Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Москве прошла научная конференция «Застой: 40 лет спустя»


Программу ведет Сенгей Тарасов. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Тамара Ляленкова.



Сергей Тарасов: Нынешние времена с периодом советского застоя обычно сравнивают, когда говорят о политическом авторитаризме. Однако экономисты, собравшиеся на научную конференцию «Застой: 40 лет спустя» посмотрели на эту тему с другой стороны. Как именно, выясняла Тамара Ляленкова.



Тамара Ляленкова: Ведущие ученые научно-исследовательских институтов РАН и Московского государственного университета отнеслись к явлению так называемого «застоя» очень серьезно. И не только потому, что это самый длинный период в новой истории России, но и по той причине, что Россия, по многим признакам, снова вступила в него. Об экономических приметах нынешнего застоя рассказал научный руководитель Центра изучения проблем информационного общества Александр Бузгалин.



Александр Бузгалин: К сожалению, есть довольно много общих черт, причем повторяющих не столько лучшие, сколько худшие черты застоя. Брежневская эпоха была противоречивой, а вот худшие ее черты - авторитаризм, пассивность значительной части населения, тяга к державности, к государству, как строгому папе, который кормит и который за тебя отвечает и к которому можно прислониться, эти черты, к сожалению, присутствуют в сегодняшней действительности, плюс экстенсивный тип развития экономики. Вот все это, к сожалению, связывает нас с прошлым и не открывает перспектив на будущее. Потому что, по мнению и многих участников конференции, моему собственному, противоречия застоя как раз и стали той главной взрывной смесью, которая разрушила страну и разрушила, вызвав очень глубокий кризис, а не активные, прогрессивные движения вперед.



Тамара Ляленкова: Доктор экономических наук Андрей Калганов отмечает, что сходство двух застоев – советского и нынешнего - является отнюдь не полным.



Андрей Калганов: Различие, на мой взгляд, гораздо большее, чем сходство. Но определенные черты сходства тоже просматриваются. Они просматриваются в том, что, как иногда выражаются экономисты, имеет место экономический рост без развития. Рост вроде есть, благосостояние вроде бы увеличивается, но прогрессивных изменений в структуре экономики не происходит, экономика не меняется к лучшему. Она опирается в основном на сырьевые источники экономического роста. Конечно, другие отрасли тоже развиваются, но первоначальный импульс их развития обеспечил сильно приток им доходов от продажи сырья за рубеж, и точно также это было в годы застоя. При всем при том, что с техническим прогрессом в годы застоя дело обстояло гораздо лучше, чем сейчас, он тоже обеспечивался в основном закупками импортного оборудования за счет нефтедолларов. Внутренний технический прогресс существовал тоже, но он был сконцентрирован главным образом в военной сфере. Сейчас мы видим то же самое. Правда, сейчас дело с развитием научных исследований и их применением в экономике обстоит еще хуже, чем в тот период, но то, что делается, тоже делается главным образом по заказу военных и финансируется этот экономический рост тоже нефтедолларами.



Тамара Ляленкова: Вот и получается, что в России весьма важные черты сегодняшней и прошлой, советских времен, экономик совпадают так же, как совпадают государственная риторика и стиль управления страной.


XS
SM
MD
LG