Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Итоги основных событий региональной политики в России в прошедшем октябре


Михаил Соколов: Сегодня подведем политические итоги основных событий региональной политики в России в прошедшем октябре.


В Забайкальском крае, Иркутской и Сахалинской областях созданы руководящие органы Законодательных собраний, депутаты которых были избраны 12 октября. Ключевые посты по итогам выборов получают «единороссы».


Спикером Законодательного собрания Забайкальского края избран «единоросс» Анатолий Романов, возглавлявший до создания объединенного региона Читинскую областную Думу. «Единороссы» взяли себе шесть из восьми комитетов Законодательного собрания. Два ключевых комитета – по госполитике и по экономической политике – возглавили бывшие заместители губернатора Равиля Гениатулина Сергей Трофимов и Болот Аюшиев. Два оставшихся комитета – по демографической политике и трудовым отношениям и по национальной политике – возглавили Цырендоржи Дамдинов, избиравшийся по одномандатному округу, и коммунист Сергей Сутурин.


Спикером Сахалинской областной Думы был переизбран «единоросс» Владимир Ефремов. Конкурировавший с ним кандидат от Компартии О Тин Ха получил пять голосов членов фракции КПРФ. «Единороссы» взяли себе и посты вице-спикера, и глав всех четырех комитетов, и трех их заместителей. Лишь вполне лояльный власти лидер сахалинской «Справедливой России» Сергей Седов получил пост заместителя председателя Комитета по социальной политике.


В Кемеровской области, где правит губернатор Аман Тулеев, по результатам скандальных выборов в Законодательное собрание прошли две партии: 35 мест у «Единой России», одно у «Справедливой России», которая хоть и не перешагнула 7-процентный барьер, но поучила один мандат, как занявшая второе место на выборах. Коммунистам и ЛДПР выписали результаты ниже проходного барьера. Власти утверждают, что выборы прошли с соблюдением всех правил, а победа списка «Единой России» во главе с Аманом Тулеевым закономерна. А если кто что и нарушал, так это Компартия. Официальную позицию представляет наш автор из Кемеровской области Наталья Гузева.



Наталья Гузева: Представители партии «Единая Россия» считают результат выборов предсказуемым и оправданным. Вот как прокомментировал итоги выборной кампании руководитель регионального исполкома Кемеровского отделения партии «Единая Россия» Александр Курасов.



Александр Курасов: Результаты предсказуемые, и я еще месяц назад говорил, что примерно так и будет. Это результаты доверия кузбассовцев власти, губернатору. Да и явка, наверное. То, что у нас одна из самых высоких по России, если брать регион за Уралом, у нас самая высокая явка, самый высокий показатель за «Единую Россию». Кузбассовцы с удовольствием пошли на выборы. Они доверяют власти, они видят, что власть, действительно, работает, и считают, что, действительно, от них что-то зависит в этой жизни. Я считаю, что они показали, что они, действительно, сознательные люди и что Кузбасс у нас динамично развивающийся регион.



Наталья Гузева: В день выборов, 12 октября, не обошлось и без конфликтных ситуаций. Вот что рассказал председатель областного избиркома Сергей Реутов.



Сергей Реутов: После того, как открылись избирательные участки, к нам поступил ряд предложений вывести наблюдателей, которые были ранее заявлены КПРФ, и заменить их на других членов КПРФ, которые прибыли к нам из соседних областей. Вы представляете, что творилось на избирательных участках, когда избиратель пошел голосовать, а у нас такая неразбериха!..



Наталья Гузева: По его словам, КПРФ пригласила на выборы 500 человек наблюдателей-коммунистов из Новосибирска, Томска, Алтайского края и даже из Карелии. Но официальная жалоба в день выборов коммунистами были подана лишь одна – в Ленинск-Кузнецком районе, где они потребовали заменить всех наблюдателей на 61 участке. Коммунисты обратились в прокуратуру, где получили отказ, а суд, рассмотрев жалобу, отложил ее рассмотрение.



Михаил Соколов: Другая точка зрения у лидера коммунистов Кузбасса, депутата Государственной Думы России Нины Останиной.


Нина Александровна, избирательная комиссия Кемеровской области говорит, что выборы в вашем регионе прошли абсолютно нормально.



Нина Останина: Председатель областной избирательной комиссии Сергей Николаевич Реутов, мягко говоря, отличается слабой памятью. Только в областную избирательную комиссию мы направляли жалобы, лично я направляла жалобы на средства массовой информации, на нарушения прав в СМИ партий на агитационную работу. Ну, предположим, у нашего регионального отделения всего было 34 минуты эфирного времени на телевидении. И представьте себе, что в новостных передачах, в утренних и вечерних блоках, буквально ежедневно в течение двух месяцев тиражировалась информация о партии «Единая Россия». И как можно больше грязи на КПРФ. Но при этом, когда я поставила вопрос о том, чтобы предоставили мне такое же эфирное время для того, чтобы защитить свою честь, достоинство и репутацию деловую, то ответ был таков областной избирательной комиссии на эту жалобу, что достаточно моих выступлений в дебатах, что я веду их профессионально, и этого вполне хватает для того, чтобы я защитила свою честь и достоинство.


Мы подавали в областную избирательную комиссию жалобу на уличную рекламу. Дело в том, что у нас совершенно беззастенчиво использовалось административное право на то, чтобы агитировать за «Единую Россию». Я могу сказать, что все придорожные баннеры, растяжки – все это было у «Единой России». При этом даже не сочли нужным, уважая не просто избирателя, но и закон, хотя бы указать, из какого фонда средства использовались на изготовление данной продукции. Речь ведь шла не только о нарушениях в момент предвыборной агитации, но речь шла и о том, что тотальная фальсификация и массовые махинации были в день голосования и при подсчете голосов. В городе Кемерово, в городе Прокопьевске поймали буквально за руку при вбрасывании бюллетеней, заведено уголовное дело. И если Реутов считает, что это уже не доказательство, ну, мне трудно тогда судить, какими критериями руководствуется Реутов, давая такую оценку.



Михаил Соколов: А у вас есть возможность определить масштабы, как вы говорите, фальсификаций?



Нина Останина: Сейчас мы собираем все протоколы от своих наблюдателей. Конечно, протоколы мало что говорят, потому что фальсификации были еще до того, как запись вносилась в протоколы. Ну, например, станция «Трудармейская». По данным протоколов, всего один человек проголосовал за коммунистов. Как минимум, их двое должно было быть, потому что это семья нашего партийного секретаря. А когда стали спрашивать, то оказалось, что на улице 26 семей проголосовали за КПРФ, а указано, что только один человек. Так вот, 16 из них не побоялись и написали заявления о том, что они голосовали за КПРФ, но голоса их не были учтены.


Поэтому мы сейчас обратились ко всем жителям Кузбасса. Ну, вот так цинично наступать на горло людям и искажать результаты их волеизъявления может только зарвавшаяся власть. У нас нет разделения властей, у нас одна власть – власть губернатора. У нас нет ни представительной, ни судебной власти самостоятельной. Правоохранительные органы были втянуты в политические кампании. Поэтому мы можем сказать, что масштабы этой фальсификации... и готовы доказать это и в Верховном суде. Сейчас мы документальную базу готовим. И по мнению нашего секретаря Геннадия Андреевича Зюганова, мы дойдем до суда в Страсбурге, доказывая свою правоту. Итоги опроса говорят о том, что не менее трети населения Кузбасса, они стоят на нашей позиции и симпатизируют нам, коммунистам.



Михаил Соколов: А ЛДПР также была недовольна результатами выборов.



Нина Останина: В Кузбассе партия Жириновского не могла с нами выступить совместно, потому что Владимир Вольфович поддался на посулы губернатора и вторым человеком в списке поставил исключенного из рядов КПРФ, бывшего второго секретаря областного комитета Юрия Скворцова. Ну, очевидно, было обещано, что этому человеку будет в качестве поощрения за предательство интересов КПРФ предоставлено место в областном совете. Ну, обманули Владимира Вольфовича – никакого места Скворцову не предоставили, потому что предатели никому не нужны.


Но здесь, в Государственной Думе, на федеральном уровне мы нашли поддержку со стороны Владимира Вольфовича, который в свойственной ему экзальтированной манере говорил о том, что, да, в Кузбассе хамство, что там невозможно проявить нормальную позицию, чтобы эта позиция была зафиксирована, в том числе и бюллетенем.



Михаил Соколов: Нина Александровна, это все-таки больше что – личный конфликт ваш и Геннадия Зюганова с Аманом Тулеевым или здесь есть что-то еще?



Нина Останина: Совершенно нет. С 1990-ых годов Кузбасс называют «политическим барометром» российским. Вот сейчас стрелка этого барометра склоняется в сторону искусственного формирования в России двухпартийной системы. И в этом смысле наш губернатор любит опережать события, быть в первых рядах. И вот он сделал прогноз, по сути, на 2011 год. Я не говорю о Чечне, потому что там совсем выборов не было. А что касается того, что происходит здесь – искусственно нарисованные итоги голосования, то, что делал Тулеев сейчас... Потому что мы знаем, что на территориальные избирательные комиссии, на участковые избирательные комиссии доводились заранее цифры, которые должны фигурировать затем в итоговых протоколах.


То есть идет обкатка хорошо спланированного стратегического плана по созданию в России двухпартийной системы, причем всеми методами – начиная от физического устранения КПРФ с политической арены, а я докажу им, что эти примеры были у нас в Кузбассе, и аресты наших агитаторов, и борьба против депутатов Государственной Думы. У нас в Кузбассе не действует федеральный закон о статусе депутата, он нарушается. Воплощается план строительства в России двухпартийной системы. При этом в качестве оппозиционной партии предполагается искусственно созданная «Справедливая Россия», которая на сегодняшний день, к сожалению, тех людей, которые являются авторами этого замысла, она не оправдала их надежд. Ибо кроме административной поддержки у партии нет ничего.



Михаил Соколов: А каковы ваши ближайшие действия теперь?



Нина Останина: Мы сейчас собираем материалы для того, чтобы обратиться в Кемеровский областной суд. Хотя заранее знаем, какое решение вынесет областной суд. Но, в любом случае, мы должны пройти все ступени. Сейчас у нас только в городе Новокузнецке подано 14 исков. То же самое в городе Кемерово. Шесть исков в городе Прокопьевске. Поэтому мы сейчас проходим суды всех инстанций и готовим материалы для Верховного суда Российской Федерации.



Михаил Соколов: В Иркутской области многие выборные конфликты также отнюдь не исчерпаны. Сегодня мой собеседник – политический аналитик Виталий Камышев, который последние месяцы провел в Иркутской области.


И я хотел бы спросить у Виталия. Вот уже после того, как кампания завершилась, исчерпаны ли избирательные конфликты?



Виталий Камышев: Любопытная вещь. Первые послевыборные недели в Иркутской области выдались едва ли не более напряженными, чем сама кампания. Причем центральной фигурой конфликтной стал председатель временного облизбиркома Виктор Игнатенко. Дело в том, что накануне дня голосования, за несколько дней временный облизбирком принял постановление, в котором запретил «Единой России» проводить кампанию «Народный бюджет», расценив ее как агитацию. И в день голосования я сам был свидетелем того, что это постановление нарушалось. То есть рядом с избирательными участками стояли пикеты активистов и агитаторов «Единой России», которые и распространяли буклеты, ну, фактически агитационного содержания. И более 30 человек были задержаны местной милицией. И это довольно-таки любопытное явление.


Кроме того, были отменены результаты голосования на нескольких участках 15-го избирательного округа, в результате чего победу одержал, в конечном счете, не «единоросс» Гавриил Фронтенко, а исключенный накануне выборов из партии «Единая Россия» бывший спикер Законодательного собрания Сергей Шишкин. И в своем интервью газете «Восточносибирская правда» Виктор Игнатенко прямо говорит о том, что на него оказывалось беспрецедентное давление со стороны «Единой России» и руководителя ее избирательного штаба, вице-губернатора Сергея Сокола.



Михаил Соколов: А Игнатенко, собственно, занял фактически правовую позицию. И я так понимаю, что он предотвратил фальсификацию в Черемхово.



Виталий Камышев: Там фальсификация доказана. Там был вброс бюллетеней. Но известно, что еще один скандал разразился в ходе кампании – исчезло где-то, по-моему, около 700 бюллетеней. И в общем-то, скорее всего, они и были вброшены на нескольких участках вот этого 15-го одномандатного избирательного округа, где почему-то оказалась беспрецедентно высокая явка в этот день. И если везде результаты Фронтенко и Шишкина были примерно близкими, то здесь на 800 голосов впереди оказался Фронтенко. Результаты по трем участкам были отменены, а по остальным – впереди оказался как раз Шишкин.



Михаил Соколов: Вообще, судя по всему, какая-то часть избирательных бюллетеней – уже не 700, а несколько тысяч – пропала. Ведется ли расследование?



Виталий Камышев: Да, там заведено уголовное дело, и опять же по инициативе Игнатенко. И ведется расследование.


Здесь, на мой взгляд, вот что достаточно странно – это то, что давление на Игнатенко было открытым и очень жестким. Между тем, Игнатенко, надо сказать, - это первый постсоветский председатель областного совета, то есть это, в общем-то, авторитетный политик. И избирательную комиссию Иркутской области он возглавляет уже более 10 лет. Поэтому, на самом деле, в общем, он не держится за это место. И в результате «Единая Россия» и Сергей Сокол могут получить лидера оппозиции.


Там вообще ситуация сложилась достаточно интересная. Шишкин – это один из спикеров бывших Законодательного собрания, «политический тяжеловес», а его, в общем-то, выталкивают в оппозицию. Кроме того, уже состоялась первая установочная сессия нового Законодательного собрания, и без поста, без должности остался еще один бывший спикер – Виктор Круглов, тоже фигура чрезвычайно авторитетная в области. Ну, надо сказать, что, по опросам, он очень сильно опережает нынешнего исполняющего обязанности губернатора Игоря Есиповского. Ну, в общем-то, был популярнее Тишанина, или, по крайней мере, равновесной фигурой.


То есть получается так, что сейчас Законодательное собрание возглавила Людмила Берлина, и это, в общем-то, не очень публичная фигура. Она была юристом в свое время у Говорина в мэрии, потом работала у него в администрации. Но как политик, в общем-то, никак себя ярко не проявила. И в то же время без официальных каких-то должностей остались такие яркие, достаточно авторитетные и опытные политики, как Виктор Круглов, Сергей Шишкин, ну, там еще есть несколько независимых депутатов, которые, так или иначе, будут влиять на атмосферу, по крайней мере, в Законодательном собрании.



Михаил Соколов: Виталий, а не стоит ли вот за этим конфликтом между председателем избиркома Виктором Игнатенко и вице-губернатором Сергеем Соколом неразрешенная ситуация, собственно, с постоянным губернатором вот этого нового, большого региона? Поскольку губернатор не утвержден, и Игорь Есиповский, кандидат, это временно исполняющий обязанности, но и Сергей Сокол находится в этом списке. И возможно, как раз председатель избиркома сыграл против господина Сокола вот в этом нерешенном выборе Москвы.



Виталий Камышев: Надо сказать, что в последние годы линия противостояния в Приангарье, она складывалась по линии «свой – чужой». То есть был губернатор-«варяг» Тишанин, элиты объединились против него и оппонировали ему достаточно уверенно. И в результате Тишанин лишился поста. Сейчас главным раздражителем для местных элит является, конечно же, Сергей Сокол. Игорь Есиповский, конечно, тоже чужак и «варяг», однако за ним стоит Сергей Чемезов, а Чемезов все-таки для иркутян не чужой.



Михаил Соколов: А почему?



Виталий Камышев: Достаточно сказать, что его родители до сих пор живут в Иркутске и многие близкие родственники никуда не переезжали все эти годы. Чемезов там часто бывает.



Михаил Соколов: То есть глава «Ростехнологий», в общем, воспринимается лучше, чем некоторые другие «варяги».



Виталий Камышев: Да. Он, скажем так, «старший брат», «большой брат» для иркутских элит и человек авторитетный. Поэтому Есиповскому пока, так сказать, дана некая фора. Ну, он не «свой», но все-таки это как бы представитель Чемезова. А Сергей Сокол чужой как бы по всем параметрам. Он не из Иркутска, и не имел отношения к Иркутску. Но он еще себя и ведет достаточно вызывающе по отношению к местным элитам. В частности, Виктор Игнатенко говорил открыто о беспрецедентном давлении на него. А руководитель Агентства «Вертикаль», которое вело кампанию «Единой России», дал интервью многим средствам массовой информации после выборов (что само по себе не такой уж частый факт), где сказал, что местные элиты себя неправильно ведут, они недоговороспособны, и якобы дана индульгенция на отрывание голов.



Михаил Соколов: Это Сергей Толмачев, да?



Виталий Камышев: Да, Сергей Толмачев. Он выступил в одном из красноярских изданий с угрозами местным элитам. Такого не позволял себе даже Тишанин в свое время. Поэтому конфликт, на мой взгляд, достаточно острый. И чем он разрешится, пока неясно.


А пока видно, что отомстили коммунистам, которые в ходе кампании заявляли о нарушениях со стороны «Единой России», которые подали иск о признании итогов выборов недействительными...



Михаил Соколов: То есть они выполнили свою угрозу?



Виталий Камышев: Да, ну, пока, насколько мне известно. Именно ссылаясь на агитацию на участках и возле участков «Единой России». Надо сказать, что в предыдущем созыве у них не было фракции, а сейчас фракция у них есть, пять человек есть. Тем не менее, их лишили Комитета по контрольной деятельности, который они всегда, так сказать, возглавляли.



Михаил Соколов: Зато наградили ЛДПР. Интересно, за что?..



Виталий Камышев: Да, ЛДПР получила Комитет по собственности, и комитет весьма важный. Хотя, в общем-то, лидер местных «жириновцев» Нина Чекотова не обладает политическим опытом. И более того, она имеет среднее образование, наверное, единственная среди всех депутатов Законодательного собрания. Видимо, это расплата за то, что все-таки ЛДПР на этих выборах часть голосов коммунистов перетянула к себе. Не получили никаких постов и эсеры. Ну, в общем-то, они достаточно слабо выступили. И там был конфликт опять же личный с Соколом, когда один из депутатов, избранный по одномандатному округу в Усть-Илимске, Владимир Ташкинов просто обратился в прокуратуру с заявлением о том, что Сокол ему угрожал, требуя сняться с выборов.


То есть складывается, я думаю, такая неформальная коалиция коммунистов, эсеров и некоторых независимых, очень авторитетных депутатов. Но это, скорее, оппозиция даже Соколу, не исполняющему обязанности губернатора, а Соколу.



Михаил Соколов: Виталий, а сохранилось ли в Иркутской области гражданское «зеленое» движение, которое выступало против прокладки трубопровода по берегу Байкала?



Виталий Камышев: Да, существует «Байкальский народный фронт» и существует Байкальское движение. Это, в общем-то, одни и те же люди – это экологи, часть неформалов. В частности, там активную роль играют «лимоновцы», в этом движении. Но их не нужно путать с Партией Зеленых. Кстати, Виктор Игнатенко также говорил и о том, что от него требовали не регистрировать Партию Зеленых. Она, действительно, собрала более 5 процентов голосов. Ей, в частности, вернули избирательный залог. А в некоторых городах, как в Ангарске, она собрала более 10 процентов. Но это было ситуативным объединением. То есть там тоже участвовали активисты, в частности, из СПС бывшего иркутского, экологи. Но, как известно, сама партия, скорее всего, сольется, станет частью какого-то нового кремлевского проекта. Так что, насколько мне известно, она не будет существовать в этом виде в Иркутской области.


Что же касается неформальных движений, то, в общем, посмотрим. В будущем году пройдут выборы в Иркутскую городскую Думу. Может быть, там будут представлены независимые кандидаты от этого движения.



Михаил Соколов: А когда все-таки может состояться назначение губернатора Иркутской области? И будет ли это господин Есиповский, на ваш взгляд?



Виталий Камышев: Ну, до выборов декларировать, что это произойдет на первой же сессии... Этого не произошло. Кроме того, в частности, эсеры говорили о том, что они сразу же поддержат Есиповского. А на самом деле, я думаю, что они не торопятся, как и коммунисты, это делать. Я думаю, что идет торг, и предметом этого торга является судьба Сергея Сокола. То есть если Есиповскому удастся избавиться от своего заместителя, то я думаю, что он обеспечит себе лояльное отношение местных элит. Но вопрос в том, на каких условиях Сокол стал его заместителем. И тут много неясного. Возможно, что здесь работают какие-то оппоненты Сергея Чемезова в Кремле или в правительственных кругах, которые не хотят уж слишком ему облегчать жизнь.



Михаил Соколов: И пожалуй, последнее. Как вы объясните такую разницу в результатах выборов в сибирских регионах? С одной стороны – Иркутская область, где какая-то политическая конкуренция все-таки сохраняется. И с другой стороны – вот этот монорежим Амана Тулеева, который сумел даже коммунистам нарисовать результаты, ну, совершенно невероятные – ниже того, что они реально имеют, наверное, на порядок.



Виталий Камышев: Дело в том, что в Иркутской области, в отличие вот от этих регионов других, где проходили выборы, не выстроена система власти. То есть региональные элиты потеряли единство давно, еще при Говорине. Затем губернатор-«варяг» не смог создать какой-то себе фундамент. И в общем, в этой ситуации все еще более осложнилось крайне неудачной кампанией, которую провели красноярские технологии под руководством Сокола, ну, от имени «Единой России». То есть сочетание объективных и субъективных моментов. Не сцементирована власть, не сцементированным административный ресурс в Иркутской области оказался.



Михаил Соколов: А населению от этого лучше или хуже?



Виталий Камышев: Я могу так сказать, что все-таки в Иркутской области в новый состав регионального парламента попали люди, которые отстаивают интересы населения. Хотя их меньшинство. Но в других региональных парламентах как бы нет и этого.



Михаил Соколов: В октябре в Ульяновской области в нескольких городских и сельских поселениях прошли муниципальные выборы. Абсолютная победа «Единой России» предопределяет поведение областной власти. Рассказывает корреспондент Радио Свобода в Ульяновске Сергей Гогин.



Сергей Гогин: 12 октября в Ульяновской области в нескольких городских и сельских поселениях, а также в Ульяновске и в Димитровграде прошли муниципальные выборы. 99 из 114 мандатов на выборах всех уровней – это 87 процентов – получили кандидаты от «Единой России». В частности, все 25 депутатских мест в Городской Думе Димитровграда, второго по величине города Ульяновской области, заняли представители «Единой России».


Еще несколько лет назад регион относили к «красному поясу». На этот раз коммунисты выставили всего 9 кандидатов из почти трехсот, участвовавших в этих выборах. Ни один из девяти не прошел. «Справедливая Россия» смогла провести только шесть человек. При той монополии, которую «Единая Россия» уже имеет в области, преувеличенное внимание исполнительной власти региона к не столь уж важным, на первый взгляд, выборам, масштаб задействованного административного ресурса вызывает удивление. Говорит депутат Законодательного собрания Ульяновской области, первый секретарь обкома КПРФ Александр Кругликов.



Александр Кругликов: В избирательных комиссиях сложилась порочная практика двойных стандартов. Губернатор нарушает, министры нарушают, сверхжесткое отношение к представителям оппозиции. И я не удивляюсь вот этой позиции избиркомов – областной избирательной комиссии, сегодня ее возглавил господин Андриенко. А перед этим вступил в «Единую Россию». И там засилье одной партии. А выборы были весьма масштабными. И их можно было провести просто идеально с точки зрения соблюдения законодательства.



Сергей Гогин: В голосе пламенного борца с антинародным режимом больше нет энтузиазма – одна усталость. Против лома «Единой России» нет приема, говорит он. Ульяновский журналист Геннадий Антонцев рискнул участвовать в дополнительных выборах в Ульяновскую городскую Думу – и на себе испытал весь разнообразный арсенал «черных» политтехнологий.



Геннадий Антонцев: Против меня был применен абсолютно весь ресурс, начиная от районного и заканчивая областным. Кандидаты ставятся в совершенно разные условия. Я наблюдаю своего соперника от «Единой России» постоянно в сопровождении работника районной администрации. И в сопровождении на всех его сходах с представителями управляющих компаний, хотя они и частные. Это о чем-нибудь говорит, да? Когда к бабушке соцзащита приходит и говорит: «Бабушка, вот вам конфеточки ко Дню пожилого человека, вот вам предвыборная агитация от такого-то человека. Проголосуйте, пожалуйста, за него», - я не думал, что эти выборы грязные настолько. Вплоть до того, что приспешники моих конкурентов расписывали черной краской отремонтированные стены подъезда «За Антонцева!», что не могло, конечно же, не вызвать раздражения у избирателей. В день выборов заклеили дверные глазки стикерами, сделанными как копия с моего предвыборного буклета. И заканчивая грязной газетой, которую они выпустили в виде клона газеты «Новый град Симбирск», где я публикуюсь, разбросав ее по ящикам в ночь с четверга на пятницу. Суббота – день тишины. Что я мог успеть ответить?..



Сергей Гогин: Три года назад в округе, где баллотировался Геннадий Антонцев, досрочно проголосовали 12 человек, а в этом году - уже 109. Прирост явки на выборы по округу составил 70 процентов. На пяти избирательных участках Антонцев выиграл у своего конкурента от «Единой России» Александра Телепнева, а на шестом, отдаленном участке, куда был организован подвоз избирателей, проиграл и в итоге уступил «единороссу» с разницей в 6 процентов.


Вопиющий случай организованной доставки людей для досрочного голосования был отмечен и зафиксирован на камеру за неделю до дня голосования. Более 100 человек на автобусах привезли в горизбирком. Проголосовали тогда 30 человек, чьи мотивы для досрочного волеизъявления были признаны убедительными. Остальным надоело ждать: недовольные, они уехали на тех же автобусах (некоторых из этих людей видели потом на избирательных участках, то есть никуда уезжать они не собирались). Областная избирательная комиссия рассматривала инцидент, но нарушений в действиях горизбиркома не нашла. Как записано в протоколе заседания рабочей группы облизбиркома: избирательная комиссия вправе, но не обязана проверять указанную в заявлении избирателя причину досрочного голосования.


Теперь, когда партия чиновников укрепила позиции в регионе, глава Ульяновской области Сергей Морозов объявил о предстоящем сокращении государственных и муниципальных служащих на 20 процентов. Два миллиарда рублей, которые предполагается сэкономить, Морозов пообещал направить в реальный сектор экономики. Он порекомендовал Законодательному собранию Ульяновской области урезать свой аппарат в той же пропорции, а также уменьшить число депутатов, работающих на постоянной основе, с 11-ти до 3-х. Говорит секретарь регионального политсовета «Единой России», депутат Законодательного собрания Игорь Тихонов.



Игорь Тихонов: Это инициатива губернатора, но он согласовывал ее и с фракцией «Единая Россия», и с региональным отделением партии. В данном случае мы поддержали. Экономическая ситуация, в том числе и в Ульяновской области, вполне может ухудшиться в связи с экономическим кризисом. И депутаты должны показать пример, как нужно экономить бюджетные деньги. Я надеюсь на то, что наши однопартийцы не ухудшат качества своей работы, несмотря на то, что они не будут работать на постоянной основе. И это, конечно, по-человечески, достаточно тяжело будет сделать. Но, тем не менее, задача поставлена, и мы должны показать пример.



Сергей Гогин: Депутат Законодательного собрания от фракции КПРФ Вячеслав Алексейчик считает, что цифра экономии – 2 миллиарда рублей – взята с потолка.



Вячеслав Алексейчик: Конечно, никаких там 2 миллиардов нет, там гораздо меньше сумма. Ну и второе. Чем обычно заканчиваются все сокращения? Увеличением. Преследуется цель сделать Законодательное собрание номинальным органом. Ну, калмыцкий вариант. Лучше не придумаешь. Там сейчас осталось два человека: председатель, который сам себе назначает заместителя.



Сергей Гогин: В январе 2005 года, сразу после своего избрания губернатором, Сергей Морозов подписал распоряжение о 30-процентном сокращении аппарата областной администрации. В прошлом году он объявлял мораторий на рост численности управленцев. Но чиновники живут и размножаются по особому закону, который вывел Сирил Паркинсон: бюрократия прирастает со скоростью около 6 процентов в год, независимо от объема работы или даже при полном ее отсутствии.


Впрочем, для ульяновских чиновников есть и хорошая новость: они получили профессиональный праздник – День государственного гражданского и муниципального служащего в Ульяновской области, который будет отмечаться 9 декабря.



Михаил Соколов: В Самарской области в октябре избирали глав Волжского района и Сызрани. В регионе полностью доминировала бы «Единая Россия», если бы картину стопроцентного влияния партии власти не портил мэр Самары, член «Справедливой России» Виктор Тархов. Рассказывает Сергей Хазов.



Сергей Хазов: Выборы городского парламента Сызрани 12 октября были примечательны тем, что 25 депутатам предстояло выбрать из своего состава и главу города. Все 25 мест в городском парламенте получили выдвиженцы «Единой России».


Избирательная кампания в Сызрани была довольно скандальной. Из 106 человек, подавших в территориальный избирком документы на регистрацию, до финала кампании дошли лишь 66. Большую часть кандидатов избирком отказался регистрировать, сославшись на нарушения в документах. Критиковали действия избиркома оппозиционные партии. Из 15 выдвиженцев КПРФ восьмерых избирком отказался регистрировать. Из восьми заявившихся на выборы «справороссов» в кампании не смог принять участие ни один. У ЛДПР не зарегистрировали троих человек из 12-ти. Части партийцев удалось восстановиться по суду. И это обычная картина. «Единороссы» стремятся сконцентрировать максимум власти. Комментирует журналист Сергей Куртаджиев.



Сергей Куртаджиев: Артяков в Самарской губернии выполняет свою задачу, во-первых, поменять всех законно избранных глав муниципалитетов и районов на представителей «Единой России», на тех, кому доверяет не народ, а кому доверяет партия власти.



Сергей Хазов: Комментирует политолог Валерий Павлюкевич.



Валерий Павлюкевич: Если во времена Леонида Ильича Брежнева говорили «широко шагает Азербайджан», то сегодня широко шагает «Единая Россия», захватывая все новые и новые высоты.



Сергей Хазов: По новому Уставу города, на первом заседании новый парламент Сызрани избрал мэра – «единоросса» Виктора Хлыстова. В Уставе Самары и Тольятти, по инициативе губернских властей, вскоре тоже может появиться пункт о праве депутатов Городской Думы назначать мэров. Комментирует политолог Евгений Малевич.



Евгений Малевич: Не исключено, что они вернутся к этому вопросу. Особенно, если с Тарховым будет что-то происходить.



Сергей Хазов: Еще один представитель партии власти Александр Адамов 26 октября стал главой Волжского района. А вот глава Самары Виктор Тархов 22 октября отметил двухлетие пребывания на посту мэра. Комментирует политолог Валерий Павлюкевич.



Валерий Павлюкевич: Мэр преодолел только часть своего срока, ему еще работать и работать. Досрочно его может остановить только состояние здоровья и возбуждение каких-то уголовных дел. Что, кстати, вполне возможно.



Сергей Хазов: Юбилей Тархов встретил на больничной койке кардиоцентра. Вице-мэр Сергей Арсентьев вместо Тархова был вызван на ковер к губернатору, где на заседании правительства подвергся критике за плохое состояние города. Впрочем, выступая перед журналистами, сам мэр Самары Виктор Тархов рассказал о том, какой он блестящий хозяйственник.



Виктор Тархов: Конечно же, денег, во-первых, никогда не бывает много, их всегда не хватает. Сейчас верстается бюджет 2009 года, прошел уже первое обсуждение в Городской Думе. Мне попались цифры 2006 года: 6,1 миллиарда рублей – доходная часть городского бюджета. В этом году приняли уже цифру – 12 миллиардов 600 миллионов. Наша главная задача – это вообще привлекать инвестиции.



Сергей Хазов: Политологи считают, что самарский губернатор Владимир Артяков, заменивший глав муниципалитетов людьми партии власти, заинтересован и в замене мэра Самары человеком «Единой России». Владимир Артяков, привыкший к тому, что мэр – это, прежде всего, управляющий городом менеджер, не раз высказывал критику в адрес команды самарского градоначальника Виктора Тархова. По мнению самарских политологов, проблема в том, что губернатор «единоросс» Артяков и мэр Тархов никак не могут договориться, а в результате – Самара недополучает солидную часть средств областного бюджета.



Михаил Соколов: В Рамонском районе Воронежской области власти, проиграв выборы в марте, добились роспуска неугодного состава райсовета, и переиграли оппозицию на досрочных перевыборах. Из Воронежа сообщает корреспондент Радио Свобода Михаил Жеребятьев.



Михаил Жеребятьев: В отличие от выборов в Рамонский районный совет Воронежской области 2 марта, на которых местная власть, организационно связанная с «Единой Россией», потерпела поражение, новое голосование 12 октября завершилось убедительной победой «партии власти», получившей 23 из 25 мандатов.


Вторые выборы за год в пригороде Воронежа стали возможны в результате долгих судебных разбирательств, которые завершились не в пользу депутатов-оппозиционеров.


«Единороссы», избравшиеся 2 марта, добровольно сложили полномочия еще до проведения сессии нового состава совета. Тем самым, новый орган власти, в котором не набиралось две трети состава, так и не смог приступить к работе. Но сверх этого, несколько депутатов предыдущего состава совета инициировали процесс о признании неправомочности всего состава депутатского корпуса. После завершения суда избирком назначил досрочные выборы.


В ходе подготовки к октябрьскому голосованию региональный политсовет «Единой России» согласовал список выдвиженцев с руководством района, включив в него не только беспартийных из числа начальствующих персон, но даже одного коммуниста – генерального директора ЗАО «Сельские зори».


Лидер воронежских «единороссов», депутат Госдумы Александр Сысоев объяснил результат октябрьских выборов в Рамони «политической зрелостью» избирателей, вспомнив при этом про реальные дела власти для населения и признав ошибки, допущенные в прежней кампании.


Действительно, власть прошедшим летом занималась ремонтом дорог, освещением сел и прочими хозяйственными делами. На своей первой пресс-конференции избранный главой района Виктор Логвинов особо поблагодарил за победу областные власти, в том числе за помощь в работе с избиркомом.


Оппозиционеры из состава депутатского корпуса, избранного 2 марта, ссылаются на то, что ни в одном из решений судов нет упоминания о лишении их мандатов. Они добиваются признания этого факта в судебном порядке.


Очередные слушания по рамонским выборам в Верховном суде России назначены на 12-е ноября.



Михаил Соколов: Еще одно событие недели - по «состоянию здоровья» ушел со своего поста мэр Сочи Владимир Афанасенков, продавленный на эту должность всего три месяца назад. Считается, что «единоросс» не справился с выкупом земли под строительство олимпийских объектов.


Интересно, что власти размышляют об итогах муниципальных выборов в октябре. После поражений в Апатитах и Нижнем Тагиле предлагаются новые ограничения. Похоже, независимые кандидаты не смогут участвовать в муниципальных выборах. Соответствующие поправки в закон «Об основных гарантиях избирательных прав граждан...» уже подготовлены в Думе, сообщает аналитик Михаил Тульский. Выдвигаться смогут только представители зарегистрированных партий, а фактически – партий, представленных в Государственной Думе.


В Амурской области в октябре произошла смена губернатора. Рассказывает Антон Лузгин.



Антон Лузгин: В Амурской области очередной новый губернатор. После увольнения скандально известного Николая Колесова руководить регионом будет Олег Кожемяко, который с 2005-го по 2007 год возглавлял Корякский Автономный округ, а в последнее время работал в Администрации президента. Новый губернатор был назначен молниеносно. В расписании заседания Амурского Законодательного собрания после депутатского голосования заранее значилась инаугурация. Местные коммунисты недоумевали: не проще ли было проголосовать заочно по факсу или электронной почте и не устраивать спектакль. Они же выступили единогласно «против», подчеркнув при этом, что протест касается системы назначения губернаторов, а не конкретной личности кандидата. Продолжает депутат от фракции КПРФ Анатолий Белоногов.



Анатолий Белоногов: Нет никакой гарантии, и никто не будет нести ответственность – вот что самое страшное. Если бы за назначение Колесова кто-то сегодня понес бы ответственность, в полном смысле этого слова, как раньше в партийных органах несли ответственность за такое назначение, я думаю, что тогда в Администрации президента думали бы, как подбирать кадры, и создавали бы соответствующий резерв. И когда на Законодательное собрание выходили, то давали бы соответствующие характеристики, чтобы можно было знать, что это за человек. А сегодня же мы ничего не знаем. К большому сожалению, у нас нет ничего, с чем можно было бы ознакомиться. Вот «объективка» та, которая лежит, и через запятую: работал там-то столько, там-то столько. Ну, дали бы характеристику, что за период работы руководителем Корякского округа было сделано то-то, то-то и то-то, отработана такая-то система, увеличилось производство, допустим, или поголовье оленей, или повысился бы жизненный уровень населения. То есть чтобы хоть что-то было. Но ничего абсолютно нет. Судить-то не по чему.



Антон Лузгин: Многие в Приамурье склонны считать, что, на самом деле, было не так много вариантов кандидатуры губернатора Амурской области. Говорит обозреватель Андрей Горяинов.



Андрей Горяинов: У Кремля отсутствует кадровый резерв. Олег Николаевич Кожемяко – это как раз из того кадрового резерва, который припасался на крайний случай. Таких людей, как Кожемяко, в команде у Медведева больше нет. Я лично знаком с Олегом Николаевичем, правда, не настолько хорошо, но все-таки мы встречались, когда я работал в Приморском крае. Это, действительно, требовательный, справедливый и, самое главное, он честный человек. Большую часть команды он привезет с собой. И это те люди, которые работали у него в правительстве Корякского Автономного округа.



Антон Лузгин: Новый глава Приамурья Олег Кожемяко пообещал не менять кардинально аппарат правительства Амурской области. В принципе, с таких же примерно слов начинал свой короткий губернаторский путь Николай Колесов. Олег Кожемяко заявил, что главная его задача - вернуть доверие населения к исполнительной власти. На вопрос о том, что будет с губернаторским кабинетом стоимостью в 68 миллионов рублей, который строил из золота его предшественник, Олег Кожемяко дипломатично ответил, что губернатор должен располагать всеми необходимыми условиями для работы. Он стал девятым главой Приамурья, начиная с 1991 года. Для Дальнего Востока это абсолютный рекорд по частоте смены первых региональных лиц.



Михаил Соколов: Международный институт политической экспертизы (МИПЭ) и Фонд «Петербургская политика» представили в октябре третий рейтинг политической выживаемости губернаторов.


Как отмечают аналитики Михаил Виноградов и Евгений Минченко, подводившие итоги опроса, федеральная власть признала серию ошибок в кадровой политике прошлых лет: впервые потеряли свои посты «назначенцы» - иркутский губернатор Александр Тишанин и амурский губернатор Николай Колесов.


Выдвижение Олега Кожемяко на пост губернатора Амурской области является, по мнению опрошенных экспертов, свидетельством появления у федеральной власти «кадрового резерва», представителей которого периодически «примеривают» к тому или иному региону. Олег Кожемяко наряду с Борисом Золотаревым, Сергеем Соколом, Олегом Бударгиным и другими периодически «номинировался» на роль кандидатов в главы целого ряда регионов.


Прогнозируя дальнейшие кадровые шаги федеральной власти, эксперты выделяют регионы, где губернаторами остаются политики с традиционно низкими оценками за «политическую выживаемость». Их сохранение на губернаторских постах воспринимается как временное, обусловленное отсутствием альтернативной кандидатуры. Это Волгоградская, Кировская области, Карелия, Хакасия. Некоторые эксперты включают в этот список также Владимирскую и Орловскую области.


В Орловской области продолжаются коррупционные скандалы. Из Орла сообщает Елена Годлевская.



Елена Годлевская: Орловцы полагают, что главным поводом для отставки губернатора должен стать не конфликт элит, - конфликт действующего губернатора и его бывшего первого заместителя Павла Меркулова, который ушел со своего поста, фактически протестуя против осуществляемой в регионе экономической и социальной политики, а также конфликт с местной коммунистической оппозицией, получившей в результате выборов в областное Законодательное собрание 20 процентов мест, - а беспрецедентный уровень коррупционности местной власти, экономическое банкротство региона и неспособность к принятию управленческих решений, способных изменить ситуацию. Что касается внутриэлитных конфликтов, то, по мнению местных аналитиков, это - следствие, а не причина высокого политического антирейтинга Егора Строева.


О коррупции во власти сегодня в Орловской области не говорит только ленивый. Этому способствует активная работа правоохранительных органов, которые, наконец, переориентировались с разоблачения врачей и учителей, принимающих дорогие подарки за свои услуги, на чиновников. И оказалось, что верхушка местной власти замешана в криминальных схемах незаконного увода госсобственности в частные руки на миллиарды рублей. Обвинение в мошенничестве, совершенном в особо крупном размере, уже предъявлено руководителю областного Фонда имущества и заместителю руководителя Департамента имущественной, промышленной и информационной политики областной администрации, начальнику управления Федеральной регистрационной службы по Орловской области. Ущерб от мошеннических действий бывшего первого заместителя губернатора Орловской области Игоря Сошникова, сегодня скрывающегося от правоохранительных органов, как предполагается, в Москве, оценивается, как минимум, в 119 миллионов рублей.


А на прошлой неделе сотрудники УФСБ, УВД и Следственного комитета Орловской области провели обыски в здании обладминистрации и изъяли документы, касающиеся хищения гостиничного комплекса «Лесное», оказавшегося в личной собственности первого заместителя губернатора и председателя коллегии Орловской области, одного из руководителей областной комиссии по борьбе с коррупцией Виталия Кочуева. В результате мошеннических действий комплекс был приобретен чиновником по цене комнаты в коммунальной квартире - за 600 тысяч рублей. Скандал вокруг «Лесного» уже приобрел политический характер. Фракция КПРФ областного Совета народных депутатов на ближайшей сессии намерена поставить перед коллегами вопрос о недоверии Виталию Кочуеву. В обоснование внесен пакет документов, которые, по мнению коммунистов, подтверждают, что председатель коллегии Орловской области путем незаконных операций с госимуществом нанес государству ущерб на сумму более 1 миллиарда рублей.


При этом власть делает вид, что ничего не происходит, а прогубернаторские средства массовой информации беззастенчиво ставят вопрос перед местными юристами о том, как бы ограничить свободу слова оппозиционной прессе, которая широко освещает коррупционные дела. В частности, редактор газеты «Орловская правда», органа администрации Орловской области и облсовета, Александр Тихонов на днях возмутился тем, что независимые журналисты придают гласности имена фигурантов уголовных дел до приговора суда. Похоже, руководство области полагает, что коррупционный скандал еще можно замять.


В последнее время предпринимаются настойчивые попытки освободить из-под стражи руководителя областного Фонда имущества Владеслава Долуду и заместителя руководителя Департамента имущественной, промышленной и информационной политики обладминистрации Олега Козлова. Суд уже вынес решение об изменении меры пресечения для Владеслава Долуды, определив залог в 4 миллиона рублей, которые сейчас активно собираются, однако отказал в этом его подельнику, так как следствие предоставило суду материалы, свидетельствующие, что некие лица предпринимают меры для выезда Олега Козлова за границу. Оба решения оспариваются в областном суде. Первое - прокуратурой, второе - защитой обвиняемого.


Ну а пока следствие определяет степень участия и вины чиновников областного уровня в расхищении госимущества и расширяет список подозреваемых, УВД Орловской области начало поиск мэра города Орла Александра Касьянова для того, чтобы его арестовать. По версии следствия, Александр Касьянов, будучи управляющим Новочебоксарского домостроительного комбината в 2005 году, скрыл средства и имущество предприятия от уплаты налогов. Последние полгода он скрывается от правоохранительных органов и суда.


Так что Орловская область вот уже несколько месяцев живет и работает без целого ряда руководителей в ключевых структурах власти. Вину за кадровые просчеты никто пока на себя не взял.



Михаил Соколов: В опубликованном 28 октября рейтинге «политической выживаемости» губернаторов говорилось о возможности смены власти в регионах с частичной потерей управляемости. Прежде всего, речь шла об Ингушетии, где последние два года фактически шла война между клановой группировкой президента Мурата Зязикова, чья база поддержки все время сужалась, и ее оппонентами.


Особенно ситуация накалилась после ареста убийства сотрудниками МВД республики одного из лидеров оппозиции Магомеда Евлоева. Аналитики Михаил Виноградов и Евгений Минченко отмечали, что хотя некоторые из участников опроса полагали, что федеральная власть по-прежнему будет настаивать на сохранении Мурата Зязикова в должности президента Ингушетии, но большинство экспертов ожидало скорого изменения кадровой политики в этом регионе.


И дождалось очень скоро – вечером 30 октября был обнародован Указ президента Дмитрия Медведева об отставке Мурата Зязикова – как водится, по собственному желанию.


На должность президента Ингушетии Дмитрий Медведев назначил кадрового военного – десантника, Героя России Юнус-Бека Евкурова. Полковник Евкуров служил заместителем начальника Штаба Приволжско-Уральского военного округа


Генерала госбезопасности Зязикова, доведшего республику до фактической гражданской войны, устраивают на почетную, и, к счастью, малозначимую должность в кремлевском аппарате.


Эксперты отмечали, что в Кремле стали отказываться от путинской традиции держаться за неэффективных, но верных вассалов, игнорируя реальное общественное мнение из страха потерять лицо. Может быть, поняли, что теряют куда больше, когда население вопреки промыванию мозгов убеждается в том, что именно президентская власть покровительствует реальным коррупционерами и самодурам на местах.


Новость об отставке Зязикова была встречена в Назрани с ликованием, фактически - народным гулянием. Представители оппозиции считают главным добиться того, чтобы новая власть начала расследование судьбы 300 пропавших без вести жителей республики, чтобы разобрались, кто виноват в том, что погибло за несколько лет больше тысячи человек.


Возможно, что вскоре мы увидим реализацию следующего прогноза аналитиков «рейтинга выживаемости». На следующем этапе новый президент доберется и до регионов, где пост главы открывает возможности к контролю над крупными, по федеральным меркам, финансовыми потоками: Москва, Московская и Свердловская области, Приморский край, Башкортостан, Татарстан, - где кадровый застой и клановость всем очевидны, однако у нынешних руководителей есть немало рычагов, чтобы попытаться удержаться на своих постах.


Еще одна примета октября – команда Владислава Суркова с достойным лучшего применения упорством пытается реализовать свой докризисный план: оставить доступ на политическое поле лишь для марионеточных структур, управляемых со Старой площади.


Но в России есть люди, которые выбирают, кажется, безнадежное – действие. И есть результаты: не зарегистрированная властями России партия Михаила Касьянова «Российский народно-демократический союз» стала полноправным членом Европейской партии либеральных демократов и реформаторов. Решение об этом было принято в четверг, 30 октября, в рамках съезда в Стокгольме. И это, действительно, большой успех партии Михаила Касьянова.


Кремлевские политтехнологи ведут борьбу на всех уровнях. 2 ноября в столице России была сорвана Конференция демократических сил Москвы.


Последовательно Дом архитекторов и Дом культуры Энергетического института, где были арендованы залы, закрыли двери перед теми, кто собирается 13 декабря создать новое движение демократов России «Солидарность». По всей видимости, власти боятся создания союза, в котором участвуют Гарри Каспаров, Владимир Милов, Борис Немцов, Иван Стариков. Ведь есть проект, одобренной Кремлем, псевдолиберальной партии «Правое дело» на базе осколков СПС, ДПР и «Гражданской силы». Но с его реализацией, пытаясь предотвратить роспуск СПС, борется член политсовета упраздняемой по желанию Администрации президента партии Мария Гайдар. Она обратилась к противникам кремлевского проекта с призывом прийти на съезд Союза правых сил 15 ноября и не дать распустить партию.


Вы слушали программу Радио Свобода «Время политики». В следующей нашей передаче 10 ноября обсудим ситуацию в демократических партиях России.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG