Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Народно-демократический союз получил отказе в регистрации


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Максим Ярошевский.



Андрей Шарый : В Петрозаводске сегодня задержаны несколько активистов Российского Народно-демократического союза Михаила Касьянова. Они проводили одиночные пикеты. У активистов отобрали плакаты и флаги и силой доставили в отделение милиции. РНДС сегодня проводил в 42 регионах России акции протеста под лозунгом «Хватит кризисов за счет народа», и пытались требовать от правительства конкретных действий в условиях финансового кризиса. Понятно, что такого рода мероприятия не могут не раздражать российские власти. Министерство юстиции России сегодня вновь отказало в регистрации движению Российский Народно-демократический союз. Об этом корреспондент Радио Свобода Максим Ярошевский.



Максим Ярошевский : Во вторник утром Народно-демократический союз получил из Министерства юстиции уведомление об отказе в регистрации движения в качестве юридического лица. Об этом Радио Свобода заявила советник Михаила Касьянова Елена Дикун.



Елена Дикун : Основанием для отказа стали надуманные и необоснованные претензии. Например, название РНДС содержит указание на дезорганизационные правовые формы - движение, союз. Однако можно привести десятки примеров регистрации, в том числе и Минюстом, и Росрегистрацией общественных объединений, чьи названия содержат слово "союз". Более того, Федеральный закон не содержит правовые нормы, которые бы запрещали использование "союз" в названиях юридических лиц. Президиум РНДС считает, что очередной отказ в регистрации движения по абсолютно надуманным основаниям подтверждает патологическую боязнь властей признать существование и деятельность независимых общественно-политических объединений.



Максим Ярошевский : Решение, как действовать в сложившейся ситуации дальше члены Народно-демократического союза примут на предстоящем расширенном президиуме 13 ноября. Секретарь политического совета РНДС Константин Мерзликин уже подготовил свое предложение по этому вопросу.



Константин Мерзликин : Вполне можно было бы и опротестовывать это решение в суде с тем, чтобы в очередной раз пройти весь этот путь с целью демонстрации того, что власти патологически боятся признать любую независимую силу. Нас это абсолютно не удивляет.



Максим Ярошевский : Нынешнее юридическое положение НДС - все-таки остаетесь союзом? Почему вы добивались признания того, что вы движение?



Константин Мерзликин : Действующий закон дает возможность действовать общественному движению без регистрации в качестве юридического лица. Поэтому мы действовали и будем продолжать действовать и проводить нашу общественно-политическую работу. Другое дело, что государственная регистрация в качестве юридического лица дает некоторые дополнительные возможности организационного характера. В принципе, поэтому мы такие решения принимали о том, что необходимо зарегистрироваться. Беды нет, что такой регистрации нет. Мы абсолютно в легальном поле находимся, но, естественно, нерегистрация - это как лакмусовая бумажка, показывающая отношение властей. Коль скоро госрегистрация это своего рода признание организации как субъекта политического пространства, то вот признания нам государство не хочет ни в коем случае предоставлять. Но мы продолжаем действовать в легальном поле.



Максим Ярошевский : Почему власти так реагируют на любые действия оппозиции, в лице, например, Народно-демократического союза? Какового реальное политическое будущее у активистов экс-премьера? На эти вопросы отвечает политолог Александр Кынев.



Александр Кынев : Я думаю, что власти боятся любой несанкционированной оппозиции, то есть оппозиция у нас на сегодняшний день возможна только тогда, когда она согласована в неких кабинетах и выполняет заранее оговоренную роль. Вообще в России сложилась система, когда невозможно зарегистрировать ни политическую партию, ни даже общественную организацию тогда, когда дается жесткое указание, что та или иная структура не устраивает власть. Государство само решает, кто имеет право высказывать свое мнение, а кто не имеет право. Совершенно очевидно, что это очень далеко от нормальной демократии, потому что в нормальной демократии гражданин имеет право высказывать свое собственное мнение независимо оттого, устраивает это мнение власти или не устраивает. Вместо дискуссии получается методика запретов. Почему-то у нас сейчас говорят о либерализации, хотя, на мой взгляд, сегодняшние события лишний раз подчеркивают, что по большому счету пока никакой либерализации нет, а есть, скорее, имитация по очень узкому направлению отдельных элементов, отдаленно напоминающих что-то либеральное.



Максим Ярошевский : Скажите, пожалуйста, на что-то могут рассчитывать сторонники экс-премьера в российской политике?



Александр Кынев : Я думаю, что, на самом деле, власть порой придает чрезмерное значение структурам, которые по большому счету даже будучи зарегистрированными, имея легальный статус, никакой реальной угрозы для нее не представляли. Потому что, ну, у Касьянова нет никаких значимых рейтингов в масштабах страны. Как и нет этих рейтингов у очень многих из тех, кому отказывают в регистрации. Вот эта неадекватная жесткость реакции на любые попытки несогласия она тем более удивляет, потому что, подчеркиваю, борются-то в основном с теми, кто достаточно маргинален, у кого нет массовой поддержки, у кого нет даже значимых ресурсов. С ними борются просто потому, что борьба превращается в рефлекс. Такое ощущение, что боятся не конкретной организации, которую запрещают, а, тем самым, грозят пальцем остальным, что вот, смотрите, будете себя неправильно вести, будете как они. На мой взгляд, это носит такое образцово-показательное значение, а не борьба с кем-то конкретным.



Максим Ярошевский : Говорил Александр Кынев.




XS
SM
MD
LG