Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

ЦБ теряет запасы с рекордной скоростью


Золото — актив традиционный, но в последнее время то и дело дешевеющий. Большинство валют, впрочем, тоже

Золото — актив традиционный, но в последнее время то и дело дешевеющий. Большинство валют, впрочем, тоже

В четверг Центробанк объявил о рекордном сокращении российских международных резервов, на 31 миллиард долларов за неделю. Неделей раньше золотовалютные запасы «похудели» на 15 миллиардов долларов, а суммарные их потери с середины августа составили 113 миллиардов долларов, или 19 процентов.


Еще год-полтора назад ЦБ скупал на валютном рынке по 2-3 миллиарда долларов в день, сдерживая рост рубля. Сегодня, чтобы не дать рублю упасть, он порой вынужден столько же продавать, расходуя золотовалютные резервы. Но значительное сокращение ЗВР не означает столь же солидного оттока капитала, отмечает главный экономист инвестиционного банка «Траст» Евгений Надоршин. «Параллельно с интервенциями ЦБ на валютном рынке наблюдается и удорожание американского доллара по отношению к евро и фунту, — объясняет эксперт. — В золотовалютных резервах ЦБ содержатся и евро, и фунт, и американский доллар, а итоговая цифра дается в американских долларах. Поскольку евро дешевеет по отношению к доллару, инвестированная в евро часть золотовалютных резервов автоматически уменьшается в долларовой стоимости».


Надоршин приводит цифры: на 1 августа ЗВР составляли 595,9 миллиарда долларов, на 1 октября — 556 миллиардов, при том что в ходе сентябрьских интервенций ЦБ продал около 18 миллиардов долларов. Остальные 20 миллиардов — курсовая переоценка. С 1 по 17 октября ЗВР уменьшились до 515 с лишним миллиардов, из них порядка 17 миллиардов — это тоже курсовая переоценка, а вовсе не интервенции, на них приходится немногим более 20 миллиардов. «Если вы посмотрите на снижение резервов с 1 августа по 17 октября, вы увидите колоссальную цифру — порядка 80 миллиардов долларов, — признает Надоршин, — но половина этого объясняется не интервенциями, а переоценкой курса. Следовательно, и отток капитала — это не все изменение резервов, а около половины».


По наблюдениям Евгения Надоршина из «Траста», объем интервенций ЦБ на валютном рынке в последние дни резко снизился. «Похоже, те, кто играет на ослабление рубля, выдыхаются, — замечает он. — В понедельник ЦБ был вынужден продать не более миллиарда, во вторник, возможно, вообще ничего. В среду, судя по всему, объем продаж тоже был очень небольшим».


Номинальные фонды


В золотовалютные резервы входят и преемники стабфонда — минфиновские резервный фонд и фонд национального благосостояния. Их нынешний объем составляет примерно 190 миллиардов долларов, и главный экономист инвестиционной компании «Тройка-Диалог» Евгений Гавриленков отмечает, что хотя статистически они входят в ЗВР, реально ЦБ распоряжаться ими не может. Но чтобы Минфин мог потратить часть фонда национального благосостояния на поддержание фондового рынка, ему придется обменять эти средства на рубли, скорее всего, в том же ЦБ, и тогда Центробанк действительно получит соответствующую сумму в валюте, говорит экономист.


«Минфин планировал инвестировать в российские активы, — продолжает тему Евгений Надоршин из банка «Траст», — по сообщениям самого Минфина, до 40 процентов фонда национального благосостояния. Текущий размер фонда, по-моему, около 48 миллиардов долларов. То есть около 20 из них может быть инвестировано в российские активы, чем, я так понимаю, уже занимается Внешэкономбанк. Если же говорить о резервном фонде, то поскольку основная его цель — платежи по внешнему долгу и покрытие дефицита федерального бюджета, то, наверное, и здесь не все Минфину необходимо держать в валюте. По внешнему долгу, например, правительству РФ осталось заплатить менее 40 миллиардов долларов. Все остальное, если есть необходимость, Минфин спокойно может перевести в рубли, если у него будет на то желание, не обязательно инвестируя в российскую экономику».


Долги и нефть: могло быть и хуже


Правительство выделяет из ЗВР 50 миллиардов долларов Внешэкономбанку для рефинансирования внешнего долга ключевых российских предприятий и банков. Руководитель аналитического отдела Банка Москвы Кирилл Тремасов полагает, что для ЗВР это не так много, особенно с учетом их избыточности в последние годы. «Общее соотношение внешнего долга к ВВП, если брать и корпоративный, и государственный, составляет порядка 30 процентов, даже чуть меньше, — объясняет аналитик. — Это не такой уж большой показатель. Скажем, в среднем по Европе он превышает 60 процентов».


Еще в начале лета общие доходы России от экспорта нефти и газа, по экспертным оценкам, превышали 1 миллиард долларов в день. За последние четыре месяца нефть подешевела в два с лишним раза. Но Евгений Гавриленков из «Тройки Диалог» предупреждает, что этот коэффициент нельзя распространять на среднедневные «нефтегазовые» доходы. Доходы от экспорта газа пока остаются на прежнем уровне, так как цены на него в основном фиксируются долгосрочными контрактами где-то на год вперед. Что касается нефти, текущие ставки экспортных пошлин и налога на добычу природных ископаемых рассчитаны исходя из высоких цен двухмесячной давности. Низкие нынешние цены (в районе 60 долларов за баррель) войдут в расчеты только через несколько недель, и только после этого уровень поступлений в бюджет от экспорта углеводородов понизится.


«Фондовому рынку в 2009 году терять будет нечего»


По оценкам некоторых зарубежных банков, только с начала августа инвесторы вывели из России более 100 миллиардов долларов, но Кирилл Тремасов из Банка Москвы отмечает, что бегство денег с российского рынка не может быть вечным. По итогам этого года он прогнозирует чистый отток капитала в размере 20-30 миллиардов долларов, результаты следующего года будут зависеть от того, откроются ли внешние рынки.


«Если российские компании не смогут рефинансировать свой долг на Западе, то они должны будут выплатить порядка 100 миллиардов долларов западным банкам. Вот на эту сумму и может произойти отток капитала, — объясняет аналитик. — Но при этом, думаю, у нас будет достаточно серьезный приток прямых иностранных инвестиций». Оттока с фондового рынка, по мнению Тремасова, в следующем году уже не будет — он упал так низко, что выводить с него, по большому счету, уже нечего — а прямые иностранные инвестиции смогут заметно компенсировать уход средств, связанный с погашением внешних долгов. «Общий отток капитала, думаю, будет не таким большим. Хотя, наверное, будет», — подытоживает аналитик.


XS
SM
MD
LG