Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Планы господдержки экономики в России и Китае


Программу ведет Александр Гостев. Принимает участие экономический обозреватель Радио Свобода Сергей Сенинский.



Александр Гостев: Правительства России и Китая почти одновременно представили очередные программы поддержки национальных экономик. Две программы предусматривают во многом различные подходы к роли государства как главного финансиста для экономики.



Сергей Сенинский: В российском плане упор делается на мерах финансового регулирования - в первую очередь, определения «приоритетных» отраслей.


Может ли быть более эффективным в российских условиях прямое финансирование государством крупных инвестиционных проектов, например, строительство доступного жилья сразу во многих городах, автомобильных дорог и сетей коммуникаций в сельских регионах, как это только что было предложено, например, в Китае: на общую сумму 586 миллиардов долларов, это - 16 процентов объема ВВП страны в 2007 году. Из Москвы главный экономист инвестиционного банка «Траст» Евгений Надоршин.



Евгений Надоршин: План из 55 пунктов, который в конце прошлой недели был одобрен на заседании правительства, это всего лишь дополнение к тем мерам, что уже были осуществлены. Они им, скорее, дополняли, уточняли и регламентировали частично уже предпринятые меры по денежной накачке. Важно сказать, что федеральные целевые программы, которые, собственно, являются, например, прямыми государственными инвестициями в значительной степени, никто не отменял. В бюджете 2008, 2009, 2010 и 2011 годов эти программы, соответственно, увеличиваются, и никто их не собирается прекращать.



Сергей Сенинский: Главный экономист "Альфа-Банка" Наталия Орлова.



Наталия Орлова: Я согласна с тем, что принцип поддержки отраслей, как, собственно, он отражен в последних предложениях правительства, он, наверное, не совсем эффективный. Безусловно, государству в нынешних условиях имело бы смысл определиться с тем, хотим ли мы поддерживать потребительскую модель роста, которая последние восемь лет в России существовала, или все-таки мы действительно сейчас готовы воспользоваться моментом и направить государственные средства, усилия на поддержку инвестиционных проектов, которые, естественно, создадут рабочие места, и опосредованно тоже будут поддерживать потребление. Инвестиционная модель роста, она позволит генерировать точки роста на протяжении последующих лет, а не только одномоментно. Я думаю, что в этом, наверное, самый слабый момент последнего правительственного плана.



Сергей Сенинский: Два пути, как «стимулировать» банки - расширять объемы кредитования бизнеса и частных лиц. Один, как предлагается в России, - «настоятельные рекомендации» правительства тем банкам, которые обратятся за помощью к государству; второй, как в Китае, - предоставление контролируемым государством банкам новых средств, чтобы «побудить» их смягчать условия кредитования бизнеса и частных лиц. На ваш взгляд, каковы плюсы и минусы каждого из двух путей?



Евгений Надоршин: Мне кажется, это одно и тоже в любом случае по той простой причине, что в российском плане, по крайней мере, четко сказано, что тот банк, который получит доступ к государственной поддержке, в частности к субординированным кредитам, которые, соответственно, пополнят капитал банка, будет не совсем свободен в том, как он этими средствами будет распоряжаться. Мы делаем и то и другое одновременно. То есть один и тот же банк может получить средства, соответственно, в виде, допустим, беззалоговых аукционов Центрального банка, которые он может использовать по своему усмотрению, и субординированные кредиты, по которым он будет не совсем волен распорядиться. По крайней мере, в этих 55 мерах предусмотрены, скажем, меры, которые дают возможность властям отслеживать, скажем, использование этих средств и, в общем, следить за тем, чтобы они были использованы в желаемом властями направлении.



Наталия Орлова: В любом случае усиление государственного вмешательства, оно всегда чревато какой-то неэффективностью. То есть в случае прямой поддержки неэффективность связана с тем, что государство просто не имеет таких знаний, как банковский сектор, чтобы контролировать использование кредитов и по большому счету, чтобы эти деньги потом возвращать. Что касается контроля за банковским кредитованием, то, опять-таки, понятно, что государство, диктуя свои приоритеты, свои интересы банкам, в какой-то степени подменяет их контроль за уровнем рисков и обременяет банки в будущем плохими кредитами. Долгосрочное усиление присутствия государства, оно всегда оборачивается ростом просроченных кредитов и не совсем эффективным использованием средств. Но, тем не менее, в данный момент, по всей видимости, нигде в мире без усиления государственного присутствия обойтись нельзя просто потому, что доверие рынка находится в такой кризисной стадии. Единственным образом восстановить доверие рынков можно усиление роли государства.



Сергей Сенинский: Программа стимулирования роста национальной экономики, представленная вчера в Китае, предусматривает снижение ряда налогов. В правительственных «55 пунктах» в России о снижении налогов речь не идет. Сколь целесообразной, на ваш взгляд, явилась бы такая мера в России сегодня?



Евгений Надоршин: Снижение налогов - это не всегда, скажем, эффективная мера, а, учитывая, что в последние годы налоговая реформа в России была одна из самых успешных, если не самая успешная, то вообще я полагаю, что в значительной степени фактор снижения налогов уже отыгран на российской экономике, свой положительный вклад он, безусловно, внес. Более того, если вы посмотрите, в планах властей сейчас социальные налоги даже увеличились. В будущем это связано с необходимостью наполнить деньгами Пенсионный фонд, но при этом воли для проведения масштабной пенсионной реформы нет, поэтому будут какие-то такие относительные полумеры, как я их, по крайней мере, сейчас вижу и это означает не снижение, а рост, например, социальных налогов.



Наталия Орлова: Совершенно понятно, что государству сейчас важно создавать стимул для того, чтобы деньги работали в экономике. Когда нет доверия к экономике, нет доверия к национальной валюте, мы видели в последние месяцы давление на рубль, у государства на горизонте рост социальных расходов, необходимость поддерживать пенсионеров, вполне возможно, необходимость увеличивать поддержку, связанную с ростом безработицы. В таких условиях государству, конечно же, нужны ресурсы. Кроме того, цены на нефть сейчас падают, поэтому снижение налогов я бы сейчас не считала эффективным механизмом решения экономических проблем.



Сергей Сенинский: Разработчики российского правительственного антикризисного плана из 55 пунктов говорят, что он может еще расшириться, а эксперты указывают, что для реализации только уже представленных пунктов потребуется принять чуть ли не 30 новых законов, причем - в кратчайшие сроки.


XS
SM
MD
LG