Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Воспоминания о ветеранах советского футбола


Валерий Винокуров: В гостях у нас известный тележурналист и телекомментатор Леонид Элин. Дело в том, что неделю – две недели назад такая выдалась для истории советского футбола, вообще для отечественного футбола очень грустная неделя. В течение недели покинули наш мир Владимир Николаевич Щегольков, знаменитый защитник киевского «Динамо», трехкратный чемпион СССР и двукратный обладатель Кубка СССР, Владимир Григорьевич Савдунин, нападающий, полузащитник и защитник московского «Динамо», на 85-м году жизни он скончался. Он официально считается чемпионом СССР, трехкратным, но я лично его считаю чемпионом 1945 года, когда он дебютировал в составе московского «Динамо», потому что тогда очень строго соблюдалось, надо было половину матча сыграть. Ему было 21 год, только что вернулся с фронта, провел всего пять матчей, гол забил, в общем внес свой вклад. И потом в конце года он ездил в составе московского «Динамо» в то знаменитое турне по Великобритании. И был еще обладателем Кубка 1953 года и вообще выдающимся мастером хоккея с мячом, бессчетное количество раз побеждал. И наконец, последним из этой прекрасной троицы заслуженных мастеров спорта ушел из жизни Валентин Борисович Бубукин, который был чемпионом Европы, обладателем Кубка Европы 1960 года, играл за сборную. Вся его жизнь в основном прошла в команде «Локомотив», он там играл с 1953 по 1960 и с 1962 по 1965 и один сезон провел в ЦСКА в 1961. Обладателем Кубка он был только один раз, в 1957 году. Сами понимаете, «Локомотив» в то время не был такой командой, как в свое время московское «Динамо», потом киевское «Динамо». Валентин Борисович был главным тренером потом «Локомотива», «Таврии» и «Карпаты» и на протяжении многих лет тренером ЦСКА. В общем, я сейчас почему прошу вас некоторое время не звонить, потому что мы поделимся впечатлениями с Леонидом Элиным, который на протяжении многих лет был близко знаком со многими мастерами футбола из самых разных команд. И вот так случилось, что я побывал на похоронах, на отпевании Владимира Щеголькова (так получилось, что я в этот день оказался в Киеве). Леонид прощался с Владимиром Савдуниным, и такая масса впечатлений у нас есть, имеющих отношение к тому, как помнят и помнят ли ветеранов? Потому что панихида была только организована в память Валентина Бубукина. Не было такого прощания массового ни с Щегольковым, ни с Савдуниным. Позвонил мне даже один из ветеранов футбола замечательный в прошлом нападающий Юрий Кузнецов и сказал, что он смотрел матч «Локомотив» - «Динамо» по телевидению, и комментатор там сказал про то, что Бубукин ушел из жизни, а даже не упомянул о том, что Савдунин ушел из жизни.



Олег Винокуров: Хотя надо заметить, что минута молчания была, естественно, обоим посвящена.



Валерий Винокуров: Я почему говорю? Это имеет отношение к комментатору. Вот мне Леонид как раз говорил, что там была минута молчания организована очень неплохо в честь двоих.



Леонид Элин: Можно я сначала поздороваюсь с нашими радиослушателями? И вслед за вами могу сказать, что единственное, где было действительно отмечено это печальная весть, это был стадион «Локомотив», в котором все было очень достойно сделано, была минута молчания. Причем не формальная минута молчания, когда проходит пять секунд, и все облегченно садятся. А действительно, минуту люди стояли и в полной тишине вспоминали замечательных футболистов Владимира Григорьевича Савдунина и Валентина Борисовича Бубукина. Но и тут не обошлось, к сожалению, без ложки дегтя. Я уж не говорю о том, что на центральной игре тура ЦСКА – «Спартак», которая передавалась по Первому телевизионному каналу и, как вы понимаете, имела наибольший охват, почему-то вспомнили только Валентина Борисовича Бубукина. Владимир Григорьевич Савдунин – человек, который, как знают ветераны, защищал нашу Родину с 1942 по 1944 год, он прошел в танковой разведке. Причем на его счету боевые награды. Представляете, мальчишка в 18 лет пошел на фронт и он взял больше 20 «языков». Я понимаю, что нынешнее поколение молодежи может не знать, кто такие «языки».



Валерий Винокуров: Ну, фашистов в плен.



Леонид Элин: Причем офицеров. И был награжден многочисленными орденами.



Валерий Винокуров: Красной звездой и двумя орденами Первой и Второй степени Отечественной войны.



Леонид Элин: И медалями «За боевую отвагу». Владимир Григорьевич, мне повезло в жизни, что я был давно с ним знаком, и это был не только выдающийся футболист и хоккеист, это был добрейший человек, добрейший, бессеребренник. Человек, который после того, как того, как закончил играть в московском «Динамо», работал дипломатическим курьером.



Валерий Винокуров: Да, и причем совершил там не один подвиг, а два или даже три.



Леонид Элин: И кроме того, он спас людей в авиакатастрофе.



Валерий Винокуров: Горел самолет, сперва же надо было спасти:



Леонид Элин: :фельдъегерскую почту.



Валерий Винокуров: Да, дипкурьерская сумка. И он с ней на плече, там же нельзя потерять ни одной записочки, вытаскивал людей из горящего самолета и спас несколько десятков человек.



Леонид Элин: За что тоже был награжден боевым орденом в мирное время. Так вот, Владимир Григорьевич был очень скромным человеком. Он никогда не выпячивал своих достижений. Хотя вы перечислили, одних его званий чемпионских хватило бы на несколько поколений нынешних футболистов московского «Динамо». Ну, а в хоккей он играл, это виртуоз был, ведь я хочу сказать, что Михаил Осипович Якушин, знаменитый тренер московского «Динамо», его взял как выдающегося хоккеиста. И футбольные его способности раскрылись уже попутно, как говорится.



Валерий Винокуров: И все это было, когда ему было 21 год.



Леонид Элин: Так вот я возвращаюсь все же к печальным отметинам этих событий. Дело в том, что на так называемой панихиде, которая проходила в комнатке приблизительно 40-45 квадратных метров, в больнице ветеранов Великой отечественной, эта комнатка не смогла вместить всех, кто пришел проститься туда. Даже не могу назвать это панихидой, как вы правильно отметили. Там были футболисты «Динамо» Мудрик, Рыжкин, Фадеев, Маслов, Урин. Это те, которых я успел просто увидеть, потому что было очень тесно. Но не было ни одного функционера футбольного клуба «Динамо», не было ни одного представителя Российского футбольного союза. Мало того, Владимиру Григорьевичу, о котором мы с вами вспоминаем, не были оказаны воинские почести. Вот это меня поразило больше всего. И клуб московского «Динамо» не нашел нужным предоставить помещение, которое у него есть, для того чтобы, я уверен, сотни и тысячи людей простились с Владимиром Григорьевичем. Это очень печально! Это печально прежде всего тем, что мы становимся Иванами, не помнящими родства. Мы забываем свою историю. А как сказал наш знаменитый поэт: «Без прошлого нет настоящего и не может быть будущего!»



Валерий Винокуров: То же самое я все видел в Киеве, куда я попал совершенно случайно. Я ехал на юбилей нашего прекрасного автора Максима Максимова, ему 70 лет исполнялось. И вот, сойдя на вокзале на перрон, узнал о том, что сейчас будут через несколько часов похороны Владимира Щеголькова, конечно, не мог не посетить их. Поскольку и его знал хорошо, еще когда он играл в киевском «Динамо», он же был в том составе киевского «Динамо», которое первый раз стало чемпионом в 1961 году. Вы говорите, 45 метров комнатка, тут была комнатка метров 18. В центре стоял гроб, отпевание церковнослужитель проводил, несколько ветеранов было, людей, которых я хорошо знал, - Олег Базилевич, Леонид Буряк, Владимир Онищенко, Игорь Зайцев, Бубукин тогда был жив. Я, уже вернувшись через несколько дней, узнал, что Бубукин умер. А вот Игорь Зайцев играл с Бубукиным в «Локомотиве», и мы тогда вспоминали еще игроков и «Локомотива». Потому что потом он перешел в киевское «Динамо». Еще кого-то я не назвал. Никого от киевского «Динамо», никого от Федерации футбола Украины вообще. А комнатка – 18 метров была. И вот так, к сожалению… Я не знаю, в этот день игрался матч «Арсенал» - «Ворксла». Естественно, я не знаю, была ли там минута молчания, но очень сомневаюсь, что была.



Леонид Элин: Это очень печально. И я хотел бы еще сказать о том, что у нас сегодня ведь «Час прессы». Я вот к этой теме хотел бы возвратиться. Пресса наша ведет себя чрезвычайно, я бы сказал, любопытно. У нас могут на трех полосах описывать, как сегодня встал утром Аршавин, как он завтракал, как разместились в отеле футболисты московского «Спартака» перед игрой, кто с кем в номере и что слушают. Но в знаменитой газете, в которой вы когда-то начинали свою деятельность, Валерий, «Советский спорт», и в которой работали выдающиеся наши журналисты, такие как Лев Иванович Филатов, Марин, Токарев, Рыжков, Витт, Рубин, можно перечислять сколько угодно, не нашлось места, кроме короткого сообщения о смерти Владимира Григорьевича Савдунина, и такое же точно сообщение о смерти Валентина Борисовича Бубукина под строкой «коротко».



Валерий Винокуров: Но парелью внизу, в самом конце страницы, самым мелким шрифтом.



Леонид Элин: А перед этим…



Валерий Винокуров: Да, сверху стоит заметка:



Леонид Элин: :которая называется «У Гуса Хиддинка умерла мать», и на двух полосках довольно значительных описывается, что матери Гуса 85 лет, но она выглядит по крайней мере на 10 лет моложе и так далее, тому подобное. Мы все сочувствуем, как любому человеку, Гусу Хиддинку. Это большое горе, когда умирает мать, но, как говорил принц Гамлет, «что он Гекубе, что она – ему?» Но почему же мы забываем о своих замечательных героях, о героях Великой отечественной войны? Я не могу смириться с этой мыслью.



Валерий Винокуров: Я еще тут два слова только добавлю. Ведь сейчас мы говорим о том, что вот так провожали в последний путь. А, к сожалению, при жизни очень многих ветеранов не помнят, забывают и так далее. Почему была панихида по Валентину Борисовичу Бубукину такая шикарная, если так можно выразиться?



Леонид Элин: Все достойно было.



Валерий Винокуров: Все очень достойное. Потому что он как-то был на виду. А если люди уходят, не показываются… Он же тренировал команду правительства. Его книжку выпустить помог Бурбулис и так далее.



Леонид Элин: Вы абсолютно правы. Я еще одно только хотел бы отметить. Валентин Борисович был человек удивительно общительный. Он был шутник, он рассказывал анекдоты. Поэтому его все знали, он выступал в телевизионных передачах. В то время как Щегольков, которого вы упомянули, и Владимир Григорьевич, я подчеркиваю, были людьми в себе, очень скромными. И поэтому правильно, как мне сказали многие любители футбола, а нынешнее поколение и не знает, кто такой Савдунин.



Валерий Винокуров: И чтобы закончить просто с прессой и вспомнить нашего хорошего автора Максима Максимова, он написал очень большой очерк о Щеголькове, и этот очерк не публиковали нигде: «Да зачем, кому это сейчас надо?» И он сейчас на этих похоронах надеялся, что ему удастся этот очерк опубликовать как посмертный. Ну, вы представляете, как человеку при жизни прочитать о себе, если бы Владимир Николаевич Щегольков был жив и при жизни прочитал, или сейчас посмертно где-то опубликуют, а может быть, и нет. Это он собирался бороться за то, чтобы опубликовали.



Леонид Элин: Я только хочу быть справедливым. Единственная газета, которая поместила небольшую, но очень теплую заметку о Владимире Григорьевиче Савдунине, была газета «Спорт-Экспресс», где Кружков обозначил путь в спорте Владимира Григорьевича, рассказал о том, что он был дипкурьером и разведчиком, и вот надо отдать должное. А у команды московского «Динамо» не нашлось даже траурных повязок для того, чтобы выйти на матч с «Локомотивом» и тем самым почтить память своего великого одноклубника.



Олег Винокуров: Александр из Москвы позвонил нам.



Слушатель: Меня почему-то не удивляет, что генералы и полковники из Арбатского округа повели себя так, как повели. Какой-то юморист сказал, что президент им ордена не вешает, а кладет. И вот что интересно, вот уходят звезды советского спорта, это, конечно, очень печально, но хуже даже другое, что их некому заменить. Никакие нынешние даже близко не стоят рядом с ними, вот что хуже всего. Вопроса у меня два. Во-первых, говорят, что из-за дела Черепанова уволили в отставку нескольких генералов железнодорожных войск, что они незаконно ему позволили в «Авангарде» играть. Я не очень понимаю, а что, он был бы здоровее, если бы шпалы заколачивал? И второй вопрос, тут назначили Марадону тренером. Мне по этому поводу вспомнилось, как князь Меньшиков при Николае Первом сказал по поводу графа Клейн-Михеля, что надо бы его назначить митрополитом, а то он уже всем был, только митрополитом не был. Вот и Марадона был и чемпионом, и наркоманом, и отцом 50 незаконнорожденных младенцев, теперь тренером. Интересно, как у него получится быть тренером и управлять другими, если он с собой не может справиться.



Валерий Винокуров: Про Марадону не будем, у нас своих проблем выше крыши.



Олег Винокуров: Но, видимо, ответим Александру во второй части. Другой Александр из Сызрани написал: «Думаю, лучшей памятью об ушедших из жизни футболистах был бы показ по телевидению документального фильма «Футбол нашего детства», чего ни один российский канал, увы, не удосужился сделать».



Леонид Элин: О каком футболе нашего детства можно говорить, когда ни один российский канал вообще, кроме похорон Бубукина, больше ничего не показал?



Валерий Винокуров: Александр, отвечаю, почему там уволили трех генералов и трех полковников? Не потому что Черепанов там был бы здоровее, потому что там фиктивно большие группы хоккеистов, не появляясь нигде, как бы считаются, что служат. Вот в чем проблема была. Если бы там они, предположим, проводили медосмотры хотя бы, хотя бы появлялись там, может быть, чего-нибудь и выявили. Вот сейчас же выявили трех молодых игроков, которые имеют болезни с сердцем. КХЛ теперь всех будет проверять. Уже в первый же день выявили трех.



Леонид Элин: Это только написали о том, что трех выявили. Это относительно нашей медицины еще разговор.



Олег Винокуров: Тут кое-какие сообщения на пейджер, которые мы получаем, позволяют тему футбола прошлого и футбола настоящего поднять. Александр просто интересуется, в каком состоянии сегодня пребывает клуб бомбардиров имени Григория Федотова? Он как бы закрыт уже, слава Богу. Долго шли в начале российских времен вот эти идеи, надо его продолжать, не продолжать… Как-то считалось глупо размывать. Теперь есть клуб ста. Все забивают голы в зачет клуба ста. Кое-кто в чемпионате Кипра какого-нибудь забивает.



Дмитрий Морозов: Несколько версий есть довольно странных.



Олег Винокуров: Ну, и забивают, и слава Богу. Клуб Григория Федотова в полном порядке в истории хранится трепетно, и слава Богу. А вот что сейчас интересует современных болельщиков, нынешних? Серж тут разразился просто филиппикой такой: «Дани однажды в сторону одного судьи плюнул – три матча дисквалификация. А Жирков двух судей матом обложил – один матч. Это что значит, звездная болезнь, ему все можно? Нельзя его выбирать такого хама и истеричку лучшим игроком. Сегодня он на судью напал, а завтра будет на людей кидаться».



Леонид Элин: Олег, я бы хотел отметить, тоже говоря о нашей прессе, вы знаете, я с удивлением прочитал заметку Юрия Севидова, который вдруг заявляет, что «Жирков виноват, но он не виноват». Как же так, игрок сборной России безобразно ведет себя на поле, а поскольку он устал очень, как говорит Севидов, то его надо оправдать.



Олег Винокуров: Мы еще помним его как игрока сборной России, но играл за молодежную сборную России. Это мы помним, знаменитый состав.



Дмитрий Морозов: Кстати, он не был удален тогда, по-моему.



Олег Винокуров: Был, естественно, один из этих пятерых.



Леонид Элин: Быстров, то же самое.



Валерий Винокуров: Они сейчас себя так же и ведут, потому что никак не отреагировали тогда. Вот их надо воспитывать бы на примере.



Леонид Элин: Вот, Валерий… Вы помните когда-нибудь, чтобы Савдунин, Бубукин и иже с ними вот так вели себя на поле?



Валерий Винокуров: Нет, так – нет, конечно, так не вели. Хотя тоже и удаляли.



Леонид Элин: Я помню выдающегося нашего комментатора Вадима Святославовича Синявского, у которого была такая всегда фраза «Вот сейчас у штрафной площадки «Динамо» какая-то суматоха, один налетел на другого, что дальше будет? Но ничего, сейчас подойдет Савдунин, он разберется». Потому что Савдунин был настолько уважаем людьми, что если он подходил, то уже все распри прекращались.



Олег Винокуров: Так тогда ж действительно целая история была в том же «Динамо». Я помню, когда был такой период, когда Владимир Рыжкин был капитаном, он недолго был, полгода как раз, там что-то набралось, у «Динамо» несколько было предупреждений подряд или удалений, и он как капитан был вынужден выступить с таким обращением, потому что он капитан. В газете было опубликовано, что «мы, динамовцы, сокрушаемся страшно, перед всеми извиняемся, мы будем исправляться, что-то у нас не то». По сравнению с нынешним не то это было вообще детский лепет, три-четыре «желтые» карточки получили подряд.



Валерий Винокуров: А сейчас никто не извиняется.



Леонид Элин: Вы помните знаменитую игру, когда Латышев удалил Льва Ивановича Яшина в финале Кубка?



Валерий Винокуров: Конечно. Олег, тогда не было «желтых» карточек.



Олег Винокуров: В 50-е годы. Ну, естественно, предупреждение и удаление были. Сергей из Ростовской области позвонил нам.



Слушатель: Золотой мяч, наверняка, получит Адыбаев из Того…



Валерий Винокуров: Почему вы решили?



Олег Винокуров: Не важно, может, получит.



Слушатель: Сборная Того претендует на выход. И вот интересно, Люксембург – это просто выскочка или как, обыграл на выезде Швейцарию, еще две ничьи сыграл.



Валерий Винокуров: Сергей, нам очень приятно, что вы позвонили, но сегодня тема… Я то ждал, что вы сейчас расскажете нам, вспомните Олега Копаева, Геннадия Матвеева, кто-то жив, кто-то нет. Мосалев, Одинцов, Толя Иванов, вратарь – ну, столько ветеранов в Ростове было прекрасных. Кто-то в Москве. Я знаю, что Олег Копаев, с которым я очень дружил, в Москве служил в конце, и скончался в Москве довольно давно.



Олег Винокуров: Про то, на что претендует сборная Того, никто из нас не готов сказать. Нас это не очень волнует. Давайте послушаем Станислава.



Слушатель: У нас народ такой, что забывает многих ушедших, не только спортсменов – артистов, журналистов и так далее. Когда за границей даже сектора носят имена ушедших футболистов. Зато у нас хоккей не забывают, дивизионы носят именные.



Валерий Винокуров: Да, это, кстати, хорошо.



Слушатель: Вот откуда надо брать футболу пример.



Валерий Винокуров: Правильно.



Слушатель: О Голинском даже какие-то две газеты не написали, я даже вычитал на его сайте. Когда Голинский по сути рисковал собой. Ведь в сегодняшние дни за такое могли бы и в подъезде убить.



Валерий Винокуров: Я понимаю, о чем вы говорите. Правильно, Голинский рисковал тогда, когда он критиковал и разоблачал руководство спортивное, за что его на 17 лет отлучили от журналистики. Естественно, за это сейчас… правильно он говорит.



Олег Винокуров: Правильно подметил насчет названий дивизионов в хоккее.



Валерий Винокуров: Да, это хорошо. В Континентальной хоккейной лиге там есть дивизион Тарасова, дивизион Боброва, дивизион Чернышова и дивизион Харламова. По аналогии это сделано с НХЛ. Там просто географически, там имена не присваиваются. И трибуны называют Бобби Мура.



Олег Винокуров: На английских стадионах…



Валерий Винокуров: Там вообще память. А тут вот… У нас тоже стадиона в Москве названы именами. Стадион Стрельцова, стадион Нетто, такой запущенный, но, может быть, приведут в порядок.



Дмитрий Морозов: Может быть, новый спартаковский стадион будет носить чье-то имя.



Валерий Винокуров: На «Динамо», по-моему, трибуна Льва Яшина.



Олег Винокуров: Стадион Старостина они собираются назвать.



Леонид Элин: Ну, мы с вами должны, поскольку у нас сегодня грустная такая передача, вспомнить о том, что предстоят последние игры на любимом стадионе «Динамо».



Валерий Винокуров: Ну, это еще неизвестно. Уже сейчас другие сведения. Возможно, и не будут строить. Кризис, денег нет. Надо еще несколько Дани, видимо, таких продать с такой выгодой, чтобы потом построить стадион.



Олег Винокуров: Илья из Москвы на связи.



Слушатель: Я хотел бы вас поблагодарить за то, что вы сделали такую серьезную передачу, пригласили интересного гостя. Большинство средств массовой информации, к сожалению, если и реагируют на смерть известных спортсменов, только если эта смерть прямо на спортивной площадке происходит. А так многие люди уходят, в СМИ узнаешь уже постфактум, случайно просто. Год у нас тяжелый был. Не зря, видимо, говорят, что високосный год уносит много жизней всегда. В спортивном мире тоже много потерь. Год начался смертью Вячеслава Амбарцумяна, известного футболиста 60-х.



Валерий Винокуров: Да, он погиб так глупо, под машиной.



Слушатель: Так и пошло. Много ушло футболистов. Сергея Крамаренко можно упомянуть. И из других видов спорта. Я в СМИ не видел никаких сообщений о том, что такой легендарный гимнаст, как Шахрин, например, умер. Я случайно об этом узнал. Об Алексее Прокуророве много говорили. Остальные люди уходили, очень мало говорили, на последних страницах мелким шрифтом, а то и вообще никак. Поэтому хотелось поблагодарить, что вы сделали такую передачу. Может быть, имеет смысл ввести такую традицию в конце года делать передачу о спортсменах, которые ушли из жизни в этом году.



Валерий Винокуров: Илья, спасибо, предложение хорошее.



Леонид Элин: Мне кажется, очень хорошее предложение. И чтобы, как у нас принято говорить в журналистике, закольцевать эту тему, если вы разрешите, я хотел бы подытожить эту тему стихами Давида Самойлова. Эти стихи имеют отношение и к спортсменам выдающимся ушедшим, и к деятелям искусства, да и к нашей журналистике. Вот и все. «Смежили очи гения. И когда померкли небеса, словно в опустевшем помещении, стали слышны наши голоса. Тянем, тянем слово залежалое, говорим и вяло, и темно, как нас чествуют и как нас жалуют, нету их – и все разрешено».



Валерий Винокуров: Закольцевать, наверное, все же не удастся, потому что думаю, что слушатели, которые будут звонить, тоже будут вспоминать. Вот Илья вспомнил и Амбарцумяна, и Крамаренко, и Бориса Шахлина.



Олег Винокуров: Сергей Сергеевич из Москвы позвонил.



Слушатель: Мне в декабре будет 70 лет, и я являюсь старым болельщиком «Спартака», но тем не менее, я хотел бы рассказать вам о блестящем ударе Владимира Григорьевича Савдунина, свидетелем которого я стал на тренировке московского «Динамо» на малом поле. Это было где-то в середине 50-х годов, из центрального круга, но мяч просто стоял в нормальном состоянии, как говорится, на земле. В воротах стоял Лев Иванович. Махнул рукой Савдунин, дескать, Лева, внимание. И вы знаете, мощнейший удар в левый от Яшина угол, точно в девятку угодил из центрального круга. Вы, конечно, видели его, вспомните, какие у Владимира Григорьевича были ноги! Это был блестящий удар. Как некоторые моменты в жизни просто западают в мозг, вот они остаются на всю жизнь.



Валерий Винокуров: Болельщики «Спартака» многие, когда Владимир Григорьевич умер, беседовали мы с ними и вспоминали тот матч знаменитый, когда его пятый гол принес «Динамо» победу над «Спартаком» 5:4, хотя до этого «Спартак» 4:1 вел, напряженная была ситуация, вратарей меняли динамовцы.



Леонид Элин: 1949 год.



Валерий Винокуров: Спасибо, Сергей Сергеевич, видите, как болельщик «Спартака»…



Леонид Элин: Замечательно! Это настоящий болельщик.



Валерий Винокуров: Потому что сейчас болельщики «Спартака» ненавидят болельщиков ЦСКА, «Динамо», игроков и прочее, и наоборот, соответственно, болельщики ЦСКА.



Леонид Элин: Валерий, вот мы с вами ходили на футбол, будучи совсем юными и молодыми, вы помните когда-нибудь, чтобы были драки на футболе?



Валерий Винокуров: Да нет, конечно. Даже Олег и Дима когда ходили, через поколение после нас…



Леонид Элин: Если и бывали стычки мелкие, то болельщики, как правило, разнимали драчунов, и все заканчивалось миром.



Валерий Винокуров: Болельщики разнимали, если там какие-то двое подерутся.



Леонид Элин: Потому что главным был его величество футбол.



Валерий Винокуров: Правильно.



Олег Винокуров: Но так, наверное, везде раньше было. Когда иногда попадаешь на итальянские картины неореализма, то там очень часто футбол, там такие тоже сцены на трибунах, естественно, по-итальянски экспрессивные, но там тоже про драки речь не идет.



Леонид Элин: В Англии же навели порядок на стадионах и на трибунах.



Валерий Винокуров: Да, сейчас навели.



Леонид Элин: Почему нам не взять хороший пример в этом плане?



Валерий Винокуров: В этом смысле Аркадий Ратнер очень часто в обозрениях говорит, что телережиссеры смакуют, телекомментаторы смакуют, показывают все эти факелы, голых.



Леонид Элин: Они не только смакуют, они говорят: «Посмотрите, как красиво зажгли факелы! Дым немножко идет…»



Валерий Винокуров: Это когда прервали матч?



Олег Винокуров: Да, а куда там было деваться? Из Саратовской области Александр позвонил нам.



Слушатель: Мне про ветеранов вспоминается матч со сборной Австрии за выход из группы в 1968 году.



Валерий Винокуров: 4:3, да?



Слушатель: Да, 4:3, вот эта очень мне запомнилась игра. Ну, и, конечно, Численко. Особенно полуфинальный матч с Италией, когда монету бросали.



Валерий Винокуров: Александр, спасибо. Должен сказать, что Игорь Численко тоже из жизни уходил трагически и тоже как-то, кроме ветеранов, по-моему, никто его и не вспоминал. Но ему успели все-таки присвоить звание заслуженного мастера спорта при жизни.



Леонид Элин: Вы знаете, я на этом печальном событии встретил известного всем вам замечательного футболиста и хоккеиста Валерия Маслова, который был неоднократным чемпионом мира по хоккею с мячом и чемпионом в составе московского «Динамо» по футболу, как говорили, «человек с двумя сердцами». Он мне сказал, что за последние 5-7 лет его ни разу не пригласил клуб «Динамо» и центральный совет ни для участия ни в каких мероприятиях.



Валерий Винокуров: В 2000 году, когда еще президентом «Динамо» был Николай Толстых, там организовали 60-летие Маслова. Я как раз тоже там присутствовал, с тех пор уже из нашего поколения Валерий Короленков там бывший, уже скончался, в этом году или в прошлом. Тяжело болен Геннадий Гусаров. Я сейчас вспоминаю тех, кто был на 60-летии у Маслова. Это было, видимо, последнее…



Леонид Элин: Когда был Николай Александрович Толстых, то традиции соблюдались.



Валерий Винокуров: Маслов 1940 года, правильно, значит в 2000 году 60-летие.



Дмитрий Морозов: А ведь в этом центральном совете «Динамо» есть ветераны клуба динамовского.



Леонид Элин: У «Динамо» есть попечительский совет, который возглавляет уважаемый нами Сергей Вадимович Степашин.



Дмитрий Морозов: Нет, я не о Степашине как раз говорю. Надо разделить здесь. Сами ветераны, совет ветеранов есть, в нее как раз входят, Эдуард Мудрик возглавляет, Валерий Зыков там и Валерий Короленко, пока не скончался, был там. И эти три человека всю организацию ведут. И они выбили деньги, ветеранам платят. Я недавно просто встретил Андрея Юрченко, был такой защитник, ему сейчас уже за 80, а он в «Динамо» не так долго играл. Он был дублером Бориса Кузнецова и Владимира Кесарева. Вместо одного и вместо другого играл. И вот они его разыскали, ему 80-летие провели и включили его в этот список, где доплачивают гроши.



Леонид Элин: Валерий, вы очень правильно сделали, что разделили это, потому что я забыл упомянуть Зыкова. Он тоже там был и принимал самое непосредственное участие во всех этих событиях.



Валерий Винокуров: Потому что одно дело – чиновники, а другое дело – сами… Так же и в Киеве: одно дело чиновники, которые не пришли, а другое дело – ветераны, которые сами это все дело организовывали.



Леонид Элин: Все, кто мог придти, пришли проститься с Владимиром Григорьевичем.



Олег Винокуров: Владимир из Москвы.



Слушатель: У вас сегодня грустная, конечно, передача, но хотелось бы вспомнить два замечательных матча, которые вошли в золотой фонд нашего футбола, в этих двух встречах принимали как раз участие игроки замечательные, футболисты, о которых мы вспоминаем, Владимир Григорьевич Савдунин и Валентин Борисович Бубукин. Я их, конечно, не видел, потому что…



Валерий Винокуров: По возрасту.



Слушатель: Меня еще не было в первом матче, это 1949 год, а во втором – я был еще маленький, 1957 год. 1949 год – такой замечательный чемпионат, московское «Динамо» - 104 мяча забивает, 26 побед. Такого еще превзойти, по-моему, никто не смог в нашем чемпионате российском и советском тем более. Замечательная игра «Динамо» (Москва) – «Спартак» 1 октября проходила на стадионе «Динамо», столько радости, удовольствия доставила вот эта игра зрителям, болельщикам. Я просто сейчас это представляю, у меня в голове прокручивается. И как раз Владимир Григорьевич Савдунин забивает два красивейших мяча. И последний мяч при счете 4:4 под перекладину забивает за три минуты до конца, «Динамо» выигрывает 5:4.



Валерий Винокуров: Владимир, вы, наверное, видели кинохронику.



Слушатель: Я видел кинохронику.



Валерий Винокуров: Потому что вы сейчас говорите все правильно, так и было.



Слушатель: Я видел, я читал очень много об этих играх. И вторая игра – 1957 год, финал Кубка, «Локомотив» московский встречается с московским «Спартаком». Это первая игра на московском стадионе «Лужники», первая игра финальная Кубка. Но это тоже, конечно…



Валерий Винокуров: Там, правда, Евгений Рогов нанес травмы Исаеву и Ильину тогда. Но такой бой там был страшный. «Локомотив» вырвал победу 1:0, Бубукин там как раз.



Слушатель: И как раз Валентин Бубукин забивает мяч. Вечная память этим футболистам замечательным! Мы будем всегда их помнить. И я еще хочу сказать, ваш гость в начале программы сказал, что Владимир Григорьевич Савдунин взял 20 «языков». Многие же молодые вообще не понимают это слово «языки».



Леонид Элин: Я, наверное, не очень внятно это сказал. Но вы абсолютно правы. Вообще, ваш звонок в меня вдохнул лично оптимизм, потому что я понял, что не только мы, ветераны, но и люди более молодых поколений помнят, знают нашу историю и помнят футбол. Так вот «языки» - это посылали разведчиков за линию фронта для того, чтобы они взяли не просто первого попавшегося фашиста, а чтобы они взяли по возможности офицера, который мог бы дать ценные сведения о расположении германских войск, о предстоящей атаке или о чем-то существенном, о планах то есть командования.



Валерий Винокуров: Ведь Савдунин служил разведчиком в танковой бригаде, и для того, чтобы организовать, предположим, наступление танковое, атаку танковую, надо же было знать, где стоят какие-нибудь противотанковые укрепления, противотанковые орудия. И вот посылали таких спортивных крепких ребят разведчиков, чтобы они притащили из-за линии фронта сюда какого-нибудь немецкого офицера и чтобы его расспросить и так далее. Вот больше 20 человек таких, то есть больше 20 раз значит он ходил туда.



Леонид Элин: Это совершенно верно. И я еще раз обращаю ваше внимание, что ему было 18-19-20 лет в это время.



Валерий Винокуров: Да, он пошел в 18 лет и вернулся в 20. его возвращение тоже очень интересное, связано и с Хомичем. В группе войск Якушин заметил Хомича, а потом Савдунина.



Леонид Элин: И поскольку вы очень здорово вспомнили игру «Динамо» - «Спартак», а я вспоминаю, что когда Савдунин приезжал в Тбилиси и были игры с тбилисским «Динамо», в то время футболисты очень дружили, то тбилисские болельщики спрашивали: «Скажите, пожалуйста, а Савдунин приехал?» и когда сообщали, что приехал, они печально очень разводили руками.



Олег Винокуров: Сообщение от Александра из Сызрани: «Как чувствует себя Галимзян Хусаинов?»



Валерий Винокуров: Я так слышал, что чуть получше, потому что была очень тяжелая болезнь. Вроде бы там как-то спартаковское руководство поспособствовало, и мне кажется, что сейчас вроде получше. Может быть, у меня не совсем свежие сведения.



Олег Винокуров: Сергей Митрофанов из Москвы предлагает как один из вариантов чествования: «Если в клубе умер ветеран, можно перед очередным матчем выпускать над полем голубя».



Валерий Винокуров: Тоже красиво было бы.



Олег Винокуров: Еще, правда, Сергей Митрофанов просит рассказать что-нибудь на тему Обама и спорт. Но у нас еще будет время.



Леонид Элин: Кстати, о голубях. Вы знаете, что многие футболисты голубятники были.



Валерий Винокуров: Да, Бесков был знаменитый на всю Москву.



Леонид Элин: И когда хоронили Константина Ивановича Бескова на Ваганьковском кладбище, были выпущены голуби. Это было настолько трогательно и замечательно, что об этом надо помнить всегда. Вообще, память это то, что нас сближает с тем, что ушло из жизни.



Валерий Винокуров: Константин Иванович был голубятником, знаменитым на всю Москву, вместе с Львом Иосифовичем Рудником и с Александром Александровичем Севидовым. Тут наверное, ни одного часа не хватит нам, чтобы все это вспомнить.



Леонид Элин: Но хорошее предложение было.



Валерий Винокуров: Да, в конце года делать, это предложение Ильи. И Владимир так хорошо все вспомнил. Наверное, мы не правы, когда мы говорим, что поколение. Внутри поколения тоже разные люди. Вот ведь сейчас все эти люди, которые звонили, ясно, что нас с Леонидом моложе, кроме Сергея Сергеевича, а примерно это сверстники, а может, даже и моложе Олега и Дмитрия. Но мы сидим с Леонидом, а рядом наши молодые коллеги, но мы же не можем сказать, что это поколение не то.



Леонид Элин: Нет, не можем.



Валерий Винокуров: Так что не в поколении дело, а в людях, в личностях. В каждом поколении свои хорошие люди были, есть и будут.


Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG