Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Особенности stand-alone блога


Екатерина Пархоменко: Сегодня у нас в гостях блогер Артем Ейсков, который ведет так называемый stand-alone-блог. Что это такое и с чем это едят, мы сейчас с Артемом и обсудим. Он будет в нашем эфире по телефону, потому что Артем живет и работает в Праге, а я веду эту программу из Москвы. Блог Артема называется «Суперинвестор.ру». В этом блоге он описывает всевозможные события, связанные с экономикой не только России, мировой экономикой, в частности, этот блог привлек мое внимание тем, что он исполняет на самом деле функцию, которую должны были бы исполнять журналисты, но что-то не очень хорошо у нас получается. То есть сложные коллизии, возникшие, в частности, в процессе мирового финансового кризиса, суметь рассказать людям так, чтобы они поняли, в чем именно состоит та или иная тонкость, почему такой инструмент работает так, а другой инструмент работает по-другому. Каким образом то, что началось в Соединенных Штатах, перекинулось не только на нашу экономику и на нашу финансовую систему, но практически в мире нет стран, которые так или иначе не оказались бы вовлеченными в события, связанные с финансовым кризисом.


В частности, можно видеть, например, что это происходит не только в России, но и в Европе. Я только что слышала репортаж про события в Венгрии, сейчас идет речь о том, что Венгрии Международный валютный фонд выделяет кредит на поддержку ее банковской системы. Очень сильно пострадала эта страна.


Как ни странно, насколько я следила по новостям, Чехия, в которой живет нас сегодняшний гость, пострадала меньше, во всяком случае, правительство ее объявило, что никаких вливаний денег из бюджета банкам оно делать не будет. Надеюсь, что Артем нам и эту частность пояснит.


В этом блоге, среди всего прочего, объясняет и что происходит, когда выделенные государством средства центральному банку попадают на валютный рынок. В последнее время очень много разговоров, да и не только разговоров, люди обеспокоены колебаниями курса рубля по отношению к доллару, которые превысили некий порог, на который люди не реагируют. Естественно, люди беспокоятся о судьбе своих сбережений и боятся, что при резком падении курса рубля они довольно быстро обесценятся. Поэтому в прошлые выходные была такая острая ситуация, когда люди бегали по обменниками и курсы в обменниках чуть ли не на два рубля превышали официальный курс Центрального банка. В понедельник это успокоилось, но тем не менее прогнозы специалистов довольно грустные, в том смысле, что, поддерживая рубль на валютном рынке, ЦБ вынужден тратить кучу денег: за неделю было потрачено порядка 30 миллиардов долларов. Деньги же сами из себя не образуются, это часть нашего резерва, и это составляет меньше 10 процентов, но уже близко. Речь идет о том, что резерв порядка 480 миллиардов долларов на тот момент был, а за неделю потрачено 30. Ну, сами судите, насколько это привносит такое тревожное настроение, надолго ли хватит денег. И в какой момент ЦБ перестанет поддерживать рубль на валютном рынке, и к чему это приведет? С другой стороны, колебания между долларом и евро тоже довольно значительны за последнее время.


Артем, ну так давайте, не я буду рассказывать, я тут много вещей наговорила, обывательских наблюдений за экономикой, давайте будем слушать вас. Расскажите, с чего вы решили завести такой блог, когда это произошло и как дальше развивался этот ваш проект.



Артем Ейсков: На самом деле началось все больше двух лет назад, когда я с предложением завести такой финансовый, потребительский раздел для обычных, нормальных людей по инвестициям пришел в «Газету.ру», в которой я раньше работал. Через некоторое время после того, как я оттуда ушел, я к ним вернулся и предложил…



Екатерина Пархоменко: С идеей такого проекта, да?



Артем Ейсков: Да. Мне сказали: знаешь, это так классно, так здорово, но это так сложно, это огромная работа, нужны программисты, нужны дизайнеры и так далее, все это долго и не понятно, как все делать. Месяца два все это дело протянулось, и я сказал: ребята, извините, я, наверное, сделаю сам, я вижу, что это не так сложно, как вы считаете, и мне кажется, что будет проще запустить в виде блога. В итоге буквально где-то за месяц я сделал сам, в одиночку, блог. У него было другое название, это был другой немножко сайт. Где-то в течение года я его развивал, получил несколько сот подписчиков, достаточное количество посещений, все это было интересно. Потом я решил его немного расширить по тематике и сделать не просто блогом, а таким небольшим персональным интернет-журналом. Поменял домен, поменял название сайта, и сейчас «Суперинвестор.ру» - это то, что получилось, он появился весной прошлого года. То есть в новом формате, в новом виде он работает года полтора, получается.



Екатерина Пархоменко: Я вас поздравляю с таким успехом, что вы решились сделать это самостоятельно и у вас, на мой взгляд, все здорово очень получилось. Но при этом возникает целая куча вопросов. Первое, когда мы заводим блог на платформе какого-то блог-хостинга, как ЖЖ, где люди очень тесно информационно связаны, понятно, как распространяется информация. У вас есть опыт заведения блога на отдельной платформе, stand-alone так называемый, то есть не включенный в систему таких отношений. Как вы его продвигали, как информировали ваших потенциальных читателей о том, что такой ресурс существует? Вы какую-то рекламу покупали?



Артем Ейсков: Да, в том числе и покупал рекламу, в том числе контекстную рекламу гугловскую, это было в то время совсем недорого. Сейчас немножко подороже, но в принципе тоже вполне доступно для частного лица, выпускающего блог. Часть людей приходило по ссылкам из поисковиков. Естественный такой поток обычных посетителей. Часть – ну, наверное, я общался с другими блогерами, уже более успешными на тот момент, они давали ссылку. Наверное, суть всех блогов, ради чего все началось в свое время, что блог – это собрание ссылок. Поэтому блогеры в принципе любят давать друг на друга ссылки. Если я даю какой-то интересный материал, то несколько человек на меня ссылаются в своих блогах. Их читатели приходят ко мне, читают, смотрят, если интересно, то подписываются или начинают более-менее часто заходить. Вот такая история, и постепенно-постепенно, я не ставил себе целью это делать очень быстро, такой постепенный, спокойный, медленный рост, но при этом качественный. Я вижу, что читатели, которые подписываются на мой блог, они его действительно читают, им это интересно, и они остаются.



Екатерина Пархоменко: Судя по комментариям, это действительно заинтересованные в том, о чем вы пишете, не случайные, не прохожие какие-то, которые случайно ткнули на ссылку и попали… не буду цитировать, какие комментарии в таких случаях пишут участники блогосферы.



Артем Ейсков: Плюс один.



Екатерина Пархоменко: Да, плюс один. На самом деле мне дико интересна ваша история, потому что в ней ни в какой момент не фигурирует инвестор, какие-то сторонние люди, которые дают деньги на развитие проекта. То есть вы целиком и полностью делаете это сами. Это по-прежнему ваша такая общественная нагрузка или вам удается что-то зарабатывать с помощью своего блога?



Артем Ейсков: Во-первых, по поводу инвесторов и инвестиций, внешних не было безусловно, сам я немножко вкладывал, но на самом деле я принципиально старался вкладывать только то, что на нем зарабатывается, потому что там есть реклама – контекстная и прямая, какие-то ссылки. Какой-то небольшой финансовый поток был практически с самого начала. Конечно, я немножко добавлял еще из своего кармана, небольшую сумму. В общей сложности внешнего, из моего кармана финансирования было тысяч 10-20 рублей.



Екатерина Пархоменко: В общем, доступная сумма.



Артем Ейсков: Доступная сумма для многих. Сейчас на самом деле я уже отбил эти деньги, я вернул их. Все развитие идет полностью на деньги, зарабатываемые на самом блоге. Поэтому я могу сказать - да, какой-то заработок есть, порядок я могу назвать, это не секрет – несколько сотен долларов в месяц.



Екатерина Пархоменко: Неплохо, поздравляю.



Артем Ейсков: На самом деле это не очень много по современным меркам для профессиональных блогеров, которые работают за деньги, ради денег, точнее. Я работаю пока не ради этих заработков, а просто мне другие заработки позволяют спокойно существовать, и блог – это не источник денег на хлеб.



Екатерина Пархоменко: Тем не менее очень вдохновляющее выглядит история, когда вы начали это делать самостоятельно, когда вы не привлекали никакого инвестора, когда вы делали это на собственные деньги, когда вы уже отбили вложения, которые вы сделали в него, и он кормит сам себя.



Артем Ейсков: Безусловно, и еще, там, сто долларов в месяц дает сверх того.



Екатерина Пархоменко: По-моему это самая настоящая история успеха.



Артем Ейсков: Пока нет. Спасибо, конечно, что вы так считаете, но пока нет. Историей успеха это будет, когда все-таки произойдет одно из двух событий – либо он начнет приносить денег достаточно, чтобы я сконцентрировался на нем и забыл про все остальные дела свои, я журналистские пишу тексты в другие издания, либо когда он выйдет на некий уровень и когда придет внешний инвестор, наконец, про что вы говорили изначально, что его не было. Я не вижу в этом на самом деле большой проблемы, в том, что он появится.



Екатерина Пархоменко: Но сейчас, когда проект выстроен, понятно, что это совсем другие отношения у вас будут с этим инвестором.



Артем Ейсков: Придет человек, заплатит сумму с шестью нулями, все будет хорошо. Вот в этот момент я буду считать, что да, история состоялась, она закончилась. Пока она еще не закончилась, она в развитии.



Екатерина Пархоменко: Давайте мы немножечко сменим ракурс обсуждения вашего блога. Вот теперь скажите, пожалуйста, вы транслируете тем не менее свой блог в ЖЖ, и там у вас тоже полно читателей, насколько помню…



Артем Ейсков: 23 тысячи.



Екатерина Пархоменко: Солидная цифра! Вы так называемый «тысячник», это то, к чему многие стремятся. У вас есть опыт отдельного блога и у вас есть опыт площадки, которую вы сделали себе в ЖЖ. Как вам кажется, где эффективнее продвижение?



Артем Ейсков: Смотря что под этим понимать. Привлечение читателей в ЖЖ, на мой взгляд, раз в пять, а то и десять легче, чем привлечение читателя в stand-alone-блоге. Под читателем я понимаю именно постоянного читателя…



Екатерина Пархоменко: Ну да, человек подписался и регулярно пишет и что-то комментирует.



Артем Ейсков: Комментирует в меньшей степени, скорее регулярно читает тексты. Поэтому когда вы меряете количество читателей блога, у других в том числе, вы видите, что оно небольшое, тут нужно понимать, что каждый читатель стоит пятерых-семерых-десятерых читателей в ЖЖ по усилиям.



Екатерина Пархоменко: По усилиям я как раз понимаю. А какой смысл тогда заводить это отдельно, когда в ЖЖ эта информационная связанность позволяет гораздо быстрее и веселее все это продвигать?



Артем Ейсков: Вы не сможете, скажем, в конечном итоге продать блог в ЖЖ.



Екатерина Пархоменко: А-а, вот в чем дело.



Артем Ейсков: То есть вы не сможете на нем зарабатывать качественные, какие-то серьезные деньги. Это один из аспектов. Другой аспект, что в ЖЖ вы ограничены правилами ЖЖ.



Екатерина Пархоменко: Ну да, там нельзя размещать свою рекламу и так далее.



Артем Ейсков: Не только рекламу на самом деле, там есть еще такие своеобразные весьма люди в администрации, в конфликтной комиссии и так далее, всегда можно напороться на некую проблему совершенно неожиданно. В своем блоге на своем домене вы не имеете такой проблемы, вы сами себе администратор.



Екатерина Пархоменко: Теперь еще один поворот, который меня интересует. Я, честно говоря, не проверила это в вашем блоге, историю ваших друзей я не посмотрела, то есть не посмотрела, с какой скоростью прибывали ваши читатели, но сами-то вы наверняка это отслеживали…



Артем Ейсков: Конечно.



Екатерина Пархоменко: С какой скоростью прибывали читатели последнее время, когда стал развиваться кризис финансовый в мире?



Артем Ейсков: Очень быстро.



Екатерина Пархоменко: То есть вы жили в каком-то режиме, читатели добавлялись, вы росли помаленечку. И насколько я могу судить из каких-то внешних вещей, этой осенью произошел такой взрыв интереса.



Артем Ейсков: Да, это совершенно верно, взрыв интереса и по подписчикам, и по заходам на сайт, по посетителям, я это вижу очень хорошо. По посетителям - выросли раз в пять, наверное, этой осенью, то есть если август сравниваться с октябрем, например. Здесь не только рост за счет моих усилий, в принципе он, наверное, не такой большой, сколько именно за счет повышения общего интереса к теме.



Екатерина Пархоменко: Ну, конечно, тема стала животрепещущей, и что самое главное, о чем я говорила уже, мне кажется, что одна из основ вашего успеха, что вам удается сделать очень важную вещь – вы сложные коллизии умудряетесь донести до читателя так, что они кричат вам в комментарии: а-а, вот теперь я понял!



Артем Ейсков: Да, именно к этому я прикладывал усилия, это было главным. Оно сработало, это хорошо.



Екатерина Пархоменко: Когда мы читаем те или иные материалы в серьезных газетах, как «Ведомости» или «КоммерсантЪ», сплошь и рядом, дочитав текст, понимаешь, что ничего не понял. Он такой герметичный, какая-то переписка специалистов со специалистами. Но нам же тоже интересно. Тем более что в этих текстах все время упоминаете, что нас это обязательно коснется, если уже не коснулось, тем более мы хотим пытаться понимать, что происходит и что нам предстоит пережить, и как мы могли бы защититься и так далее. Мне кажется, что это важнейшая такая социальная функция.



Артем Ейсков: Я согласен. На самом деле это не проблема тех же «Ведомостей» или «Коммерсанта», это их позиционирование, их позиция. Им не нужен тираж в 500 тысяч экземпляров, им нужна – пусть это будет реальная аудитория 10-30 тысяч человек, хотя они пишут, конечно, другие цифры, но реально я полагаю, что такая аудитория, но это люди, принимающие решения. У них такая позиция, они работают ради этих людей, они собирают рекламу, которая стоит безумных денег, но рассчитана на безумно богатых людей. У них все хорошо.



Екатерина Пархоменко: Да, но мы тут внизу тоже есть, и мы тоже хотим что-то понимать. А те издания, которые называют себя народными, пишут какие-то ужасно пропагандистские вещи, даже ничего не понимая в макроэкономике, можно печенью почуять, что это к делу отношения не имеет, что реальность выглядит иначе, чем то, как она отражается в таких газетах, как «Известия» и «Комсомольская правда», которые, безусловно, тиражные, народные, популярные и так далее. То есть бедный гражданин Российской Федерации, у которого за душой есть какие-то самые небольшие накопления, которые ему очень дороги, оказывается в ситуации, когда у него нет этого консультанта, помощника, разъяснителя, кого угодно. То есть никто по отношению к нашим людям такую функцию не исполняет, что, конечно, безобразие.



Артем Ейсков: Я эту нишу заметил два года назад, и я в нее вошел. Вы сейчас говорите ровно те слова, которые я говорил своей жене и друзьям два с половиной года назад, что есть такая ниша, почему ее никто не занимает, я не понимаю, и я хочу ее занять своими скромными усилиями. Почему до сих пор этого никто не сделал, вложив приличные деньги, я не понимаю.



Екатерина Пархоменко: Я, в отличие от вас, не понимаю в экономике, но то, что эта дырка существует, я тоже давно вижу, существовала, во всяком случае, вы очень удачно в нее вошли. Но там явно места больше, чем для одного вашего блога. К сожалению, тут есть еще один фактор. Помимо того, что вы видите, что потребность в подобного рода информации есть, нужно еще уметь ее построить ровно так, как следует. Я бы, например, не взялась никогда это делать ровно потому, что мне нужно очень много самой учиться, чтобы попробовать это объяснить другим, хотя и бывают такие ситуации, когда в попытках объяснить другому, как-то вдруг начинаешь понимать сам. Это такая классическая коллизия. Так что здесь как раз совпало не только то, что вы увидели ту нишу, ее видели не только вы, я, в частности, видела и со многими коллегами это обсуждала, но вы еще очень удачно реализовали ее.



Артем Ейсков: Спасибо, конечно! Я просто не хочу, чтобы это превращалось в некое славословие.



Екатерина Пархоменко: Нет-нет. У меня в том числе есть вопрос, который, не знаю, насколько вам окажется приятен. Потому что я, готовясь к этой программе, в том числе собирала мнения разных людей, специалистов в макроэкономике, как они относятся к тому, что вы делаете. И мнения по этому поводу разошлись. Я не буду буквально цитаты приводить. Но как было мнение… ну, примерно то, что я вам говорю всю эту программу, что это здорово, что это должно быть и так далее, и мнение как раз людей, которые обсуждают какие-то детали и нюансы процессов, которые нам в целом не слишком понятны, и которые говорили, что вы так упрощаете, что у вас получается ерунда. Тогда я просила привести пример. Честно говоря, моему собеседнику не удалось мне объяснить, в чем разница между тем, что объясняет он, и тем, что я прочла у вас, когда, в частности, вы объясняли, как происходит игра на понижение. Потому что нельзя сказать, чтобы это слишком сложно, но в какой-то момент надо людям объяснить, как это устроено, что такое шортить и так далее. Куча вот этой терминологии биржевой, экономической вылезло на страницы общечеловеческой прессы без пояснений, что, конечно, безобразие полнейшее. Люди слышат эти вещи и не понимают. И это точно не первый раз замечается. Я помню, когда уже довольно много лет назад правительство говорило о секвестировании бюджета, какой-то из крупных социологических служб пришло в голову после того, как шесть месяцев об этом шла речь, провести опрос среди публики, просто среди своих респондентов, понятно ли им это слово, и 87 процентов сказали, что они не знают, что это значит. Все те, кто доносил информацию, не озаботились тем, чтобы просто по-человечески, как в средней школе, объяснить, что это слово обозначает.



Артем Ейсков: Я вас понял, да. Если можно, я отвечу на вопрос, на то, что настолько упрощенно, что даже неправильно. Есть такое мнение, действительно. И иногда, в очень редких случаях, эти люди даже оказываются почти правы. Потому что на самом деле, конечно, те проблемы, о которых я пишу, я знаю несколько глубже, чем то, как я их подаю.



Екатерина Пархоменко: Естественно, это видно.



Артем Ейсков: Для того, чтобы писать просто, надо сначала глубоко изучить этот вопрос. Но это как в русском языке… Сколько падежей в русском языке? В школе мы учим одну цифру, люди приходят в университет на филфак, узнают совершенно другую цифру, а если они начинают заниматься наукой, именно филологией, они могут узнать, что вариантов несколько, что, оказывается, можно и так падежи считать, и так падежи считать. Какой ответ правильный? Нет правильного ответа. На одном уровне один ответ правильный. На другом уровне другой ответ правильный. Когда я рассказываю о коротких продажах, я тоже не вдаюсь в очень глубокие подробности, и суперспециалист, который живьем это все делает и очень хорошо эту тему знает, скажет, что слишком примитивно подано - на самом деле все совсем не так, а глубинные процессы, производные третьего порядка работают совсем не так. Безусловно, я это прекрасно понимаю. Но человеку, который не знает, что такое акции изначально, объяснять, что такое CDS на долг и как он связан с короткими продажами акций в России, сложно. Для этого нужно еще сначала пройти несколько уровней обучения. Я задаю определенный уровень упрощения, который в целом показывает верную картину, то есть все-таки крайне редко люди могут докопаться до какой-то определенной сущности.



Екатерина Пархоменко: Трудно очень, нет такой информации. Я, помнится, искала в словарях слово «волатильность», когда первый раз с ним столкнулась. Нашла такое объяснение, которое меня поставило в тупик. Пришлось задавать просто вопросы людям.



Артем Ейсков: Вы не поверите, вы очень удачно привели пример, потому что по слову «волатильность» ко мне из «Яндекса» заходит очень большое количество людей. У меня просто была отдельная заметка…



Екатерина Пархоменко: В которой вы, наконец, объяснили людям, что это такое.



Артем Ейсков: В которой я объяснил простым языком, что это такое. И сейчас я получаю, наверное, 50-70 заходов людей с «Яндекса» с поиска по слову «волатильность». Причем в самых разных вариантах – валатильность, волотильность, валотильность и так далее. Люди даже не знают, как это пишется. Объяснять, какое это сложное финансовое явление, бессмысленно. Этого достаточно для начала.



Екатерина Пархоменко: Я желаю вам дальнейших успехов в этом, много переходов с «Яндекса», большого роста вашего проекта! Спасибо, что вы были у нас в эфире.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG