Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Яков Дамский: Шахматное королевство возвращается в приличное состояние, из которого выпало два десятка лет назад


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие шахматный комментатор Яков Дамский.



Андрей Шарый: В шахматном мире сегодня активно анализируют итоги завершившегося вечером в среду матча на первенство мира по шахматам. Индийский гроссмейстер Вишванатан Ананд сохранил звание чемпиона мира, победив россиянина Владимира Крамника с общим счетом 6,5 на 4,5 очка. После трех побед, одного поражения и шести ничейных результатов для Ананда в 11-й партии также была зафиксирована ничья. Крамнику не удалось вернуть себе титул чемпиона мира, которым он владел с 2000 по 2007 годы. Итоги этого матча оценивает известный московский шахматный комментатор Яков Дамский.


Накануне матча большинство обозревателей, кажется, и вы относились к их числу, все-таки некоторое преимущество отдавали по степени готовности Владимиру Кравнику.



Яков Дамский: Не по степени готовности мы отдавали ему предпочтение, а по силе игры, по опыту в матчевых поединках, по умению вести матчевые поединки. Но выяснилось, что как раз по степени подготовленности Крамник уступил. И в первую очередь, мне кажется, что он не дозарядил себя энергией, которая приходит вместе с теннисными кортами, плавательными бассейнами, бегом по дорожке или по лесу и так далее, и так далее. И когда Крамник увидел, что начинает просчитываться в вариантах, а это случилось уже в третьей партии, потом в пятой партии, он оба раза проиграл белыми фигурами, он почувствовал недоверие к самому себе и, следовательно, начал идти по пути обычных шахматистов, а ведь он может и всегда шел по пути Владимира Крамника, чемпиона мира. Вот это, собственно, и главная причина его неудачи.



Андрей Шарый: Ананд показал что-то новое с точки зрения теории шахмат?



Яков Дамский: С точки зрения теории шахмат именно Крамник особого ничего не показал. Одна единственная новинка, которую он применил, и то она такая, я бы сказал, терапевтическая, а не хирургическая. Ничего сверхъестественного просто некоторое уточнение, с которым Ананд не сумел справиться за доской. Внес ли что-то новое в теорию Ананд? В каждой партии мелкие такие новинки он показывал, демонстрировал, и именно это подействовало на Крамника психологически очень сильно. Он понял, что ведет борьбу на чужой территории.



Андрей Шарый: Вам понравился уровень сам этого матчевого поединка? Это высококлассные шахматы или вы разочарованы?



Яков Дамский: Нет, я не разочарован шахматами. И Ананд играл великолепно, избавившись от своей первоначальной неуверенности в первых поединках и даже от некоторой боязни, она была заметна и по его поведению, и по его настроению шахматному. Доволен тем, как в конце играл Крамник, это уже был старый или, если хотите, молодой Крамник, энергичный, необычайно инициативный, точный. А вот результатом, скрывать не буду, я очень огорчен, потому что Крамник - это мой друг, и конечно же, его неудача - это в какой-то степени и моя неудача, если хотите.



Андрей Шарый: Поражение достаточно тяжелое. Ананд выиграл, что называется, очень убедительно.



Яков Дамский: Я бы воздержался от таких заметок. Когда Крамник проигрывал минус три очка, он действительно побоялся, и не скрывал этого, что уйдет с шахматного трона без единой победы в этом матче. На финише он в какой-то степени реабилитировался, и можно сказать, что да, проиграно все, но честь сохранена.



Андрей Шарый: В целом этот поединок способствовал дальнейшему развитию шахмат или это такое просто обычное, рядовое событие, движение по накатанной плоскости?



Яков Дамский: Дело в том, что матчи на первенство мира никогда не бывают рядовым событием. По определению просто не могут таким быть. Не так уж много этих матчей прошло за 120 лет борьбы за корону. Каждый из них - это веха, ступенька, она отмечается всерьез и надолго. Но что касается того, что это суперкакое-то событие, я бы не сказал. Здесь играли два сильнейших шахматиста в мире, и поэтому кто-то из них должен был оказаться во главе, оказался Ананд. Эпоха Крамника на королевском троне продолжалась почти 10 лет. Это много, это долго. Он защитил свое звание от поползновений своего товарища и нынешнего своего секунданта венгра Петера Леко, от нападок болгарина Веселина Топалова. Что будет теперь с шахматным королевством? Оно постепенно возвращается в приличное, я бы сказал, состояние, из которого выпало почти два десятка лет назад, когда Гарри Каспаров и англичанин Найджел Шорт разрушили систему ФИДЕ и, ведя борьбу, в общем-то, с человеком мало почтенным, тогдашним президентом ФИДЕ филиппинцем Флоренсио Кампоманесом, устроили как бы свой чемпионат мира. После почти 20-летней сутолоки, никому не нужной, в 2010 года Ананд проведет матч с победителем встречи Топалов - Гата Камский, и тогда все опять пойдет по накатанной старой системе. Раз в два или в три года - матчи на первенство мира, и только матчи. А турниры и всевозможные проведения так называемых "нокаут-чемпионатов" - это все, если по очень большому счету, от лукавого. Этих чемпионов по нокаут-системе было много, и никто из них всерьез чемпионом мира не считался. Ни Руслан Пономарев, ни Рустам Касымжанов, ни Александр Халифман. Ананд ведь тоже был чемпионом мира по такой нокаут-системе, но он сам к этому званию относился с большой иронией, которая только делает ему честь.


XS
SM
MD
LG