыдов : Сможет ли подписание договора, предлагаемого министром Гейтсом как-то разрядить напряжение в американо-российских отношениях, усилившееся в последние годы?



Роберт Пфальтцграфф : Я на это надеюсь. В Соединенных Штатах высоко ценят тот факт, что попытки обновить взаимные стратегические соглашения предпринимаются обеими странами. Тем не менее, следует понимать, что для Соединенных Штатов важно не столько заключение новых договоров с Россией, сколько повышение в будущем надежности и боеготовности своего военно-ядерного потенциала. Как мне представляется, на возможных переговорах с Россией, американская сторона будет придерживаться именно такой позиции.



Аллан Давыдов : Министр обороны Роберт Гейтс высказал озабоченность возможной утерей контроля над десятками тысяч единиц старых ядерных боеприпасов оперативного назначения, произведенных в бывшем СССР. По его словам, не исключено, что они могут попасть в руки террористов или стран-изгоев. В то же время Гейтс убежден в высоком уровне контроля над тактическим и стратегическим ядерным арсеналом России.



Юрий Жигалкин : Рассказывал Аллан Давыдов.


В среду Федеральная резервная система снизила кредитную ставку на полпроцента - до одного процента, в очередной раз удешевив кредит. Американский центральный банк надеется, что почти бесплатный кредит поможет оживить экономическую активность. Тем не менее, финансовые рынки ответили на этот, казалось бы, позитивный шаг, сбрасыванием акций. Как говорят наблюдатели, дело в том, что инвесторов напугал экономический прогноз, сделанный в заявлении Федеральной резервной системы. Мой собеседник профессор экономики, сотрудник Гуверовского института Михаил Бернштам.



Михаил Бернштам : Федеральная резервная система дала, в общем-то, очень негативный прогноз будущего американской экономики. Во-первых, ожидается, что будет экономический спад. Во-вторых, между строк можно прочитать, что ожидается дефляция. А дефляция всегда гораздо опаснее, чем инфляция. Дело в том, что когда происходит дефляция, тогда умирает кредит. Уже сейчас кредит, в общем-то, замерз. Но когда происходит дефляция, то увеличивается реальный долг, потому что цены падают и, соответственно, долг в долларах становится более дорогим. Люди должны больше платить. И при низких номинальных процентных ставках реальные процентные ставки, то есть с поправкой на падение цен, становятся очень высокими. Дефляция была 20 процентов примерно во время Великой депрессии, дефляция была в Японии в 90-е годы и дефляции, напомним, боялись в Соединенных Штатах после рецессии 2001 года. Поэтому тогда Федеральная резервная система в 2003 году снизила ставки до 1 процента для того, чтобы стимулировать экономическую активность, экономический рост.



Юрий Жигалкин : Нынешнее руководство Федеральной резервной системы пытается повторить сработавший трюк своих предшественников, снизив ставку до процента. До этого оно выбрасывало сотни миллиардов на поддержку банков. Но пока все это явно не работает?



Михаил Бернштам : В принципе, пока что все эти меры не работали. И снижение учетной ставки… Проблема с ним в том, что ее можно снизить до нуля. Дальше ее снизить невозможно. И поэтому у Федеральной резервной системы осталась очень мало инструментов. Сейчас подсчитано, что за последние примерно 12 месяцев только Федеральная резервная система, не считая Министерство финансов, уже вложило в экономику 1 триллион 250 миллиардов долларов. Но это пока не помогает. Америка и весь мир вступили, видимо, в период затяжной рецессии. В мире 48 фондовых бирж. Сколько из них упало за последние месяцы? Все 48! 20 фондовых бирж из 48 потеряли больше 50 процентов. А фондовая биржа, в основном, предсказывает экономический рост в ближайшее от 6 месяцев до года. Это означает, что все фондовые биржи мира без единого исключения предсказывают по всему миру экономический спад.



Юрий Жигалкин : Это был профессор Михаил Бернштам.


В среду 5 ноября, то есть на следующий день после выборов президента страны, группа консервативных лидеров-республиканцев соберется в штате Виргиния, чтобы обсудить будущее своей партии. Там будут говорить и о возможном кандидате в президенты, которого выдвинут республиканцы на выборах 2012 года. Одним из первых претендентов значится губернатор штата Аляска Сара Пэйлин. Рассказывает Владимир Морозов.



Владимир Морозов : Помощники Сары Пэйлин утверждают, что у нее нет планов на 2012 год и единственная цель губернатора Аляски - победить на выборах в будущий вторник 4 ноября. Но, по мнению наблюдателей, действия самой Пэйлин говорят о другом. Она открыто выражает несогласие со своим шефом Джоном Макейном по самым разным вопросам, в частности, в отличие от него считает, что надо уделить больше внимания связям кандидата-демократа Барака Обамы с политическими радикалами. Иногда Сара Пэйлин прорывает кольцо помощников, которыми окружил ее Маккейн, и вопреки их советам дает интервью местным телеканалам и вступает в импровизированные дискуссии с репортерами, которые сопровождают ее в поездке по стране. Эксперты признают, что она способна вдохновить простых людей лучше, чем какой-либо другой политик за последние 20 лет. В отличие от них Пэйлин не прячется за политической корректностью. Живость и непосредственность кандидата в вице-президенты привлекает на встречи с ней во много раз больше людей, чем собирает сам Джон Маккейн.



Кэтрин Джин Лопез : Многие люди в правом крыле Республиканской партии в шутку говорят, что всеми уважаемый, но староватый Маккейн был бы неплохим вице-президентом при Саре Пэйлин. Я не знаю, кто лучше. Саре Пэйлин часто достается за то, что у нее мало опыта. Хотя у Барака Обамы тоже немного опыта, но его за это так не критикуют.



Владимир Морозов : Кэтрин Джин Лопез, редактор интернетного журнала National Review , признает, что для того, чтобы стать лидером республиканцев, мало произносить зажигательные речи. Нужен опыт и авторитет, которые приходят, когда человек годами участвует в решении важных политических, экономических и социальных задач. Но, с другой стороны…



Кэтрин Джин Лопез : Смотришь вокруг и думаешь, а кто же следующий. И видишь, что выбор кандидатов очень невелик. Да, в будущем они, наверное, появятся. Но одним из них может стать Сара Пэйлин. Все зависит от того, как она покажет себя в предстоящие четыре года.



Владимир Морозов : И все это независимо от победы или поражения на нынешних выборах.


На выборы 2012 года для кандидата на место в Белом Доме Сары Пэйлин уже присмотрели вице-президента. Это губернатор штата Луизиана - Бобби Джиндал. Ему 37 лет. Сегодня это не только самый молодой губернатор в стране. Это первый случай, когда сын иммигрантов из Индии избран на такую высокую должность.



Юрий Жигалкин : Этой корреспонденцией Владимира Морозова мы завершим очередной выпуск рубрики «Сегодня в Америке». Всего доброго!



XS
SM
MD
LG