Ссылки для упрощенного доступа

Ключевое слово: «кошмарить»


در اطلاعیه یک مقام دستگاه قضایی آمده است که مسائل مربوط به دفتر خانم عبادی «اصولاً در حیطه امور قضایی قرار نمی‌گیرد».

Ключевое слово этой недели — жаргонное «кошмарит». Во время оглашения послания Федеральному собранию Дмитрий Медведев произнес: «Государственная бюрократия по-прежнему, как и 20 лет назад, руководствуется все тем же недоверием к свободному человеку и к свободной деятельности. Эта логика подталкивает ее к опасным выводам и опасным действиям. Бюрократия периодически кошмарит бизнес, чтобы не сделал чего-то не так».


Слово «кошмарит» явно нравится российскому президенту. Он его не раз употреблял и раньше в публичных высказываниях, но то была все-таки спонтанная речь. Послание же готовилось долго, его текст был написан. Стало быть, употребление глагола «кошмарит» было обдуманным. Еще недавно в аналогичном случае скорее употребили бы блатное «наезжает», то есть фраза выглядела бы так — бюрократия периодически наезжает на бизнес. Вероятно, «наезд» со всеми его производными прискучил любителям жаргона. Теперь в чести «кошмарит».


Впрочем, и это слово не такое уж новое, сообщает профессор Нижегородского государственного лингвистического университета имени Н.А. Добролюбова Михаил Грачев, который уже около тридцати лет занимается изучением русской жаргонной лексики.


— В конце 80-х — начале 90-х годов в русский общенародный язык хлынуло большое количество воровских слов, блатных слов. Среди них и тусовка, и лох, и беспредел, и кошмарить.


— Так «кошмарить» тогда же появилось?


— Примерно тогда, оно зафиксировано в моем словаре, «Словарь тысячелетнего русского арго», это 2003 год. Там у меня есть такая словарная статья. «Кошмарить». Первое значение — создавать невыносимые условия для заключенного; второе — запугивать. Я ссылаюсь на газету «Совершенно секретно», 1998 год. По первому значению — создавать невыносимые условия для заключенного. А второе значение — запугивать. Вот я вам приведу контекст. «А тот, значит, обиделся и всем оставшимся гарнизоном тебя кошмарить приехал», то есть «запугивать». Это Федор Бутырский, повесть «Воронье». Это уже художественная литература. 2000-й год. Данное слово уже в конце 90-х годов было достаточно распространенным и перешло в общерусское просторечье. Это было изначально это было тюремное слово. Мы много тюремных слов употребляем, порой даже сами того не подозревая.


— От слова «кошмар» еще какие-то другие были образованы жаргонные или просторечные слова?


— Еще «кошмарики». Но это, скорее всего, не жаргон, а разговорное уменьшительное от «кошмар». Еще замечу, что сейчас слово «кошмар» обрело и такое значение — помеха при совершении преступления. «Дело было выгорело. Да кошмары начались».


— То есть тут сам облик этого слова, в отличие от «кошмарить», вполне нормальный. «Кошмар» вполне литературное слово, но употребляется оно уже в качестве жаргонного, в значении: помеха при совершении преступления. Но для чего употребляют эти слова? Что они дают нейтральной речи, когда внутри предложения вдруг возникает такое слово?


— Для создания имиджа сильной личности или личности, знакомой с различными пластами русского языка и так далее и так далее.


Так считает Михаил Грачев, а я хочу обратить внимание читателей вот на какую нестыковку. Оглашение Послания происходило в чрезвычайно торжественной обстановке — под звуки фанфар, среди блеска позолоченных стен и сверкания хрустальных люстр кремлевских залов. Невозможно представить, чтобы докладчик явился бы сюда, скажем, в кроссовках и джинсах. Точно также для тех, кто ценит речевой этикет, в этом контексте пришедшее из лагерного обихода слово воспринимается как дисгармоничное.


XS
SM
MD
LG