Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Нефтяники сыграли с бюджетом вничью


Правительство РФ до конца года внесет в Госдуму законопроект о новом порядке расчета экспортной пошлины на нефть. С 1 ноября она уже была снижена до 287 долларов за тонну, что почти на четверть ниже ставки, действовавшей в течение октября. «Это временное изменение, решение правительства распространяется пока только на ноябрь, — объяснил вице-премьер Игорь Сечин. — Ранее, как вам известно, размер пошлины составлял 372 доллара. При цене нефти, которая за последний год упала беспрецедентно, до 57 долларов, стоимость одной тонны нефти достигла 410 долларов. […] 410 минус 372 [доллара — РС], на НДПИ, транспорт, операционные расходы оставалось 40 долларов. Убытки компаний выросли до 140 примерно, а в некоторых компаниях в зависимости от транспортного рычага, до 190 долларов с одной тонны. Решение правительства было оперативным, чтобы снизить убытки компаний. Будет выработана новая формула, которая, мы надеемся, до конца года будет внесена в Государственную Думу».


Впрочем, по мнению аналитиков, сниженная ставка экспортной пошлины на нефть не сильно улучшит положение национальных нефтяных компаний, для которых поставки сырья за границу в последнее время уже превращаются в убыточный бизнес. Эксперт Центра политической конъюнктуры Дмитрий Абзалов отмечает, что в правительстве за принятые меры шла жесткая борьба. «Интересы нефтяников курирует господин Сечин, а господин Кудрин отстаивает интересы бюджета, — напоминает он, — И в конечном счете был выбран средний вариант. Снижение произошло, причем задним числом, с 1 ноября. А недостаток заключается в том, что нефтяные компании, конечно, хотели, чтобы стоимость экспортной пошлины рассчитывалась исходя из 60 долларов за баррель, а не из 80». По словам Дмитрия Абзалова, ряд компаний все равно работает если не в убыток, то на грани рентабельности, и небольшие предприятия со сложно извлекаемыми запасами будут уходить с рынка либо частично сворачивать добычу.


«Порядок, который был введен Алексеем Кудриным, сначала предполагал расчеты из двухмесячного уровня цен на нефть, — рассуждает эксперт, — теперь, судя по всему, будут сокращаться сроки оценки. То есть это будет либо двухнедельная оценка, либо недельная, в худшем варианте, месячная». Абзалов отмечает, что из-за сложности прогнозирования динамики цен на нефть та же недельная оценка представляет собой большой риск, и полагает, что окончательное решение будет зависеть от позиции ключевых игроков, и прежде всего Алексея Кудрина и Игоря Сечина.


Нынешнее состояние национальной нефтяной отрасли, впервые за последние десять лет снижающей объемы добычи сырья, станет важным аргументом в споре двух вице-премьеров. Игорь Сечин подчеркивает, что его задача — помочь нефтяникам хоть как-то реализовывать инвестпрограммы, так как «нефтегазовый сектор является локомотивом экономики, за ними стоят трубники, металлурги, строители».


Тем временем российские власти предлагают нефтегазовому сектору переводить в национальную валюту расчеты за поставляемое на экспорт топливо. Как в среду заявил президент Дмитрий Медведев, это позволит укрепить рубль и, в перспективе, сделать его одной из региональных резервных валют. Эксперт Центра политической конъюнктуры Дмитрий Абзалов считает, что российским компаниям будет выгоден переход на рубль за счет снижения потерь на разнице валютных курсов.


В то же время, аналитики убеждены, что для перехода к новой системе расчетов за экспортируемые из страны энергоресурсы потребуется немало времени. Российская финансовая система к этому пока не готова, предупреждает главный экономист Альфа-банка Наталия Орлова. «России нужно быть готовой к тому, что существенная часть рублевой денежной массы будет уходить за рубеж, — говорит она. — Иными словами, мы должны эмитировать средства, которыми будут распоряжаться другие страны. Монетизация нашей экономики не настолько велика, чтобы мы могли легко позволить такое изменение денежного обращения, это тоже достаточно сложный процесс, к которому нужно готовиться».


Дмитрий Абзалов из Центра политической конъюнктуры добавляет, что на расчеты в рублях можно перейти со странами СНГ и некоторыми азиатскими, а вот с Евросоюзом реализовать подобный механизм будет сложно. По его мнению, на создание расчетного центра и переговоры с основными контрагентами уйдет никак не меньше двух лет.


С тем, что переход на рублевые расчеты в торговле нефтью и газом не может произойти быстро, согласен и заместитель министра финансов Сергей Шаталов. Однако никаких принципиальных препятствий для этого в будущем он не видит.


XS
SM
MD
LG