Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Владимир Путин поддержал предложение увеличить срок президентских полномочий


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Данила Гальперович.



Андрей Шарый: Бывший президент России, ныне глава правительства Российской Федерации Владимир Путин поддержал предложение увеличить срок президентских полномочий с 4 до 6 лет. Также Путин высказался за продление срока работы парламента - до 5 лет. Обе эти инициативы ранее были предложены президентом России Дмитрием Медведевым. Путин отметил, что предложение об изменении сроков полномочий главы государства и парламента страны не имеют личного измерения. На вопрос журналистов о том, кто бы мог баллотироваться на выборах президента в 2012 году, Путин отвечать не стал. Ожидается, что парламентарии рассмотрят проект поправок 14 ноября.



Данила Гальперович: Депутаты Государственной Думы более чем готовы продлить сроки себе и президенту, а также поставить правительство под контроль парламента. Они говорили об этом еще во время обсуждения послания Дмитрия Медведева на прошлой неделе, и когда в Государственную Думу пришли три законопроекта - два с поправками в Конституцию и один с поправкой в закон о правительстве, - то новость была одна: просто прекратились гадания о том, распространится ли увеличение срока на нынешних президента и Думу. Не распространится. Комитет Госдумы по конституционному законодательству решил проявить настоящее рвение, и его глава Владимир Плигин заговорил о возможности принять поправки в Конституцию за один день в трех чтениях.



Владимир Плигин: Было рекомендовано Государственной Думе рассмотреть данные проекты законов, проекты изменения федеральных и конституционных законов в пятницу, 14-го. При этом это будет следующее. Было предложение, которое было сделано комитетом, о рассмотрении данного законопроекта в первом чтении. В дальнейшем мы определимся с необходимостью или отсутствием необходимости внесения технико-юридических правок. И в зависимости от этого будут определены сроки выполнения нормы о так называемых трех чтениях для законов о поправках в Конституцию.



Данила Гальперович: Но потом от тех, кто в Госдуме представляет Кремль, журналисты узнали, что торопиться не будут, и в пятницу должно состояться только первое чтение. Вице-спикер Государственной Думы Вячеслав Володин от «Единой России» говорит, что региональные законодатели просто навели федеральную власть на удачную мысль.



Вячеслав Володин: В большинстве регионов России срок полномочий органов законодательной власти составляет 5 лет. Более 80 процентов нашей территории. Поэтому это дань времени. За такой короткий промежуток времени, как четыре года, невозможно многие программы реализовать, поэтому в регионах на этот срок полномочий давно уже вышли. И вышли, исходя вот из прагматичной такой необходимости. Никто речь не вел о том, что как-то осмысленно берут и затягивают сроки полномочий. Россия - большая страна, и когда речь идет о президентской власти, то четыре года - это срок маленький. Поэтому правильно будет пересмотреть сроки полномочий в отношении президента.



Данила Гальперович: У коммунистов тоже особых возражений против продления сроков не будет. Геннадий Зюганов, вероятно, понимает, зачем исполнительная власть предлагает увеличение их для себя вместе с увеличением их для Госдумы в одном пакете.



Геннадий Зюганов: Пять лет, вообще говоря, это наши сроки. Потому что в советский период пять лет - пятилетка была этапом развития. И все планирование шло, исходя из пятилеток. На мой взгляд, это российская традиция, и она, кстати, была и гораздо раньше. Давайте ее восстановим, вполне нормально. Но тут есть ряд встречных требований. Когда тебе на шесть лет на шею посадили в ходе нечестных выборов, и у тебя нет возможности потом ни покритиковать, ни отозвать, ни спросить, ни потребовать, то это будет худший вариант.



Данила Гальперович: Но почему такая спешка? Ответ на этот и другие вопросы, связанные с изменениями в российской Конституции, Евгения Назарец узнавала у руководителя исследовательского центра "Меркатор" Дмитрия Орешкина.



Евгения Назарец: О чем, на ваш взгляд, говорит такая скорость развития событий, учитывая то, что предлагаемые изменения не затрагивают ни избранного президента, ни избранных депутатов?



Дмитрий Орешкин: Дело, мне кажется, в том, что в условиях кризиса очень серьезное беспокойство испытывает корпорация, которая сейчас руководит Россией. И на самом деле мне кажется, это знак того, что они не очень хорошо контролируют ситуацию или, точнее скажем, оценивают ее ошибочным образом. По-видимому, такая спешка связана не с тем, чтобы через какое-то количество лет перейти на шестилетний режим управления. Такая спешка, по-видимому, связана с тем, что им кажется, что если ситуация будет ухудшаться, а она будет ухудшаться, то, поменяв президента, например, "уйдя" Медведева в отставку и вернув популярного Путина, они возьмут ситуацию под контроль.



Евгения Назарец: Как вы полагаете, какие изменения в политическую, в партийную жизнь в России внесут подобные реформы, если так можно выразиться? Ведь раньше четырехлетний график выборов как-то дисциплинировал и ритмизировал и сами партии - и парламентские и не только, они каким-то образом стремились себя проявить. Теперь, на первый взгляд, все будет развиваться более плавно, если не вяло.



Дмитрий Орешкин: Вяло - это, наверное, хорошее слово. Дело в том, что, мне кажется, всем уже понятно, что парламент перестает выполнять свои функции представительства общественных интересов, а особенно это будет очевидно, когда заметно ухудшится экономическая ситуация, люди начнут испытывать разочарование, а парламент будет жизнерадостно улыбаться, брать под козырек и говорить "будет сделано". Мне кажется, речь идет о том, что политическую систему, которая была построена в 1990-е годы, эта система их в принципе не устраивает. Им нужно сохранить тотальный контроль, потому что в условиях нетотального они просто не могут удержать в руках руль. Понятно, что решения, которые принимает действующая власть, мягко говоря, не оптимальны, у общества появляется неудовлетворенность, общество в этой ситуации, вполне очевидно, будет нуждаться или будет хотеть каких-то перемен, а в этой непредсказуемой ситуации, такой кризисной ситуации, в хорошем смысле слова, они считают, что нужно сохранить контроль над властью, чтобы избежать хаоса. Ну, они так сами себе говорят и нам тоже. А на самом деле, если жестче сказать, то речь идет о том, чтобы сохранить рычаги у себя в руках и сохранить свое будущее - и политическое, и экономическое.


Потому что в той ситуации, которая сейчас, в той политической конфигурации, которая сейчас создана, тот, у кого власть, у того в руках и собственность, и все остальное-прочее. Стоит тебе отойти от этой власти, и ты становишься беззащитным, ни закон, ни суд, ни прокуратура твои интересы, твою собственность не защищают. Соответственно, тот, кто эту власть получает, он вполне в традициях нынешней политической структуры становится полновластным хозяином, он может у кого хочет что хочет отобрать, кого хочет куда хочет послать и так далее. То есть это вполне инстинктивное стремление тех людей, которые воспитаны в советской системе ценностей и верят в эту систему ценностей (а нынешние силовики в ней воспитаны, в нее верят), восстановить ту систему, которая им кажется понятной, естественной, правильной. Это такая вертикалистская модель, иерархическая, где наверху сидит полновластный и ни в чем не ограниченный государь, хан, генеральный секретарь, а общество сидит и получает то, что ему сверху спускают, особенно не допускаемое при этом к рычагам управления.



Данила Гальперович: Некоторые наблюдатели при этом добавляют, что, если все это делается под Владимира Путина, то полгода, прошедшие с принятия Дмитрием Медведевым президентской присяги, очень похожи на заранее оговоренный срок.


XS
SM
MD
LG