Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сегодня исполнилось ровно 10 лет с момента выхода нашей программы в эфир! Мордовская голгофа не забыта. Почему жена бывшего политзаключенного боится, что его снова посадят? В чем причина роста цен на продукты в Самарской области? Кто ответит за отравление вятской реки Медянки? Сочи: Комендантский час для подростков – это хорошо или плохо? Ижевск: Кто же на самом деле защищает права 5-летнего Саши Халдеева? Челябинск: Исповедь альтернативщика. Псков: Где достать чистую воду? Мстера: Старинные промыслы живы


В эфире Саранск, Игорь Телин:



Появление в календаре памятной даты - Дня памяти жертв политических репрессий - имеет прямое отношение к Мордовии. 30 октября 1974 года по инициативе Кронида Любарского и других узников мордовских и пермских лагерей был впервые отмечен День политзаключенного. Его отметили совместной голодовкой и зажиганием свечей в память о безвинно погибших.


Мордовия известна своими колониями. На территории республики в тридцатых годах был организован знаменитый Дубравлаг, в котором содержались многие тысячи узников, в том числе и те, кто был осужден по печально знаменитой 58-й статье. Однако колонии Дубравлага не были единственными местами заключения на территории Мордовии. Со второй половины 20-х годов прошлого века в Ромодановском районе республики, на территории монастыря в селе Чуфарово, была организована следственная тюрьма НКВД, сейчас исследователи называют ее настоящим концлагерем. Пока не известно точно, сколько человек здесь погибло, но счет идет на тысячи, уверен архиепископ Саранский и Мордовский, владыка Варсонофий.



владыка Варсонофий : Тысячи людей были замучены у нас здесь в Большом Чуфарово. Это наша мордовская голгофа, где тоже было множество монахов, священников, просто мирян репрессированных и замученных.



Игорь Телин : По словам историков, заключенные должны были здесь дожидаться суда, однако основная их часть до приговора не доживала. Люди умирали от голода, холода и сопутствующих им болезней. Долгие годы никто не занимался поиском могил погибших здесь людей. Первооткрывателем стала местная молодежь во главе с Александром Бочковым, место возможного захоронения указала ему его бабушка.



Александр Бочков : Пришли, стали выемки… попались останки.



Игорь Телин : После этого ребята поехали в Саранск и сообщили о своих находках в штаб республиканского поискового отряда. Чуфарово посетили специалисты.



Член отряда «Поиск» : Цель, конечно, мы ставим такую – все имена тех заключенных, которые умерли в Чуфарской тюрьме и исправительно-трудовой колонии со временем их восстановить. Чтобы потомки знали, за что сидели их предки, по какой причине умерли, чтобы конкретно знали, кто здесь захоронен.



Игорь Телин : На сегодняшний день патриотический отряд "Поиск" Ромодановского района пытается восстановить имена всех людей, похороненных в этом месте. Само закрытие монастыря в Чуфарове и открытие здесь следственной тюрьмы НКВД сопровождалось небывалым кровопролитием. Против власти выступили монахи и местные жители. Прибывший сюда карательный отряд расстрелял по некоторым данным около трехсот человек. В память о погибших здесь в этом году открыта мемориальная доска жертвам политических репрессий. Созвучно этому и проведение "живых" уроков истории в учебных заведениях - памяти жертв политических репрессий. В саранской средней школе номер 31 каждый год проводит такие уроки руководитель школьного музея Юрий Калямин. В 1937 году под расстрел попали его родной отец, дядя, дед и прадед. Их признали врагами народа.



Юрий Калямин : Приклеили ярлык кулака и другие социальные элементы. А к социальным элементам мой дед относился к таким неблагонадежным по одной простой причине, что он не вступил в колхоз.



Игорь Телин : В графе "социальное положение" в их документах у них была надпись "без определенных занятий". Обвинили же их в том, что они покушались на государственную собственность. Спасла остатки семьи Козловых решительность матери – не дожидаясь, когда придут арестовывать ее, а ребят отдадут в детдом для "детей врагов народа", она уехала из села туда, где ее, как она считала, не смогут найти – в Среднюю Азию.



Юрий Калямин : Мы оказались, вся семья, в далеком Узбекистане, в Сурхандарьинской области. Мама вышла замуж, чтобы быстро поменять фамилию.



Игорь Телин : Тысячи еще не арестованных мордовских семей так же, как и семья Юрия Калямина в тридцатые годы прошлого века вынуждены были бежать из родного края, бросая дома, имущество, живность, спасаясь таким образом от репрессий. Хотя и фактические понуждение к такому бегству со стороны властей тоже нужно называть репрессиями в отношении граждан, считает мордовский историк, профессор Владимир Абрамов.



Владимир Абрамов : Жертвами ведь надо считать не только тех, кто расстреляли, кого посадили в лагерь. Просто многие люди ведь бежали отсюда из-за репрессий, из-за страха. Я вам приведу такие данные, что до 1930 года, до начала коллективизации, население Мордовии возрастало, причем в среднем на 1,5-2 процента в год. И численность населения на территории, современной территории Мордовии достигла примерно 1 миллиона 400 тысяч человек. После начала коллективизации и репрессий, связанных с этим, потом 1937 год, к 1939 году численность населения сократилась до 1 миллиона 149 тысяч человек.



Игорь Телин : Примечательно, что Закон о реабилитации жертв политических репрессий начал действовать в России с 1991 года, как раз с того года, когда и появился в календаре День памяти жертв. В первой половине 90-х многим, в том числе и родственникам Юрия Калямина, вернули доброе имя.



Юрий Калямин : Мне любезно согласились… Представили в КГБ дело. Я читал. Это небольшое дело – всего там четыре странички, на каждого по страничке.



Игорь Телин : И той странички оказалось достаточно, чтобы вынести приговор – расстрел. Юрию Калямину даже удалось найти место, где захоронены его родственники. Все документы указывают на братские могилы, которые обнаружили бойцы отряда "Поиск" на территории Богоявленских родников, тогда это была окраина Саранска. Это самое крупное захоронение на территории Мордовии. Год назад здесь была установлена мемориальная плита в память обо всех, кто пострадал от сталинского террора.



В эфире Ростов-на-Дону, Григорий Бочкарев:



В Ростове прошёл митинг, в котором приняли участие бывшие политзаключенные, родные и близкие тех, кто погиб в советских лагерях, и правозащитники.


Председатель общественной организации «Путь к праву» Витольд Абанькин пришёл на митинг в ватнике с номером «58», пёречёркнутым жирной красной полосой:



Витольд Абанькин : «Будь проклят тот, отныне и до века, тюрьмой кто хочет исправить человека». Вот эти слова, написанные кровью, я прочитал в этапном боксе горьковской тюрьмы в шестьдесят шестом году. Угол был весь в крови, и кто-то пальцем на стене написал эти слова. И я на себе испытал, что исправить тюрьмой человека невозможно. В тюрьме человека или превратят в животное, по которому будут топтаться все, кому не лень, или же это выйдет герой, Человек выйдет. С большой буквы, понимаете?



Григорий Бочкарев : Красная полоса на номере заключённого означала, что его судили по так называемой политической статье номер 58, и которая включала в себя более 10 пунктов.



Витольд Абанькин : Ну, а я сел за что? Я писал стихи о расстреле в Новочеркасске рабочих в 1962 году. Распространял среди солдат и офицеров в Германии, эти стихи. Эти стихи попали к командованию. Я бежал в Западный Берлин, на границе был задержан немецкими пограничниками. Получил 12 лет. Хотя я сидел… Разве можно сравнить наше сидение и сидение тех, которые при Сталине! Когда зэки говорят, что те, кто при Сталине сидел, мы молчим, понимаете… Мне много раз предлагали освобождение за раскаяние. Когда меня сюда привезли, в Ростов, на освобождение самолетом, меня везли как президента! Шесть человек с пистолетами и я в центре самолета. Я им говорю: «Ребята, я не террорист и не маньяк. Я политзэк». Постепенно я разговорил их. Потом они уже несли мой чемодан с книгами, ребята, охранники. Вот так меня освободили.



Григорий Бочкарев : Людей в этот раз собралось не так уж и много. По мнению Абанькина:



Витольд Абанькин : Вообще, страшная ситуация. И тенденция у нас такая, что, видите, не особо этот день и отмечается. Потому что у нас это пародия на демократию. Об этом, я думаю, даже не надо никому говорить. То, к чему приложило руку государство, а, тем более, наше, перестает быть народным. Вот если бы этот памятник мы поострили за свой счет, мы бы были здесь хозяевами, а раз деньги выделены властью, это уже не наш памятник. Мы здесь никто. А Эрлен Иванович, он как бы его приватизировал. Это его памятник. Возле него там и стоять-то толком нельзя. Понимаете, в чем суть?! Это беда. Очень мало людей. Люди многие сегодня уже боятся сюда приходить. Вот когда я ехал сюда в этой фуфайке, мне жена говорит: «Тебя снова посадят». То есть, моя жена уверена, что ситуация в стране такая, что могут не сегодня-завтра начать сажать людей.



Григорий Бочкарев : Присутствовавший на мероприятии руководитель региональной организации «Объединённый гражданский фронт» Борис Батый даже не смог назвать происходящее митингом.



Борис Батый : Это, скорее, был сход граждан. Потому что, когда это делается, то делается какой-то сценарий. Кто-то выступает, возложение цветов. Этого не было. Честно говоря, не знаю, кто в оргкомитете этого мероприятия. Может быть, его вообще не было, оргкомитета. Правда, милиция была, работники ГБ были. Все честь по чести в этом плане. Сразу выделялись люди в штатском, которые здесь по долгу службы. ( Смеется ) Но люди были. Уже не все так плохо, на самом деле. Хорошо, что хоть кто-то помнит, ведь люди пришли, в основном, по воле сердца. Это ведь тоже немало.



Григорий Бочкарев : Борис знает о политзаключённых не понаслышке. Его товарищи, члены ныне запрещённой Национал-большевистской партии, Дмитрий Елизаров и Марина Курасова вышли на свободу совсем недавно - в этом году, а член «Объединённого гражданского фронта» Андрей Греков и поныне отбывает свой двухгодичный срок в одной из колоний Мордовии. Об этом мало известно, но таких случаев в последнее время становится всё больше и больше. Вот что об этом говорит Витольд Абанькин:



Витольд Абанькин : Я вам сейчас случай расскажу интересный. Лагерь 36-й – это сейчас музей тоталитаризма. И вот я был по приглашению в лагере в этом с Ковалевым Сергеем, и туда приехали школьники. Я взял учительницу со школьниками и запер в камере, задвинул засов. И учительница побледнела, у нее потекли слезы. А дети на нее смотрят и не поймут, что с ней. А она говорит, когда заскрежетал этот засов, мне так стало страшно! А у нее отец сидел. А вот дети этого страха не имеют. Это, с одной стороны, хорошо, что у них нет этого страха, что они не знают этого. А с другой стороны, это плохо, потому что может всё повториться.



В эфире Самара, Сергей Хазов:



С сентября в Самарской области на десять процентов повысились цены на продукты питания. Макароны и колбаса, мясо курицы и рыба в октябре стали стоить в среднем на 10-15 рублей дороже, чем в сентябре. Несмотря на заявления властей о государственном регулировании цен, подорожал и хлеб. Батон белого хлеба сегодня в Самаре стоит 15 рублей против 13 в сентябре, а кирпичик белого хлеба – от 20 до 25 рублей против сентябрьских 15 рублей. Среднестатистический самарец, при доходе в 7 тысяч рублей, 70 процентов своей зарплаты тратит на покупку продуктов. Остальное составляет квартплата. Инфляция лишила людей возможности накоплений. «Причина повышения цен - глобальный экономический кризис и инфляция в России», - поясняет финансовый аналитик Глеб Сукачев.



Глеб Сукачев : Будет ли в американской экономике рецессия, либо ситуация с экономическим кризисом как-то разрешится, от этого зависит положение дел, вообще, в мире и, в частности, в России. Плюс на Россию также влияет решение от кавказского кризиса.



Сергей Хазов : Повысились цены и на непродовольственные товары. Электроника, строительные материалы, бензин – цены выросли буквально на все. Особенно ощутили рост цен предприниматели, занимающиеся продажей товаров мелким оптом. Рассказывает предприниматель Олег Ваврин.



Олег Ваврин : Все растет в цене. Я говорю, с каждым завозом мы повышаем цены, потому что закупочные цены повышаются. Естественно, чтобы не остаться в пролете, за все надо платить.



Сергей Хазов : Продолжает другой самарский предприниматель, Игорь Колибаба.



Игорь Колибаба : Металл подорожал, гвозди, саморезы – все, все подорожало. Все связано с ростом цен на металл и топливо.



Сергей Хазов : Простые самарцы негативно отзываются о росте цен. Больше всего подорожанием продуктов недовольны пенсионеры. Говорит пенсионерка Елена Давыдова.



Елена Давыдова : На пенсию не проживешь! Сплошной обман. Зато Путин без конца выступал перед нами и только говорил – вы не обманите, подойдите хорошо к пенсионерам!



Сергей Хазов : Самарская пенсионерка Альбина Петрова, говоря о повышении цен, сетует, что пенсия не успевает за уровнем инфляции. Экономист по образованию, Альбина Степановна так поясняет причины сентябрьского повышения цен.



Альбина Петрова : Я считаю, что данный кризис спровоцирован не столько мировой экономикой, сколько внутренней. Это значит безграмотная работа наших экономистов, безграмотная работа наших банкиров. Вместо того чтобы стабилизационный фонд пустить на возрождение производства, наши решили заморозить его в зарубежных банках. А то, что у нас постоянно дорожают продукты, то, что у нас постоянно инфляция превышает заданные нашим правительством параметры, так это действительно опять-таки от бездарной политики, внутренней политики государства.



Сергей Хазов : Проанализировав причины повышения цен, бывший экономист не поспешила, как многие ее знакомые, в банк. «Появившиеся с конца сентября слухи о возможности дефолта не способствуют экономической стабильности. Люди поспешили снять со сберкнижек деньги. Это, в свою очередь, снова повысило цены на продукты», - считает Альбина Петрова.



Альбина Петрова : Сразу повышается на 20-25 процентов. Здесь плохо работает Антимонопольный комитет. Только этим можно объяснить, что не производители сельскохозяйственной продукции повышают цены, а именно перепродавцы спекулятивно поднимают. Повышаются цены только благодаря тому, что Антимонопольный комитет бездействует, и местные власти бездействуют, в том числе и органы надзора, такие как прокуратура и все остальные. Неприкрытая спекуляция не менее того и не более того. Ничего удивительного нет, что мы приходим, платим деньги за продукты, а мало того, что они низкого качества, чаще всего бывает, что они вредны. Простому-то человеку податься некуда. Поэтому и рыщут наши пенсионеры по всем дешевым оптовым рынкам.



Сергей Хазов : В отличие от финансовых аналитиков частных компаний, государственные статуправления информируют самарцев, что уровень инфляции в регионе крайне не высокий. Так, по данным самарского областного комитета статистики, инфляция в сентябре составила 1 процент, а с начала этого года цены на продукты в губернии повысились на 10 процентов. «Такая статистика выгодна властям», - поясняет бывший экономист, а теперь пенсионер, Альбина Петрова.



Альбина Петрова : Уже предлагается заморозить заработные платы и пенсии. Помните, еще совсем недавно говорили, что кризис нас не коснется? Если наши правители говорят о чем-нибудь, значит точно надо ждать обратного. Если раньше можно было доверять и власти, и банкам, то сейчас уже бесполезно!



Сергей Хазов : Пока власти предлагают варианты решения финансового кризиса, Альбина Петрова консультирует знакомых пенсионеров, где дешевле и выгоднее покупать продукты. Открытых в губернии по инициативе властей «социальных» булочных, где можно купить хлеб и молоко по доступным ценам, сегодня явно недостаточно.



В эфире поселок Мурыгино Кировской области, Екатерина Лушникова:



Анатолий Скитин : Все оборвало. Все снасти у нас… Два ерша было у нас. Вся наша добыча за два дня. Конечно, было очень обидно.



Екатерина Лушникова : Так неудачно закончилась рыбалка для жителя поселка Мурыгино Анатолия Скитина. Вместо рыбы ему удалось поймать только мутную белую слизь…



Анатолий Скитин : Оборвались даже полностью снасти от этой слизи. Поэтому ни о какой рыбалке не могло быть и речи. Все рыбаки развернулись и удалились, как говорится, восвояси, поближе к дому. В любой другой стране, конечно, можно было бы подать иск за возмещение морального вреда даже. Отдых, прямо скажем, не удался. Можно представить, когда дна не видно, воды не видно – одна целлюлоза.



Екатерина Лушникова : Целлюлоза в речку Медянку – приток Вятки - попала в результате сброса промышленных отходов бумажной фабрики «Эликон». Рассказывает координатор программы «Хранители Вятки» Григорий Поскребышев, недавно проводивший экологический мониторинг этого водного объекта.



Григорий Поскребышев : Органолептические показатели говорят о загрязнении водного объекта, в частности, реки Медянка, притока первого порядка Вятки, главной водной артерии Кировской области. Визуально это выглядит так – берега, на которых есть нанос серых, белых каких-то сгустков, то есть дно покрыто непонятным налетом бело-серым. Хлопья плавают прямо в самой реке. Цвет, запах совершенно невозможный. Случилась эта катастрофа экологическая. Мы делали пробы, которые показали, действительно, сильное превышение концентрации, в частности, по фенолу в 7 раз.



Екатерина Лушникова : На месте экологического преступления по вызову милиции побывали сотрудники Росприроднадзора. Рассказывает старший государственный инспектор по Кировской области Владимир Коровин.



Владимир Коровин : Мы получили информацию от поселкового отделения милиции Мурагинского – рапорт об обнаружении признаков преступления. Так они квалифицируют. Было отмечено в процессе проверки, что, да, превышение есть. Да, отрицательное влияние на водный объект есть, но в данном случае получился полный букет. По трем-четырем показателям, как минимум, на каждом выпуске у них отмечены превышения от установленных нормативов, в том числе по таким веществам как БПК (биологическое потребление кислорода). Это сброс органических веществ. Мы привлекали юридическое лицо ОАО «Эликон» к административной ответственности. Штраф – статья 8.13 – составляет 30 тысяч рублей. Штраф они, конечно, уплатили.



Екатерина Лушникова : Штраф в тридцать тысяч рублей на фабрике «Эликон» выплатили без каких-либо возражений, а вот построить новые очистные сооружения за несколько миллионов рублей руководство факбрики пока не спешат. Между тем, старые уже давно не справляются с нагрузкой. Об этом свидетельствует бывший работник предприятия Александр Россохин.



Александр Россохин : Я там работал сам на эти очистных сооружениях. Допустим, пруды-отстойники забиты. Там нет отстоя. Он называется пруд-отстойник, а там отстаиваться нечему, там уже одни какашки, грубо говоря. Там все забито. Там чистой воды-то нет. Некуда отстаиваться. Как половодье приходит, шибер открывают, и вся эта корка верхняя туда и умчала. Как хорошо. Чистить не надо пруды, сами собой очистились. Как Авгиевы конюшни.



Екатерина Лушникова : Ущерб, нанесенный водному объекту реке деятельностью бумажной фабрики «Эликон», сотрудники Росприроднадзора оценили примерно в 4 миллиона рублей. И обратились с иском в суд. Говорит Владимир Коровин.



Владимир Коровин : 4 миллиона ущерб, вред, нанесенный водному объекту. Мы подали в Арбитражный суд. В судебном порядке мы должны взыскать. Мы должны свою позицию отстоять. Естественно, «Эликон» будет также свою позицию отстаивать.



Екатерина Лушникова : От каких-либо комментариев работники предприятия «Эликон» отказались. Согласно последним замерам сотрудников Росприроднадзора превышение содержания фенола в стоках бумажной фабрики превышает норму в 8 раз. Заседание Арбитражного суда по иску Росприроднадзора к фабрике «Эликон» состоится 11 ноября.



В эфире Сочи, Геннадия Шляхов:



Вот уже два месяца на территории Краснодарского края действует региональный Закон «О мерах по профилактике безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних», запрещающий детям до 14 лет появляться на улице и в общественных местах после девяти часов вечера, а подросткам младше 18 лет - после 22 часов. Дети должны находиться дома, либо гулять в сопровождении родителей. Обеспечивать режим комендантского часа, призваны мобильные группы, в состав которых входят казаки, милиционеры, чиновники и представители общественности.



- Равняйсь, смирно! Товарищ глава администрации Центрального района! Личный состав, общественность, казачество для участия в рейде по отработке…



Геннадия Шляхов : Вот уже второй месяц по вечерам в разных городах Кубани строятся и проходят инструктаж члены, так называемых, мобильных групп.


Сочи – не исключение. Разве что рейды по городским улицам, клубам и кафе участились. Вице-губернатор Краснодарского края Галина Золина осталась недовольна низкими показателями отчётности.



Галина Золина : За три месяца реализации этого закона Сочи не может похвастаться реальными конкретными результатами.



Геннадия Шляхов : В очередной рейд по ночным улицам Сочи я отправляюсь в составе одной из мобильных групп. Четыре милиционера, три казака и три женщины, пришедших на рейд в добровольно-принудительном порядке. Пока мы идём по одной из городских улиц, старшая группы Тамара Кулешова, начальник отдела по делам несовершеннолетних Центрального района города Сочи, рассказывает о законе и о своей работе.



Тамара Кулешова : Мы считаем, что закон нужен, закон сегодня актуален, и мы, несмотря ни на что, в эти рейды идём с удовольствием.



Геннадия Шляхов : Первую на своём пути группу подростков наша мобильная группа застала в одном из городских скверов. Паспорта и студенческие билеты с собой оказались не у всех. У молодого человека по имени Александр, как потом выяснилось - студента политехнического колледжа - документов с собой не было, да и на вид ему было не больше 17, вот и задержали подростка.



- Саша, звони отцу. Где он?



Александр : Сейчас за мной отец приедет.



Геннадия Шляхов : Согласно Закона Краснодарского края, нарушивших установленные правила пребывания на улице несовершеннолетних подростков задерживают, вызывают родителей, оформляют бланк задержания, который потом направляют по месту учёбы. К родителям могут быть применены штрафные санкции от 500 до 1000 рублей. А вот владельцев клубов и кафе, где будут находиться в вечернее время несовершеннолетние без сопровождения взрослых, могут наказать штрафом от тысячи до трёх тысяч рублей.


В компьютерном клубе, куда наша мобильная группа зашла в половине двенадцатого ночи, несовершеннолетних не было.



- До 22 мы стараемся их выпроводить.



Геннадия Шляхов : Администратор клуба, показывая на выдержки из закона, размещённые на стенде перед входом в зал, говорит, что после десяти несовершеннолетние даже и не заглядывают к ним. Знают, что не пустят. Пока разговариваем с администратором, руководитель нашей группы интересуется у посетителей - что он знают о законе и как относятся к нему.



- Как вы относитесь к закону, ребята?



Посетители : Вы знаете, говорят, кто хорошо к закону относится – сверху 500 рублей. ( Смеётся ) Если честно, то - хорошо.



Геннадия Шляхов : Закон коррупционен, указывают представители правозащитных организаций. Вот мнение Татьяны Рудаковой, председатель межрегиональной общественной организации «Матери в защиту прав задержанных, подследственных и осуждённых».



Татьяна Рудакова : Это коррупция. Это очередной раз будут лезть в карман к папам, мамам. Я считаю, что всё в нашем государстве из крайности в крайность. У нас в основном карательно-репрессивная политика нашего государства. В отличие оттого, что надо просто-напросто создавать условия, чтобы этого не было.



Геннадия Шляхов : О том, как в этом направлении работает закон Краснодарского края, продолжает рассказывать Тамара Кулешова, начальник отдела по делам несовершеннолетних.



Тамара Кулешова : Если сейчас мы задержим ребёнка, у нас есть расписки, под расписку мы передаём ребёнка родителю. Мы обязаны его передать, чтобы с ним ничего не случилось.



Геннадия Шляхов : Рассказ Тамары Кулешовой был прерван родителями задержанного Александра, которые приехали за сыном на машине. Отец о чём-то долго разговаривает со старшим в группе милиционером. Мать успокаивает расплакавшегося сына - дома, намекает она, предстоит очень серьёзный разговор с отцом. Спустя пять минут с родителей взяли расписку и отпустили задержанного Сашу с отцом и матерью домой. Говорит Андрей Гавренков, тот самый милиционер, что общался с отцом Александра.



Андрей Гавренков : Он будет внесён в банк данных. Будем выяснять, почему в ночное время родители его не контролируют.



Геннадия Шляхов : Сцена объяснений родителей с милицией прямо посреди улицы оставила какой-то неприятный осадок. А потому интересуюсь у руководителя мобильной группы Тамары Кулешовой - нельзя ли обойтись без милицейских методов.



Тамара Кулешова : Мы были на мясокомбинате, хлебозаводе. Трудовые коллективы посещали. Мы объясняли. Там же родители в основном работают – женщины по изучению этого закона.



Геннадия Шляхов : На мясокомбинате на собрании, организованном в обеденный перерыв, присутствовало человек сто сотрудников, в основном женщины. Выступления гостей аудитория слушала молча, вопросов не задавала. Лишь покидая зал заседаний, сотрудницы сочинского мясокомбината решили высказаться.



Сотрудница : Я сталкивалась с милицией. У нас больше пострадает невинных детей, чем те, кто заслуживает.



Галина Самарская : Больше бы в школах занимали детей. Раньше всё было для детей, я сейчас что?! Дети беспризорные ходят по улицам.



Геннадия Шляхов : Как в воду глядела Галина Самарская, говоря о беспризорных. Месяц спустя после собрания проведённого на мясокомбинате и два с половиной месяца после вступления в силу Закона Краснодарского края «О мерах по профилактике безнадзорности» в Сочи неожиданно закрыли школу-интернат. Краевые власти, которым два года назад было передано на баланс это учебное заведение, объяснили своё решение аварийным состоянием зданий интерната. Заключение специалистов по этому поводу было сделано ещё в 2004 году, но всё это время никаких мер по ремонту или реконструкции не предпринималось. А тут разом на улице оказалось 70 учителей и 180 детей.



Ученица : Мы здесь привыкли. Интернат – второй дом. В школе другие учителя. А мы интернашки.



Мать двух воспитанников интерната : Мы считаем, что это абсолютно незаконно – освободить интернат социально-незащищённым детям, которым абсолютно идти некуда, освободить в середине учебного года, в октябре месяце – это нелогично, абсолютно.



Геннадия Шляхов : Не хочется пересказывать нехорошие слухи о причинах экстренного закрытия интерната, расположенного на 4 гектарах курортной земли. Хочется надеяться, что все дети будут обустроены - вот только где? Ещё одна городская школа-интернат заполнена до предела, а других специализированных учебных заведений в Сочи нет. Говорит организатор досуга закрытой школы-интерната Лариса Татаринова.



Лариса Татаринова : Нам горько, что эти дети и голодными насидятся, и не накормит их никто, и не оденет. Вот за что беспокоимся.



Геннадия Шляхов : Чиновники тоже беспокоятся о настоящем и будущем несовершеннолетних подростков. Потому и был принят в Краснодарском крае закон о мерах профилактики безнадзорности. Рассказывает заместитель главы Сочи по социальным вопросам Ирина Романец.



Ирина Романец : Самое главное – это профилактическая работа. Надо выстроить серьёзную системную работу всех органов профилактики для того, чтобы чётко каждый знал свои функции на стадии выявления социально-рискованных групп населения. Для того чтобы предотвращать и правонарушения и преступления в нашей детской среде.



Геннадия Шляхов : Комендантский час и другие меры, предусмотренные Законом Краснодарского края «О профилактике безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» вызвали неоднозначную реакцию в обществе. Прокуратура Краснодарского края оспорила в судебном порядке некоторые статьи данного закона. Мобильная группа, с которой я ушёл в «ночной дозор» в тот вечер задержала и препроводила к родителям всего двух подростков.



В эфире Ижевск, Надежда Гладыш:



Мальчик-сирота с комнатой стал предметом судебного спора между родственниками и назначенным органами опеки опекуном. Иск в Первомайский суд Ижевска подали прабабушка с тетей, требуя отменить распоряжение главы районной администрации, которым была учреждена опека. Истицы считают, что опека, установленная в обход и втайне от родственников, не является законной, кроме того, условия проживания ребенка, на их взгляд, существенно ухудшились. Говорит прабабушка 5-летнего Саши Халдеева Нина Андреевна Привалова. В свои 84 года она сама, конечно, не рискнула бы взять малыша на воспитание, но за правнука очень переживает.



Нина Привалова : Я поняла, что они не сказали правду. Сердце болит. Да, думаю, поеду. Я пришла, открыла, посмотрела… У меня ноги затряслись. Куда я попала?!



Надежда Гладыш : Реальным кандидатом в опекуны Нина Андреевна считает свою племянницу Татьяну Колупаеву. Та уже вырастила одну приемную дочь, имеет трехкомнатную квартиру и постоянную работу, а главное, сама Татьяна тоже выражает желание взять внучатого племянника. Как раз в декабре прошлого года она со своей тетей, Ниной Андреевной Приваловой, договорились об этом, однако, придя в детский дом, там мальчика уже не застали. Татьяна Колупаева считает, что женщиной, назначенной органами опеки, двигали корыстные мотивы. Вот ее мнение:



Татьяна Колупаева : Я просто вижу, что он вообще без всего остается. Нам комендант сказала – они хотят улучшить условия, хотят свою комнату и эту соединить.



Надежда Гладыш : Мальчик Саши за свои 5 лет уже натерпелся достаточно. Мама родила его вне брака и оставила в доме ребенка, хотя не отказалась от него и все надеялась забрать. Ждала то работу, то комнату. Сама она выросла в интернате. Комнату после смерти матери удалось выхлопотать, но пожить там ей не довелось ― умерла летом 2007 года при странных, возможно, криминальных обстоятельствах. Поскольку ребенок там прописан не был, уже 7 декабря 2007 года администрация детдома закрепила эту комнату за сиротой. 14 декабря выходит распоряжение об учреждении опеки, а 15 мальчика увела из детдома Галина Малюганова, 46-летняя продавщица овощной продукции, проживающая вместе с мужем на 12 квадратных метрах в общежитии. На мой прямой вопрос - было ли ей известно, что у Саши есть живая бабушка? - Галина Малюганова отвечает уклончиво:



Галина Малюганова : Мы ездили к ней. Мы взяли ребенка. Через неделю мы поехали к ней. Она была не против. Она очень довольна была. Она к нам приезжала.



Надежда Гладыш : Что приобрела Галина Малюганова, взяв Сашу под опеку? Его комнату она уже с января текущего года сдает в наем за 3 с половиной тысячи рублей в месяц. Плюс пенсия около двух тысяч, плюс 4 с половиной государственное пособие на содержание подопечного. Какие конкретные права ребенка нарушены вот такой отдачей мальчика под опеку? Мне отвечает адвокат истиц Анжела Замараева:



Анжела Замараева : Права ребенка на жилище, на охрану его здоровья. Ребенок помещен в жилое помещение, не соответствующее санитарным нормам. Площади у опекуна Малюгановой для ребенка нет. Площадь жилой комнаты в 12 квадратным метрам по санитарным нормам жилья в общежитиях – эта площадь составляет 6 квадратных метров на одного человека. Малюганова живет с мужем. Соответственно, эта площадь только для них. На вселение ребенка площади не имелось. Нарушается его право на охрану здоровья, поскольку угрожает здоровью его заболеванию.



Надежда Гладыш : Состояние здоровья мальчика?



Анжела Замараева : У него рецидивирующий бронхит, то есть это бронхит, который впоследствии может перейти в бронхиальную астму. У него еще больное сердце. Условия очень неудовлетворительные. В комнате находится стиральная машина, подведена вода. В комнате имеется водоотведение.



Надежда Гладыш : Представитель Первомайского отдела по делам опеки и попечительства Наталья Водолацкая, выступая в суде, хотя и упомянула вскользь, что должны были учитывать жилищные условия кандидата в опекуны, но нормы эти нигде не прописаны.



Наталья Водолацкая : Требуя вернуть стороны к первоначальному положению, они хотят, чтобы ребенок повторил судьбу матери. Ведь возвращение сторон в первоначальное положение, то есть изъятие ребенка из семьи, будет стрессом для мальчика, нанесет вред его физическому и психическому здоровью. Он не поймет предательство взрослых. Нужно быть черствыми и бездушными людьми, не думающими о судьбе ребенка, чтобы совершить такой поступок в отношении этого и без того обездоленного мальчика.



Надежда Гладыш : Суд первой инстанции отказал Приваловой и Колупаевой в удовлетворении исковых требований, а городской омбудсмен по правам ребенка Ольга Пишкова, которая в суде выступала на стороне опекуншы, прямо в судебном помещении пригрозила адвокату Замараевой, чтобы (далее цитата) «та лучше бы остановилась, иначе попадет в очень неприятную ситуацию» (конец цитаты). Сейчас дело уйдет на кассацию.



В эфире Челябинск, Александр Валиев:



Совсем недавно, еще в сентябре я делал сюжет об особенностях военного призыва 2008 года, и был в Челябинском областном военном комиссариате. В ходе беседы с заместителем военкома я спросил, как обстоит дело с альтернативной службой. Много ли желающих и сложно ли попасть на нее? Мне ответили, что желающих немного, а попасть особого труда не составляет: главное - доказать свои религиозные убеждения, не позволяющие взять в руки оружие. Однако на практике оказывается, что все не так просто.


По словам руководителя златоустовской городской женской общественной организации "Гражданская инициатива" Натальи Гусевой, практика такова, что ребятам-альтернативщикам изначально пытаются создать максимально невыносимые условия. Начиная с того, что свои убеждения приходится отстаивать через суд, продолжая тем, что редко кого оставляют служить в родных местах - пытаются отправить куда-нибудь подальше, и заканчивая самими условиями прохождения службы. Так, в частности, произошло с Александром Самсоновым, призывником из Ставрополья, чьи религиозные убеждения носят пацифистский характер. Еще в 2003 году его призвали в армию.



Александр Самсонов : Первый раз я обратился в военкомат с заявлением, чтобы мне заменили службу. Но на тот факт Федерального закона не было. Была Конституция, 59-я статья о том, что человек, у которого есть религиозные убеждения, он имеет право на замену, но Федерального закона не было. Поэтому они ссылались на это и говорили, что, ну, все – иди в армию. Закона нет – иди служи.



Александр Валиев : Дело дошло до суда, который встал на сторону призывника. Александра отправили служить в Ростов - на - Дону. Однако оказалось, что отправили его все же в военное учреждение.



Александр Самсонов : Приехал я в эту часть, куда они меня направили. Это было военное учреждение, о чем меня не осведомили, хотя указал в своем заявлении, что я не хочу служить в военных каких-то структурах. Пришлось там объяснять свою позицию. Пришлось объясниться, заверить некоторые документы, что я там был, что я не убежал оттуда, что я не дезертировал со службы и приехал опять-таки домой. Подал заявление в военкомат о том, чтобы мне заменили эту службу. И опять растянулось судебное заседание, судебное разбирательство на целый год.



Александр Валиев : На мой вопрос - тяжело ли было доказать военным свои взгляды и право на выбор службы без оружия? - Александр говорит, что для начала пришлось доказывать, что такой разговор вообще уместен.



Александр Самсонов : Сначала начальнику второго отделения доказывал, что я имею право подать вообще заявление на альтернативную службу. Хотя заявление должны принять от любого человека, независимо оттого, кем он является. Потом требовали справку из организации, хотя тоже не на основании закона, то есть никаких справок не нужно, чтобы доказывать свои убеждения. На призывной комиссии… Что они имеют право делать – это спрашивать о религиозных убеждениях. Вопросы были каверзные.



Александр Валиев : В результате второго суда Александра отправили служить в Челябинск, в профессиональное училище, где дали работу плотника.



Александр Самсонов : С первого года службы нас заселили в одну комнату – 12 квадратных метров – вчетвером. Это люди разных религиозных течений. Был там один свидетель Иеговы, который позже также приехал. Был один пятидесятник и виссарионовец. У каждого свои предпочтения, свои взгляды. Один хочет отдохнуть, другой что-то поделать, третий почитать, четвертый телевизор посмотреть. Согласно закону на человека должно быть не меньше 6 квадратных метров жилой площади. А договор с нами заключили также по закону, но директор прописал в договоре, что нам положено не жилое помещение, а койко-место, как в казарме. Такие условия, можно сказать, рабовладельческий строй.



Александр Валиев : В итоге Александру пришлось уйти на квартиру к знакомым и жить там полгода. Потом освободилась соседняя комната в общежитии, и двое его бывших соседей переехали туда, сломав замок на двери. Александр Самсонов вернулся в свою комнату, но вскоре его выгнал сосед - тоже альтернативщик из Осетии. С диким скандалом Саше все же выделили отдельную комнату. А вот что он рассказывает об условиях оплаты труда.



Александр Самсонов : Как они говорят, мы табилировали вас по штатному расписанию. Может быть, оно так и было по штатному расписанию. Но были надбавки, как они обычно делаются, по 15 процентов. Но зарплата не повышалась. А когда встал вопрос о пересчете ее до прожиточного минимума, то чтобы не добавлять эту зарплату, нам начали отрезать часы. Сумма оставалась та же. Ее подгоняли под рабочие часы. В денежном эквиваленте это не больше 1 тысячи рублей. Директор апеллировал тем, что мы хотели тех ребят, которые будут бесплатно работать. Приходится где-то внепланово подрабатывать, не регистрируя это все.



Александр Валиев : Александру Самсонову осталось служить полгода. Он не жалеет о том, что выбрал альтернативную службу и отдал долг Родине. Но, окончив ее, он постарается забыть эти три года как страшный сон.



В эфире Псков, Анна Липина:



Марина Прокофьева : Эту воду я исключительно использую только для уборки дома и для мытья посуды. Для пищи мы покупаем воду или ездим на родник.



Анна Липина : Псковичка Марина Прокофьева наливает стакан воды из- п од крана. Показывает. Вода мутная и желто-коричневого цвета. Пить такую воду, даже после кипячения - страшно. Специалисты санитарной службы подтверждают, что вода в водопроводной системе Пскова - опасна для здоровья. Говорит глав в рач областного Центра гигиены и эпидемиологии Сергей Никифоров .



Сергей Никифоров : Иногда мы даже выделяем в водопроводной воде ротовирусы - это вирусы, которые вызывают кишечные инфекции. В последние две-три недели у нас в два раза, в три почти у нас превышение по кишечным инфекциям относительно средних многолетних показателей.



Анна Липина : Претензии псковичей к качеству водопроводной воды звучат в адрес городских властей уже не первый год. Резко их количество возрастает весной - в половодье, и осенью - в период затяжных дождей. Качество воды в водопроводной сети города не соответствует санитарным нормам, соглашаются на предприятии Горводоканал и объясняют тем, что на 70 процентов питание реки Великой - откуда вода поступает на очистные сооружения горводоканала, а потом - потребителям, - поверхностное. Т о есть реку питают в основном болота и ручьи и только на 30 процентов - подземные источники. Цветность - это продукты гниения в болотах органических остатков. Если выше по течению реки прошли ливневые дожди, то идет вымывание всех гумусовых веществ природного происхождения, и все это идет в реку Великую. Ирина Иванова , инженер-технолог Горводоканала , объясняет.



Ирина Иванова : В настоящий момент в связи с прошедшими обильными проливными дождями резко ухудшилось качество исходной воды по таким показателям как цветность, окисляемость и мутность.



Анна Липина : Очистные сооружения на Горводоканале построены 40 лет назад. Полная очистка происходит только на одном блоке очистных сооружений, где обрабатывается около 70 процентов воды. На других блоках проводится только обеззараживание, поскольку блоки морально устарели и очистка воды современными веществами не предусмотрена старыми технологиями. Есть два варианта решить проблему качества питьевой воды в Пскове - реконструировать старые очистные сооружения или построить новый подземный водозабор. Что быстрее и надежнее - сейчас решают специально приглашенные специалисты из Москвы. Вариант с новым подземным водозабором кажется рентабельнее.



- Общая тенденция развития водоснабжения говорит о том, что надо переходить на подземные источники, потому что они имеют более высокое качество и требуют меньшие затраты на обработку воды .



Анна Липина : А пока большинство псковичей решают проблему с питьевой водой индивидуально. В Пскове есть несколько артезианских скважин и каждый вечер у колонок собирается живая очередь с канистрами.



Житель : Я сюда хожу уже лет 10 за водой. Вода всем в доме нравится и намного лучше, чем городская вода. Вода качается с глубины 10- 15 метров и колонка всегда работает.



Житель : Я с родника вожу домой себе воду, она чище, чем вода из-под крана .



Анна Липина : Воду из городских колонок Центр гигиены и эпидемиологии исследует по несколько десятков раз в месяц, говорит главврач центра Сергей Никифоров.



Сергей Никифоров : По бактериологии колонок из подземных источников по нашим данным за последний месяц был только один анализ плохой .



Анна Липина : На строительство подземного водозабора в Пскове, при хорошем финансировании может уйти несколько лет. Безусловно, пользование чистой водой скажется и на оплате для населения. Тем временем псковичи стоят в очереди за водой из артезианских скважин, пока она - чистая и бесплатная.



В эфире Мстера, Татьяна Вольтская:



Поселок Мстера Владимирской области известен с XVI века, это издавна было бойкое место, родовая вотчина князей Ромодановских. Иконописный промысел возник среди здешних крестьян в первой половине XVIII века, заняться ремеслом пришлось из-за "худости", малой плодородности местных пашен. Уже в XIX веке экономисты отмечали, что Мстера имеет только название села, на самом деле это настоящий город. Больше половины населения этого города занимались иконописанием и деятельностью, связанной с ним. К началу ХХ века здесь было множество ремесленных заведений, клееночная фабрика, кожевенный завод и 30 торговых лавок. Сегодня лаковая миниатюра из Мстеры известна не только в России, но и во всем мире. Этим промыслом занимается и Анатолий Колесников.



Анатолий Колесников : Мы производим продукцию – лаковую миниатюру. На папьемашовых заготовочках пишем сказочные сюжеты. Все это пишется кисточкой, сусальным золотом. Наш поселок известен изначально тем, что 400 лет уже пишутся икон. Это поселок иконописцев, в первую очередь. Династии, которые уже сложились, веками.



Татьяна Вольтская : Но интересно, что сам Анатолий - как раз человек приезжий. Он москвич, осевший в поселке 15 лет назад, а к династии иконописцев принадлежит его жена. До этой минуты я думала, что только провинциалы едут в Москву, но вот, оказывается, бывает и наоборот.


Действительно ли сохраняется там манера письма?



Анатолий Колесников : Да, конечно. Мы постоянно смотрим, постоянно добываем именно те старые списки мстерских икон, которые раньше писались великими мастерами. К сожалению, много со Мстеры практически ничего не сохранилось.



Татьяна Вольтская : Большой ли спрос?



Анатолий Колесников : Конечно, есть спрос. Но продукция не дешевая. К сожалению, не каждый человек может позволить себе купить икону. Даже из истории могу сказать, что на иконы раньше менялись имения. Это уже показатель. Имения, целые поместья менялись на какую-то, к примеру, икону. Это уже говорит о ее стоимости.



Татьяна Вольтская : Я попросила рассказать жену Анатолия - Светлану Колесникову - как она стала художницей.



Светлана Колесникова : У меня была прабабашука, которая была художницей. Раньше в старину у них как бы свое было. Учиться было негде, у них было свое. Но у нее был талант именно художника. От бабушки, чувствуется, передалось к папе моему. Но он не поступил в художественное училище по такому поводу, что забрали в армию. Он поздно пошел в армию – в 25 лет. Получается… Что я там буду с молодежью. И он остался закрытым художником. Он меня направил по художественному пути, поэтому я отучилась в мстерском училище четыре года. Получила профессию художника-миниатюриста.



Татьяна Вольтская : Вот Благовещение. Я не встречала такого Благовещения. Оно такое радужное…



Светлана Колесникова : Мстерское. Да, это мстерское. Каноничное изображение, стилизация самой архитектуры – это новгородский стиль. Мстера ближе к такому новгородскому стилю, придерживается. Именно это точная копия с мстерской старой иконы.



Татьяна Вольтская : В Мстере процветает не только иконопись, говорит Светлана Колесникова.



Светлана Колесникова : В таком небольшом поселке четыре промысла. Это ювелирная мастерская - завод «Ювелирпо» по столовым приборам из мельхиора и серебра. Это ручная вышивка - белая гладь и владимирские шов, то есть изготовляют и вышивают иконы, золотое шитье, серебряными нитями, белая гладь и нитями мулине, также скатерти, одежда. Все это вышивается вручную. И, естественное, лаковая миниатюра и иконопись.



Татьяна Вольтская : Училище вышивальщиц в этом году прекратило набор - если ремесло художника остается популярным, то девочки больше не хотят вышивать, предпочитают искать более высоких заработков в городе. Да и вообще, несмотря на несколько производств, существующих во Мстере, работы для молодежи все-таки не хватает. Светлана Колесникова считает, что изменить положение дел могло бы только развитие гостиничного бизнеса и туристической инфраструктуры, но это пока дело будущего.



Материалы по теме

XS
SM
MD
LG