Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Левые российские партии отмечают праздник Октябрьской революции


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Любовь Чижова.



Кирилл Кобрин: Сегодня - 7 ноября - бывший советский праздник, День Великой Октябрьской социалистической революции. Сегодня его отмечают разные политические силы левой ориентации. Эксперты отмечают, что среди тех, кто возлагает свои надежды именно на левые идеи, все больше и больше молодежи. А между тем эксперты спорят и рассуждают о росте левых настроений, историки говорят о значении Октябрьской революции, тоже по-разному ее оценивают.



Любовь Чижова: "Авангард красной молодежи" - одна из самых активных молодежных организаций, выступающая за всеобщую справедливость. Молодые люди верят в идеи равенства и социальной справедливости, и не просто верят, а пытаются отстаивать свои взгляды на уличных акциях. Они поддерживают обманутых дольщиков жилья, вместе с жильцами домов протестуют против точечной застройки дворов, критикуют практически все действия нынешней российской власти, особенно в области социальной политики. Лидер АКМ Сергей Удальцов считает, что идеи социального равенства симпатичны все большему количеству молодых россиян, и говорит о своем личном отношении к 7 ноября.



Сергей Удальцов: Для нас 7 ноября - годовщина Октябрьской социалистической революции, именно так мы это воспринимаем, как бы нас сегодня не убеждали, что это была и не социалистическая, и не революция. Для меня лично это величайший день в истории, когда действительно была предпринята попытка, пусть она не завершилась полным успехом, пойти совершенно иным путем, более прогрессивным в развитии общества.



Любовь Чижова: Каков социальный состав "Авангарда красной молодежи", что за ребята к вам приходят и почему они к вам приходят, почему они занимаются тем, чем занимаются - участвуют в акциях протеста, попадают в милицию, борются за социальную справедливость?



Сергей Удальцов: Приходят люди. Это не удивительно. Левые идеи во всем мире воспринимаются наиболее позитивно в среде студенчества, в среде молодежи, которая действительно наиболее ярко реагирует на проявления несправедливости, которая хочет что-то поменять в этом мире, улучшить его, у которой еще на это есть силы, энергия. Очень разные люди. Безусловно, в первую очередь это так называемые "дети пролетариев", если трактовать это в широком смысле, те, кто продает свой труд. Детей олигархов, банкиров у нас я не припомню. А так это очень широкий круг - дети рабочих и интеллигенции, студенты, естественно, учащиеся. Самый широкий спектр молодежи. Это меня лично вдохновляет, потому что, как бы ни говорили, что левые идеи умерли в России, нет, ничего подобного, они пользуются популярностью.



Любовь Чижова: Сотруднице Института глобализации и социальных движений Анастасии Кривошановой 21 год, она - одна из организаторов фестиваля «Антикап», который, впрочем, в этом году так и не дали провести. В интервью Радио Свобода Анастасия рассказала, почему ей не нравится капитализм…



Анастасия Кривошанова: Даже начиная с человеческих отношений… Мне не нравится, что в капиталистической системе отношения превращаются абсолютно в субъектно-объектные. Соответственно, к любому человеку, к любой группе, к любой организации, к кому угодно, к любому субъекту будут относиться именно, как к объекту, исходя из возможности его использования, исходя из его полезности, и заменять в критической ситуации или когда он станет неугоден, не нужен, другим объектом. Естественно, мне не нравится экономическая составляющая капитализма, то есть неравное распределение доходов, неравная возможность использования ресурсов и неравное распределение... мягко говоря, неравное, грабительское, абсолютно дикое распределение доходов, использование этих ресурсов. Мне не нравится, что жестко навязывается определенный стиль жизни, причем этот стиль варьируется исключительно в одной плоскости, то есть ты можешь пойти в этот клуб или в тот клуб, посмотреть этот фильм или тот фильм, но как такового выбора у человека нет. Мне не нравится, что средства массовой информации, которые тоже, естественно, идеологизированы, имеют монополию на реальность, что реальность из многих-многих кусочков, но у человека просто нет ни сил, ни средств, его не учат разбираться... даже если брать образование, его не учат анализу, его не учат критическому мышлению, потому что оно не нужно, оно не котируется на рынке.



Любовь Чижова: Настя, а легко ли вам жить в современном российском обществе с такими взглядами?



Анастасия Кривошанова: Нет, это не всегда легко, но тем не менее, если брать Россию, сейчас вокруг, и среди моего поколения, достаточно много людей, которые разделяют эти взгляды. Они не говорят ярлыками. Мы тоже стараемся не говорить такими ярлыками, как "социализм", "капитализм", "империализм" и тому подобными страшными словами, которые вызывают просто отторжение. Проблема многих современных левых в том, что они не умеют говорить на нормальном языке. Не надо сразу пугать людей марксизмом и флагами какой-то партии. Огромное количество людей недовольны, они разделяют точку зрения, причем, как в интеллектуальных каких-то кругах, так и просто ребята с улицы. Деньги для них имеют ровно то значение, что на данный момент в этой системе без них выжить невозможно.



Любовь Чижова: Социалистические идеи многие считают утопическими, но мечты о всеобщем равенстве всегда были близки наиболее прогрессивной части любого общества - молодежи. Так что в России бороться за эти идеи предстоит именно молодым, пока у них есть на это энергия и свободное время. О том, почему в начале XXI века разговоры о всеобщем равенстве и социальной справедливости актуальны как никогда, рассуждает историк профсоюзного движения Александр Тарасов…



Александр Тарасов: Самым большим пропагандистом социалистических идей является капитализм. Он не может обеспечить ни равных прав, ни равных возможностей для всех, потому что в принципе капитализм основан на том, что некоторая часть населения, меньшая, по определению, постоянно улучшает свой уровень благосостояния за счет прибавочной стоимости, которая извлекается из труда другой части населения, по определению, большей. То есть при капитализме всегда бедных больше, чем богатых. А раз их больше, чем богатых, значит, люди, относящиеся к этим слоям бедных, какая-то часть этих людей неизбежно будет приходить к мысли о необходимости изменения такой ситуации. Кстати сказать, наиболее отзывчивая, чувствительная, совестливая часть и из богатых слоев тоже вполне может проникнуться по тем же причинам социалистическими идеями. Либо нужно отбросить тогда весь фундамент существующей, скажем, западной цивилизации, включая христианский. Видите ли, утопия - это не ругательство, утопия - это позитивный проект любой социальной теории. Вот всякая социальная теория исходит из того, что есть реальность и есть что-то, предлагаемое взамен этой реальности. Вот то, что предлагается взамен, это и есть утопия. Утопия поэтому может быть не только социалистическая. Она может быть капиталистическая, она может быть фашистская, она может быть религиозно-фундаменталистская. Она утопия потому, что это еще не воплощено в действительность.



Любовь Чижова: А вам лично симпатичны люди, которые выступают за идеи всеобщего равенства?



Александр Тарасов: Безусловно. Это вполне нормальная христианская идея.



Любовь Чижова: А вы готовы к ним присоединиться, участвовать в каких-то уличных акциях?



Александр Тарасов: Я, например, полагаю, что какие-нибудь пикеты, митинги и тому подобные акции в условиях путинско-медведевского политического режима совершенно бессмысленны. Политика - это искусство возможного, а не искусство воображаемого. Если они бессмысленны, то лучше этим не заниматься. Естественно, что я к таким действиям присоединяться совершенно не готов.



Любовь Чижова: Говорил историк профсоюзного движения Александр Тарасов.


XS
SM
MD
LG