Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Намерены ли США вести войну в русском интернете? Судя по всему, этот вопрос стал беспокоить некоторых российских журналистов и блогеров после того, как один из руководителей Госдепартамента США упомянул Россию в контексте борьбы идей в киберпространстве.

Войне идей как составной части американской публичной дипломатии был посвящен состоявшийся несколько дней назад брифинг заместителя государственного секретаря США Джеймса Глассмана. Рассказывая об использовании интернета в противостоянии идеям насильственного экстремизма, американский дипломат сообщил, что в его ведомстве работает специальная группа сотрудников со знанием восточных языков, деятельность которых нацелена на развенчание таких идей в глазах некоторых пользователей киберпространства. По словам Глассмана, встал вопрос о пополнении этой группы и русскоязычными специалистами. Это замечание получило ряд неодобрительных откликов в российской прессе и в российской блогосфере. Насколько актуальна сегодня война идей и какое содержание вкладывает в это понятие американское внешнеполитическое ведомство? На этот вопрос в интервью Радио Свобода ответил сам Джеймс Глассман:

- Одним из направлений нашей деятельности сегодня являются попытки вступить в полемику с зарубежными носителями убеждений, способных создать проблемы для США. Война идей - это то, чему мы стали уделять особое внимание в последние месяцы. Это не означает отказ от прежних традиционных способов публичной дипломатии. Большая часть средств, выделяемых Конгрессом для данной сферы, по-прежнему идет на программы международных образовательных и культурных обменов, на информирование всего мира о жизни в Америке. Но поскольку общества мусульманских стран сегодня находятся в осаде радикальных идеологий, мы вынуждены прилагать все силы, чтобы помочь им справиться с этой страшной угрозой, чтобы оттеснить опасные идеологии и свести их воздействие к нулю.

- Выступая недавно перед журналистами в Вашингтоне, вы говорили о необходимости создать глобальную интернет-среду, враждебную к насильственному экстремизму. Что подразумевается под насильственным экстремизмом?


- Мы определяем насильственный экстремизм как насилие, основанное на идеологической мотивации. Наибольшую, хотя и не единственную, угрозу безопасности для сегодняшнего мира представляет насилие, которое подпитывается идеологией, основанной на извращенном толковании ислама. Мы отдаем себе отчет, что в войне против насильственного экстремизма нельзя проторить себе путь к победе только силой оружия. Поэтому мы сражаемся также на уровне идей и, на наш взгляд, вполне эффективно.

- На том же брифинге, рассказывая о применении Госдепартаментом современных медиа-средств в борьбе с идеями насильственного экстремизма в ряде стран, вы говорили о планах вступления ваших сотрудников в виртуальный контакт с российской интернет-аудиторией. Что вы имели в виду?


- Хочу со всей определенностью заявить - мы никоим образом не считаем Россию, ее правительство или народ проводниками насильственного экстремизма. Но мы все же считаем, что на уровне правительства, на уровне отдельных личностей и групп в России присутствуют ошибочные или искаженные представления о США, распространяемые посредством пропаганды. Поэтому мы бы хотели через интернет наладить с россиянами диалог, который внесет ясность в видение проблем и представит верную картину о жизни Америки. Собственно, мы это давно делали с помощью других СМИ. Но сейчас наступила эпоха интернета, дающего новые возможности. Поэтому у нас создана «группа международного цифрового общения», состоящая из блогеров, которые открыто идентифицируют себя как сотрудники Госдепартамента. Регулярно заходя на блоги, вебсайты и чаты, поддерживаемые на языках фарси, арабском и урду, они стараются донести до их пользователей ясное и достоверное представление об американской политике и повседневной жизни американцев.

У нас есть ощущение, что с учетом последних тенденций в России, аналогичная инициатива принесла бы пользу и русскоязычным посетителям интернета. И в этом нет ничего злонамеренного. Мы открыто заявляем, что хотим поддерживать диалог с россиянами, а может быть, даже с членами российского правительства. Ведь насколько мне известно, у премьера Владимира Путина даже появился свой блог. Почему бы не расширить общение?

- Любопытна реакция на эту инициативу некоторых российских газет. «Война добралась до сети», «Америка разворачивает оборону против российского интернета», «США начинают информационную войну в Рунете», «Российские блогеры готовы к американской «войне идей». «Правительство США планирует начать боевые действия против россиян уже в ближайшее время. Атакованы будут все русскоязычные сайты, блоги и чаты». Как вы прокомментируете такие заголовки?


- Такая реакция представляется мне неимоверно гипертрофированной, она смахивает на паранойю. Повторяю, мы не подходим к России и к ее внутренним событиям с теми же мерками, что и к враждебным экстремистским группам наподобие «Аль-Каиды». Хочу разочаровать критиков - речь идет не о кибервойне, а о приглашении россиян к широкому диалогу, к дискуссии по ряду важных проблем, представляющих взаимный интерес. Мы хотим, чтобы российские блоггеры и другие пользователи интернета получали информацию о США из первых рук. В данный момент у России, с точки зрения доступа к американской аудитории, даже складывается определенное преимущество. В то время как прекращено эфирное вещание русской службы радиостанции «Голос Америки», из Москвы на английском языке продолжают круглые сутки вещать на Соединенные Штаты радиостанция «Голос России» и телеканал «Russia Today». Во всяком случае, обвинять нас к переходу к «информационной войне», по меньшей мере, некорректно. Как ни напрягай воображение - трудно назвать войной наше стремление присоединиться в интернете к дискуссиям россиян, которые сами с удовольствием используют Всемирную паутину как место выражения самых различных взглядов.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG