Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Россия и финансовый кризис: предварительные итоги


Россияне привыкли преодолевать трудности. Возможно, в ближайшем будущем это умение опять пригодится

Россияне привыкли преодолевать трудности. Возможно, в ближайшем будущем это умение опять пригодится

Российские лидеры и прокремлевские масс-медиа не устают повторять, что страна может пройти сквозь мировой финансовый кризис с меньшими потерями, чем другие государства. Действительно, россияне привыкли преодолевать трудности — и в советское время, и в ходе экономических реформ 90-х годов.


Пока что кризис затронул преимущественно небольшую «вестернизированную» часть населения, занятую в банковском секторе и потребительской экономике. Но говорят и о сворачивании производства в строительстве и других секторах реальной экономики, и все больше признаков указывают на то, что попытки руководителей страны изобразить ее островком спокойствия и стабильности провалились, а главные проблемы для России еще впереди.


Российский фондовый рынок терял западных инвесторов еще до того, как глобальный кризис перешел в острую фазу — после «дела ЮКОСа», давления на BP и «Мечел» и особенно войны с Грузией. Позже уход инвесторов превратился в паническое бегство: ключевые российские индексы с мая по октябрь упали почти на 80 процентов, глубже, чем на любом другом развивающемся фондовом рынке. С мая по октябрь капитализация «Газпрома» снизилась более чем в три раза — с 350 миллиардов долларов до неполных 100. Предмет гордости Кремля, громадные золотовалютные резервы России, с августа по октябрь сократились на 113 миллиардов долларов, теряя под конец по 15-30 миллиардов в неделю. Наконец, из-за стремительного снижения цен на нефть и остальные товары российского экспорта Россия ежемесячно недополучает миллиарды долларов.


Вследствие недостаточно развитой культуры частного инвестирования рядовые граждане от биржевого краха пострадали незначительно. Основные потери понесли люди богатые, и прежде всего олигархи. По данным Bloomberg, суммарное состояние двадцати пяти богатейших людей России по версии журнала Forbes уменьшилось на 230 миллиардов долларов. Но вряд ли 54 процента населения страны, которые, как показывает статистика, в 2007 году зарабатывали меньше 370 долларов в месяц, посочувствуют им. Следующая группа пострадавших — это финансовая элита, семьи с годовым доходом от миллиона долларов. Агентство Quans Research оценивает ее в 153 тысячи человек. Еще одна категория богатых — «массовая элита» — это крупные бизнесмены, чиновники, наследники капиталов. Их порядка 1,2 миллиона человек. Они инвестируют в недвижимость, играют на бирже и поэтому могут нести финансовые потери. Все прочие россияне кризис пока не почувствовали, но почувствуют, как только он перейдет из финансовой сферы в сектор реальной экономики. Уже сейчас появились сообщения об подготовке к увольнению работников в автомобильной и металлургической промышленности, строительстве, масс-медиа.


Чтобы удержать банковский сектор и проблемные отрасли реальной экономики от развала, правительство Путина произвело гигантские вливания из фондов резервного и национального достояния и профицита бюджета. К концу октября совокупный объем господдержки национальной банковской системы и секторов реальной экономики приближался к 6 триллионам рублей (240 миллиардов долларов), или примерно 2/3 доходов федерального бюджета на 2008 год. Львиная доля этих средств достанется фондовому рынку и рынку недвижимости, позволяя частным коммерческим банкам и инвестиционным компаниям закрыть свои убытки из государственных средств.


Многие опасаются, что в таком виде антикризисная помощь не достигнет ни реального сектора экономики, ни малого бизнеса и еще больше стимулирует коррупцию, учитывая, что эти гигантские суммы будут распределять государственные чиновники. В самом деле, картина получается довольно подозрительная даже в сравнении с США, где, как известно, конгресс отказывался одобрить 700-миллиардный антикризисный план Полсона, пока не получил гарантии защиты интересов простых избирателей. В России же сначала правительство в ходе совершенно непрозрачной процедуры принимает решения, а затем Дума одобряет триллионные суммы без лишних разговоров, после чего они поступают в распоряжение чиновников. Есть где разгуляться. Экономист Михаил Хазин, известный своими антиамериканскими взглядами, тем не менее, весьма иронически сравнил американскую и российскую антикризисную программы: «Я попытался себе представить, что бы было, если бы с таким планом[Полсона] пришли к нам в Думу. Скорее всего, в результате сумма выросла бы до триллиона, причем «лишние» 300 миллиардов были бы поделены между депутатами и министерством, и все бы были довольны».


Но главные проблемы, связанные с кризисом, ожидают Россию впереди. Прежде всего, этого бремя внешнего корпоративного долга, то есть свыше 500 миллиардов долларов, которые российские компании должны зарубежным кредиторам. Эта сумма сопоставима со всеми золотовалютными резервами страны. Только в оставшиеся месяцы этого года корпорации должны вернуть около 40 миллиардов долларов. Правительство, правда, уже выделило банкам эту сумму, но в будущем году, по оценкам специалистов, предстоит вернуть еще примерно столько же. Резервы понадобятся и в случае, если цены на нефть продолжат падение: Банку России нужна валюта, чтобы поддерживать стабильность курса рубля или хотя бы не допустить его резкого обвала. Хватит ли на все это международных резервов, затянись нынешний кризис надолго, — большой вопрос.


Другая проблема, хоть и тщательно скрываемая — импорт продовольствия. На сегодня Россия импортирует около 40 процентов продовольствия, а Москва и Петербург — до 80 процентов. К тому же, около 80 процентов важнейших медикаментов также ввозится из-за границы. Если в результате мирового кризиса цены на продовольствие и медикаменты возрастут, России придется еще и на них тратить добавочные валютные резервы. Все это неминуемо заставит сократить социальные программы, не говоря уже об амбициозных проектах развития экономики и перевооружения армии, объявленных Дмитрием Медведевым. Хотя Кремль и заявляет, что упомянутые программы будут профинансированы, это не более чем бравада. Комментируя состояние российского бюджета, директор Института экономики переходного периода Егор Гайдар сказал, что хоть Россия и лучше, чем прежде, подготовлена к кризису, она должна перейти к режиму чрезвычайной экономии. В частности, Гайдар призвал отказаться от дорогостоящих планов по строительству авианосцев и выделения 4-миллиардного займа Исландии.


Показать комментарии

XS
SM
MD
LG