Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

От продажи нефти за рубли бюджет может потерять 2 миллиарда долларов


Разговоры о необходимости перевода расчетов за нефть в отличные от доллара валюты идут не только в России и и не первый год. За последние 30 лет американский доллар пережил минимум четыре периода падения, и каждое из них вызывало у экспортеров нефти желание обезопасить свои доходы. Но пока эталонные сорта нефти (WTI и Brent) номинированы в долларах, участникам мирового рынка от американской валюты никуда не деться: стандарты качества и стоимости товара должны быть едиными, напоминает сотрудник Гуверовского центра Стэнфордского университета в США профессор Михаил Бернштам.


По невыгодному курсу


Экспортная цена российской нефти Urals сегодня определяется на основе стоимости марки Brent, причем Urals всегда несколько дешевле. Разрыв увеличивается, когда мировые цены, как сегодня, падают, и наоборот, сокращается, когда нефть дорожает. «Технически можно, конечно, потребовать от покупателей рассчитываться в рублях, — рассуждает аналитик инвестиционной компании UnicreditAton Артем Кончин, — но при всех подобных операциях будет подразумеваться механизм долларовой конвертации».


Но курс рубля, напоминает главный экономист Альфа-банка Наталия Орлова, слишком зависит от тех же колебаний мировых цен на нефть. Если зарубежным покупателям российской нефти придется брать на себя дополнительные валютные риски, то Urals будет дешевле Brent не на 1,5-2 доллара за баррель, как сейчас, а уже на 3-4 доллара. А из текущей цены Urals рассчитываются и ставки экспортной пошлины на нефть, и налог на добычу полезных ископаемых, поступления от которого сегодня составляют 40 процентов доходов федерального бюджета. «Только из-за перевода расчетов за Urals в рубли бюджет технически может недополучать по 1 миллиарду долларов пошлины и НДПИ, то есть в целом 2 миллиарда долларов в год», — предупреждает руководитель аналитического отдела инвестиционной компании «Брокеркредитсервис» Максим Шеин.


Россия — не единственная страна, которая обладает немалыми энергоресурсами и пытается создать новую систему расчетов за них, говорит директор немецкого Института стран Восточной Европы Фолькарт Винценц. К тому же стремятся и Венесуэла, и Иран, но без особого успеха. «Все это далеко не так просто, как кажется. Вряд ли в обозримом будущем какая-либо валюта сможет поколебать доминирующее положение доллара и потеснить его на мировом нефтяном рынке», — пессимистично смотрит на подобные инициативы эксперт.


То ли пан, то ли пропал


О превращении рубля в валюту хотя бы региональную тоже говорится уже не первый год. Но внутри самой страны доверие к рублю после гиперинфляции 90-х годов и всех последствий кризиса 1998-го стало восстанавливаться лишь в последние полтора-два года, что особенно наглядно демонстрирует динамика объема рублевых вкладов в российских банках, считает главный экономист финансовой корпорации «Уралсиб» Владимир Тихомиров.


Сегодня, продолжает он, российский рубль проходит суровые испытания мировым финансовым кризисом и удорожанием доллара. «Думаю, рубль имеет все шансы этот тест выдержать, что укрепит его позиции, — полагает экономист. — Станет возможным рассмотрение некоторыми ближайшими торговыми партнерами России вопроса о переводе части взаимных расчетов в рубли. Если это случится, рубль сможет претендовать на статус некой резервной валюты, по крайней мере, на ближайшем с Россией географическом пространстве».


Но статус международной валюты подразумевает, что на нее есть спрос, а спрос, в свою очередь, возникает только тогда, когда валюта стабильна. Это опять возвращает нас к вопросу о нефтяной зависимости рубля. «Пока российская экономика недостаточно диверсифицирована, вряд ли можно рассчитывать на то, что рубль быстро станет резервной валютой или будет вскоре востребован многими странами» — констатирует Наталия Орлова из Альфа-банка.


Помочь рублю юанем


Но на региональном уровне, отмечает Владимир Тихомиров, рубль и в обозримом будущем может пользоваться спросом. «Россия будет накапливать китайские юани для обеспечения импорта из Китая, а Китай, со своей стороны, станет накапливать резервы в рублях, чтобы оплачивать ими импорт энергоносителей из России», — объясняет идею Тихомиров. По его мнению, подобный сценарий возможен и в торговых взаимоотношениях России с Белоруссией и Казахстаном. «Конечно, это не те масштабы, чтобы рубль стал одной из ведущих мировых валют, до этого еще далеко. Но в масштабе региона, несомненно, возможно» — уточняет экономист.


Год назад, выступая на конференции в Нью-Йорке, руководитель экспортного подразделения «Газпрома» Александр Медведев заявил, что компания всерьез рассматривает планы продажи в будущем российского газа на экспорт за рубли. Его тут же спросили, когда, по его мнению, этот переход может состояться. «Сначала сама эта идея должна укорениться в массовом сознании», — признал зампредправления «Газпрома».


XS
SM
MD
LG