Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Мандат наблюдателей миссии ЕС в зоне российско-грузинского конфликта должен быть расширен


Программу ведет Кирилл Кобрин.



Кирилл Кобрин: Мандат наблюдательной миссии Европейского союза, которая с 1 октября патрулирует зоны бывшего российско-грузинского конфликта, должен быть расширен - такое мнение высказал на днях глава миссии, 55-летний немецкий дипломат Ханс-Йорг Хабер. Сегодня у наблюдателей ЕС есть четыре офиса в Грузии - в Тбилиси, Поти, Зугдиди и Гори. Россия разрешает им посещать по графику только так называемые «буферные зоны» на границе с Абхазией и Южной Осетией, но не территории самих этих двух республик, официально признанных Кремлем.


Только что Ханс-Йорг Хабер ответил на вопросы корреспондента Радио Свобода.



Корреспондент: Ваша миссия официально действует на всей территории Грузии. Как известно, позиция России и руководства Абхазии и Южной Осетии заключается в следующем - до тех пор, пока страны ЕС не признают независимость этих двух республик, наблюдателям Евросоюза там делать нечего. Однако вы недавно сказали, что почти уверены в том, что ваши наблюдатели скоро появятся и в Южной Осетии, и в Абхазии. Что именно вселяет в вас такую уверенность?



Ханс-Йорг Хабер: У нас есть мандат на наблюдение на всей территории Грузии. Это очень важный момент, тем самым мы поддерживаем позиции грузинского руководства о неделимости территории страны. Конечно, нам всем следует настроиться на сотрудничество. Мы, наблюдатели, постоянно получаем жалобы с обеих сторон на нарушение условий перемирия, несоблюдение гарантий безопасности и нарушение границ. Мы не всегда располагаем подтверждениями, но в любом случае стараемся провести расследование на уровне самых высоких стандартов, выезжаем на место событий и опрашиваем людей. Я считаю, что в нашей работе, соответственно, заинтересованы все стороны, в том числе и правительства Абхазии и Южной Осетии.



Корреспондент: Ранее вы утверждали, что российская сторона не полностью соблюдает условия соглашения, не отводит свои войска и так далее. А как ведет себя грузинская сторона?



Ханс-Йорг Хабер: Отвод грузинских войск в места постоянной дислокации из зоны конфликта - необходимая мера, чтобы снизить уровень напряженности и враждебности, и это происходит. Грузия - суверенное государство, она имеет право распределять свои войска на своей территории так, как хочет, понятно, что войска будут, например, проводить учения, а не сидеть безвылазно в казармах. Однако в буферных зонах и вблизи них они не должны находиться, в пределах видимости с позиций вооруженных формирований других сторон, чтобы не создавать провокационных ситуаций. Мы постоянно напоминаем об этом грузинскому руководству.



Корреспондент: Министр иностранных дел Франции на днях сообщил, что в ближайшее время будет создана некая комиссия ЕС по расследованию конфликта. Что имеется в виду, какова цель этого расследования?



Ханс-Йорг Хабер: Основная цель расследования - конечно, выяснить причины вооруженного конфликта между Грузией и Россией, по какой причине он принял столь масштабные формы, начиная не только с 7 августа этого года, но и гораздо более раннего времени. Разумеется, мы не можем сейчас вернуть ситуацию назад и что-то исправить, да и не ставим перед собой такой задачи. Главная цель нашего пребывания здесь - предотвратить новые столкновения.



Корреспондент: Вы также не раз говорили, что одной из главных опасностей остается огромное количество неразорвавшихся боеприпасов в зоне бывшего конфликта. Как идет процесс их разминирования? И кто занимается разминированием территории?



Ханс-Йорг Хабер: Грузинские подразделения. Невооруженные формирования грузинского министерства обороны, а также военнослужащие министерства внутренних дел, при помощи иностранных специалистов. Они очищают территорию от неразорвавшихся боеприпасов, это не разминирование, поскольку речь не идет о пехотных минах. Очень много внимания уделяется информированию населения, которое постепенно возвращается в родные места, об угрозе, которую могут представлять различные непонятные предметы и объекты. Главная опасность - то, что люди сейчас пытаются выйти на поля и в сады, чтобы собрать то немногое, что осталось от их урожая.



Корреспондент: Да, большая часть урожая в этих местах погибла, сгнила на корню, поскольку люди, действительно, опасаются выходить в поля. Наступает зима, и перед населением пострадавших районов может встать прямая угроза голода. Мне известно, что в число ваших задач входит также мониторинг гуманитарной ситуации. Как вы оцениваете обстановку, и есть ли у вас предложения для властей Грузии, как именно можно помочь этим людям?



Ханс-Йорг Хабер: Во-первых, я должен сказать, что сам факт того, что люди постепенно начинают возвращаться в покинутые дома - это уже очень хорошая новость. По нашим подсчетам, речь идет примерно о 35 тысячах человек, бежавших в то время из зоны боевых действий, тех, кого мы называем вынужденно переселенными лицами, они сейчас возвращаются. Во-вторых, действительно, погибший урожай - это для них проблема номер один. Снабжение беженцев продовольствием и прочими вещами первой необходимости в наши задачи не входит, это прерогатива международных гуманитарных организаций, стран-«доноров». Но, разумеется, мы стараемся держать ситуацию под контролем. Сколько у людей осталось имущества, скота, каков их доход, насколько они вообще готовы к наступающей зиме. Кроме того, нельзя забывать и о 2009 годе. Нужно готовиться к более отдаленному будущему, и пока совершенно непонятно, за счет каких источников доходов будут жить эти люди в следующем году.



XS
SM
MD
LG