Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Чикаго ликует. Первый черный президент Америки избран


Народ ликует, прежде всего, естественно, в Чикаго, в городе Барака Обамы. Главные новостные каналы сообщили, что, по их подсчетам Барак Обама стал президентом. Он выиграл последние решающие выборы в Калифорнии. Это факт исторический хотя бы потому, что такой поворот событий было невозможно представить всего год назад, когда Барак Обама бросил вызов в борьбе за номинацию в президенты от Демократической партии Хиллари Клинтона. У афроамериканца, как подсказывала логика и традиции, не было шансов ни добиться номинации от одной из двух партий, ни тем более стать президентом.

Все происходило в последние часы довольно интересно, с большой интригой. Подсчет голосов начался сначала в пользу Маккейна, но чуть больше часа назад, по данным телекомпании Fox, обладающей хорошими источниками в окружении Маккейна, предвыборный штаб кандидата республиканца расстался с последними слабыми надеждами на возможную победу. Это произошло после выигрыша Барака Обамы в Огайо. Именно Огайо дал перевес на всеобщих выборах Джорджу Бушу четыре года назад. Теперь избиратели именно в этом штате, в Огайо, большинство в 100 с небольшим тысяч голосов, по-видимому, обеспечили президентство Бараку Обаме. Это был один из нескольких колеблющихся ключевых штатов. Если после этого у республиканцев оставались надежды, их добили пенсильванцы, также отдавшие первенство Обаме. Теперь сторонникам Маккейна уже не остается уповать ни на что. Это предварительный подсчет голосов, но он практически конечный.


Следующий главный вопрос нашей избирательной ночи: потерпят ли республиканцы сокрушительное поражение, отдав подавляющее большинство в обеих палатах Конгресса демократам и, по сути, передав именно демократам власть в стране? Такая ситуация была крайне редкой в истории США. Маккейн, кстати, пытался припугнуть такой перспективой избирателей, но демократы надеялись, что на волне негодования ухудшающейся экономической ситуацией им удастся обеспечить себе 60 из 100 мест в Сенате. Это обрекло бы республиканцев на роль беспомощного, шумящего меньшинства. 60 голосов позволяют сорвать любую попытку обструкции, то есть блокирование работы сената меньшинством. Эту задачу-максимум демократам, по-видимому, не удастся осуществить.


XS
SM
MD
LG