Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Ватикане открылся представительный католическо-мусульманский форум


Программу ведет Александр Гостев. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Кирилл Кобрин.



Александр Гостев : В Ватикане открылся трехдневный католическо-мусульманский форум. В нем принимают участие - с каждой из сторон - по 24 теолога. Исламских ученых возглавляет великий муфтий Боснии Мустафа Церич, католических теологов - кардинал Жан-Луи Торан. Сегодня и завтра участники форума обсуждают темы Божественной любви и любви к ближнему. Это событие уже назвали «историческим». Это первая большая встреча представителей двух церквей после конфликта двухлетней давности вокруг высказываний Бенедикта XVI об исламе. Мой коллега Кирилл Кобрин побеседовал с римским журналистом, знатоком Ватикана Алексеем Букаловым.



Кирилл Кобрин: Примерно 1 миллиард 300 миллионов мусульман во всем мире, чуть-чуть меньше, кажется, католиков. Это две гигантские армии верующих. Что сейчас происходит в Ватикане? Это конференция генералов или фельдмаршалов конфликтующих армий или все-таки это люди, которые делают общее дело?



Алексей Букалов: Я все-таки сказал бы, что вторая версия более похожа на правду. Потому что Бенедикта XVI с момента своего воцарения на Престоле Святого Петра провозгласил эту линию. Она была не сразу услышана, не сразу понята, и во многом противоречила его собственным предыдущим высказываниям, но все-таки провозгласил линию на сближение: в одном случае - экуменическая с православием, и во втором случае - просто взаимопонимание, достижение какого-то понимания с мусульманским духовенством, с мусульманской религией. Хотя я уже сказал, снова повторю, услышали совершенно другое, в частности, в знаменитой регинсбургской речи папа Бенедикта XVI прозвучало истолкованное как враждебное высказывание об агрессивной сущности ислама со ссылкой на Палеолога, византийского императора, и так далее. Но, тем не менее, практически предпринимаются шаги. Мы их видим. Эта римская конференция давно готовилась. Ей предшествовали разные встречи. Скажем, на одной фронте находится застой. Это в отношениях с иудаизмом. Здесь как бы тоже объявлена вроде бы такая общая тенденция на наведение мостов, но там не получается. Там очень сложная ситуация. Каждый раз она блокируется какими-то отдельными фактами, в данном случае, полемикой по поводу беатификации новых предшественников папы Бенедикта XVI . Но, что касается исламской религии, то, мне кажется, что это продолжение последовательной линии на такое, по крайней мере, установление каких-то контактов. Потому что говорилось, что это главный фронт, по которому проходит разница тел между человечеством. Приведенные вами цифры, казалось бы, это подтверждает, но все-таки сам факт, что конференция собралась, это уже говорит о том, что обе стороны заинтересованы в нахождении какого-то общего согласия.



Кирилл Кобрин: Является ли этот форум следствием того самого письма или обращения мусульманских ученых-теологов, которое последовало сразу за той самой злосчастной регинсбургской речью 2006 года? Я напомню, это письмо было подписано примерно 250 мусульманскими теологами. В частности, там был не только призыв к диалогу, там говорилось по поводу общих вещей, общих мест, общих положений, которые содержатся и в исламе, и в христианстве, в частности, в католицизме. Или это, скорее, инициатива, Римско-католической церкви?



Алексей Букалов: Римско-католическая церковь подчеркивает, что это инициатива Ватикана, конечно. Но я бы согласился с вами. Это все-таки толчок к этим контактам все-таки был дан именно этим письмом.



Кирилл Кобрин: Несколько слов о символизме. А, может быть, даже нумерологии этой встречи. Форум проходит три дня. Там участвуют 24 человека с каждой из сторон. 24, видимо, это удвоенное количество апостолов. Три дня переговоров - это тоже, видимо, отсылка к Троице. Может быть, здесь, таким символическим образом Католическая церковь показывает свой приоритет?



Алексей Букалов: Замечательно то, что вы это подметили. Потому что иногда сами организаторы не знают о том, какие им намерения будут предписаны. Я думаю, что какой-то, конечно, протокольный символический характер в этом есть, но вряд ли он непосредственно связан с цифрами. Там помножить 12 на 2. Вся деятельность Римско-католической церкви, даже если и имеет какие-то ввиду символы, она не будет и не стала бы их выпячивать для того, чтобы, повторяю, не подчеркнуть, что кто-то, по чьей это инициативе, что это чья-то победа, что это чей-то успех этой встречи. Это общий успех. Успех дела взаимопонимания, наведения мостов. И этого достаточно. Я не думаю, что ислам найдет какие-то символические моменты в этих цифрах.



Кирилл Кобрин: Помимо теологических споров или наоборот, может быть, согласия, в частности, первые два дня будут обсуждать Божественную любовь и любовь к ближнему, что объединяет обе религии, есть совершенно практически вещи, которые их именно разделяют. В частности, хотя в Европе светские государства, но, тем не менее, большое количество мечетей, и они открываются буквально чуть ли не каждый месяц, в то время как в теократических государствах, исламских, запрещено, скажем, в Саудовской Аравии, открывать христианские, в частности, католические церкви. Такие вопросы на такого рода встречах могут ставиться?



Алексей Букалов: Обязательно. Я думаю, что обязательно. Они могут быть не заявлены в повестке дня прямо, но они обязательно ставятся. Больше того, Римско-католическая церковь, кстати говоря, как и Православная тоже находит пути обхода этих строгих запретов. Скажем, открываются церкви, но они, например, соблюдают требования, чтобы не было подчеркнуто христианского содержания этого храма. А все остальное, пожалуйста, можно вести службы. Главным, я думаю, для Ватикана, как раз одним из главных моментов является защита христианских меньшинств в арабских странах, в исламских странах. Потому что это очень актуально, особенно папа римский об этом много раз говорил, я имею в виду Бенедикта XVI , о защите христианских храмов и священников в Ираке, в других ближневосточных странах. И это, конечно, их очень беспокоит.



XS
SM
MD
LG