Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Отношения России и Армении после августовского кризиса: в чем причина похолодания


Ирина Лагунина: Августовские события на территории Грузии и последующее за ними укрепление России в самопровозглашённых республиках существенно сказались и на российско-армянских отношениях. К такому выводу пришли южнокавказские эксперты, обратившие внимание на ухудшение политического климата и экономической ситуации в Армении после вооруженного конфликта между Россией и Грузией. С экспертами беседовал наш корреспондент Олег Кусов.



Олег Кусов: Официальная Москва при каждом удобном случае подчеркивает свое особое отношение к Армении, однако августовский российско-грузинский конфликт сказался и на отношениях между Москвой и Ереваном. Я попросил проанализировать эти отношения российского политолога Алексея Ващенко и армянского эксперта Степана Григоряна.


Алексей Ващенко убежден, что недавний визит Дмитрия Медведева в Ереван показал, что Москва по-прежнему делает ставку в регионе на Армению. Учитывая фактор Нагорного Карабаха, Армения должна быть заинтересована в поддержке со стороны Москвы. Но Южную Осетию и Абхазию Армения не признала. Были ли попытки, на ваш взгляд, убедить Ереван признать эти две республики и почему Еревана не пошел навстречу Москве?



Алексей Ващенко: Я бы, во-первых, хотел обратить внимание, что практически из всех стран СНГ никто позицию Российской Федерации пока не поддержал. Во-вторых, у нас несколько идеализируют республику Армения. Нам очень часто рассказывают, что это стратегический партнер, плацдарм на Южном Кавказе – это Армения, там действительно стоят наши части, но там не так все однозначно. После того, как 27 октября 1999 года в парламенте Армении были расстреляны премьер-министр Саркисян, бывший первый секретарь ЦК Компартии Армении, спикер Карен Демирчян и другие, практически вот эти люди как раз и проводили самую последовательную пророссийскую политику. И вот этот момент явился ключевым. Тогда у власти был Кочарян, сейчас пришел Саргсян – это все представители карабахского клана, и именно эти люди, на них больше сказывается влияние зарубежной армянской общины. Поэтому здесь нет ничего удивительного, что Армения не поддержала позицию России по Абхазии и Южной Осетии, несмотря на то, что сегодняшний президент Армении Саргсян является выходцем из Карабаха и представляет именно карабахский клан.



Олег Кусов: Дмитрий Медведев летел в Армению над территорией Азербайджана.



Алексей Ващенко: Ну, это, может быть, в целях безопасности просто.



Олег Кусов: Вот если Баку закроет свое воздушное пространство для всех самолетов, летящих из России в Армению, вряд ли, конечно, такое будет, но…



Алексей Ващенко: Ну, почему, и Грузия и Азербайджан могут закрыть для России.



Олег Кусов: Тогда получается, что Армения полностью теряет сообщение с Россией.



Алексей Ващенко: Ну, можно, допустим, лететь через Каспий в Иран, а из Ирана заворачивать на Армению или лететь в Турцию и из Турции заворачивать тоже на Армению. Это, конечно, не лучший вариант.



Олег Кусов: И грузы будут гораздо дороже.



Алексей Ващенко: Естественно. Но, с другой стороны, в соответствии с правилами ИКАО, международные воздушные коридоры Грузия в любом случае, все равно должна обеспечить. С другой стороны, понимаете, вы несколько неправильно задаете вопрос, что Армения будет отрезана от России. Россия не сильно пострадает, если Армения будет отрезана, а вот Армения пострадает сильно. И поэтому здесь, в этих транспортных коммуникациях больше заинтересована Армения, чем Россия. Я думаю, что у Армении есть все ресурсы и возможности для того, чтобы обеспечить этот коридор через батумский, потийский порт. Они этими портами очень активно пользуются. У Грузии есть и еще одно очень больное место – это Джавахетия. Если сейчас Грузия попытается перекрыть полностью вот эти все транспортные коммуникации Армении, в том числе и газ, которые идет из России, то тогда начнется конфронтация в Джавахетии, и Армения придет на помощь своим братьям.



Олег Кусов: Беспрецедентные шаги Анкары и Еревана навстречу друг другу как раз были сделаны после российско-грузинского вооруженного конфликта. Есть мнение, что Ереван все меньше и меньше доверяет Москве.



Алексей Ващенко: Армения очень активно проводит политику, проамериканскую и пронатовскую политику. Например, армянский контингент – об этом у нас в СМИ как-то не принято говорить – очень активно действовал на территории Ирака в составе коалиционных сил. На территории Армении периодически проводятся учения НАТО. Недавно в Ереване проходила конференция «Программа безопасности Черноморского региона», там руководитель директората европейской интеграции и партнерства Международного штаба НАТО как раз и говорил, что они заинтересованы в том, чтобы принять Украину и Грузию в НАТО и со временем, с его слов становится ясно, в НАТО планируют принять Азербайджан и Армению. То, что там сейчас пытаются сделать все, чтобы установить контакты и установить связи между Арменией и Турцией, да, эта работа будет проводиться, но я сомневаюсь, что она в ближайшем обозримом времени даст какой-то результат.



Олег Кусов: Некоторые эксперты заметили, что Москва уделяет больше внимания Цхинвали и Сухуми, чем Еревану. Согласны с этим утверждением?



Алексей Ващенко: Последнее время да. После того, как произошла вот эта августовская война, пятидневная, естественно, что внешняя политика и экономическая политика России направлена на то, чтобы там закрепиться. Тем более приближается Олимпиада. Так или иначе, фактор Армении со счетов не снят, и об этом как раз и говорит последний визит президента Российской Федерации Медведева в Ереван.



Олег Кусов: Так считает российский эксперт по проблемам Кавказа Алексей Ващенко.


В Армении настороженно относятся к так называемым новым инициативам Москвы в отношении Нагорного Карабаха, подчеркнул армянский политолог Степан Григорян. Российские эксперты приводят в пример визит Дмитрия Медведева в Ереван как доказательство особого отношения Москвы к Армении.



Степан Григорян: Думаю, действительно отношения между Арменией и Россией на достаточно высоком уровне. Но надо еще и понимать следующее, что есть вопросы, о которых честно надо говорить. Дело в том, что Россия в последнее время достаточно активно действует в направлении разрешения карабахского конфликта. С одной стороны, это, казалось бы, хорошо, но с другой стороны, она пытается это сделать вне рамок Минской группы ОБСЕ. И здесь есть и другая точка зрения, что Россия хочет закрепиться в регионе, что Россия 3 июля на высшем уровне в Баку подписала очень важную декларацию, где признает территориальную целостность Азербайджана, и не исключаю возможность, что Россия как бы инициирует ускорение решения карабахского конфликта за счет уступок с армянской стороны. И это очень серьезно сейчас дискутируется. Поэтому я очень удивлен, что те или иные эксперты в Армении и в России хотят представить вот так идеализированно эту картинку. То есть визит очень важный, но внутри этого процесса переговоров совершенно очевидно было, что Россию в большей степени интересуют уступки Армении в карабахском вопросе, а не интересуют, например, другие вопросы, которые очень волнуют Армению. Например, вопрос строительства нефтеперерабатывающего завода на юге Армении или железной дороги Армения – Иран. Вот все это как бы прошло вскользь, а вот по поводу Карабаха акценты были расставлены Россией достаточно четко.



Олег Кусов: Степан, многих экспертов и политиков в Москве удивило, что Армения не признала независимость Абхазии и Южной Осетии.



Степан Григорян: Я думаю, здесь два аспекта надо выделить. Действительно, объективно Армении это сделать было очень сложно. На 80 процентов наше общение с миром, наш товарооборот, наше экономическое развитие идет через Грузию и примерно на 20 процентов через Иран. А что означает это признание? Это означает разрыв отношений или серьезное ухудшение отношений с Грузией. Поэтому здесь очень прагматичный подход был. И плюс, конечно, есть другой вопрос: мы пока не признали независимость Карабаха по ряду других причин. И как это может быть так: мы признаем независимость Абхазии и Южной Осетии, не признав независимость Карабаха? Более того, Россия объявила, что карабахский вопрос отличается от вопроса Абхазии и Южной Осетии, не признав вот в этом ряду и независимость Карабаха. То есть здесь такая сложная ситуация, при которой несколько причин есть, по которым Армения не могла признать независимость Абхазии и Южной Осетии.



Олег Кусов: Новые отношения Армении и Турции позволили некоторым российским экспертам сделать вывод, что Ереван поворачивается к Анкаре и, следовательно, отворачивается от Москвы. Как вы считаете?



Степан Григорян: Я не думаю, что надо противопоставлять эти два процесса. Потому что та же Россия очень активно и очень серьезно сотрудничает с Турцией, а по ряду вопросов позиции Турции и России ближе, чем позиции Турции и Армении. Например, по поводу вооруженных сил или военного флота американского в Черном море. Здесь позиции Турции и России оказываются более близкими, чем Турции и Америки. Более того, после визита Гюля были большие надежды, что хотя бы дипломатические отношения установятся, даже если не будет открыта граница, но, видите, этот процесс идет очень медленно.



Олег Кусов: После вооруженного конфликта между Россией и Грузией в августе нынешнего года ситуация в Армении изменилась? И в какую сторону, на ваш взгляд?



Степан Григорян: С точки зрения экономической, да, конечно, это напрямую повлияло на товарооборот, с Арменией связанный. Даже оценки дало наше правительство прямых потерь из-за того, что приостановлен был товарооборот, часть грузов была задержана, поздно пришли, - до полумиллиарда долларов. Естественно, притом что это «дорога жизни» - территория Грузии, ясно, что это напрямую ударило по бизнесу, по экономике. Сейчас, конечно, ситуация более-менее нормальная, хотя небольшое поднятие цен сейчас на продукты питания наблюдается, но это могут быть не обязательно последствия именно этих военных действий, но еще и последствия общего финансового кризиса. Но вот в политическом аспекте, безусловно, война российско-грузинская отпечаток оставила в Армении. Представьте себе, что ни одна конференция, которая сейчас проходит, независимо от того, на каком она уровне – на правительственном, на общественном, политическом, не обходит эту тему. То есть все время муссируется эта тема российско-грузинских прав. Так что на политическую ситуацию в Армении это безусловно влияет.



Олег Кусов: Часто приходится слышать в Москве, что Ереван все больше и больше отходит от России в сторону Запада.



Степан Григорян: Взаимодействие Армении с Европейским союзом и с НАТО, но в большей степени с Европейским союзом, и особенно в экономической области, это веление времени. То есть это сотрудничество выросло за последние 10-15 лет, и сегодня Европейский союз является первым партнером по товарообороту в сотрудничестве с Арменией, Россия и Иран занимают второе и третье только места. Само развитие времени, экономическое развитие Армении показало, что наше сотрудничество с Европейским союзом достаточно эффективно. Поэтому движение Армении в этом направлении, в направлении Запада, даже не в смысле систем безопасности, а в смысле экономическом, гуманитарном, оно достаточно активно идет. Но в любом случае одна проблема перед армянским народом и перед Арменией встанет: когда такое противостояние между США и Россией, между Россией и Европейским союзом, потому что мы видим, что сейчас все-таки проблемы есть, напряжение определенное есть, вот при таких напряжениях как действовать малым странам? Это серьезная проблема, она касается не только Южного Кавказа. То есть когда идет как бы конкуренция США и России в нашем регионе за влияние, а не сотрудничество, что же нам делать? В этом процессе возможны изменения векторов развития, и, в общем, Армения достаточно себя во время грузино-российского конфликта, во время вот этого напряжения вокруг Осетии, которое было во время войны, достаточно, мне кажется, самостоятельно себя повела. И поэтому, да, возможны переориентационные какие-то тенденции.



Олег Кусов: Это было мнение армянского политолога Степана Григоряна.


Многие эксперты сходятся во мнении, что Москва предпринимает попытки возглавить миротворческий процесс в Нагорном Карабахе только с одной целью: изменить к себе отношение в мире в лучшую сторону после августовских событий на территории Грузии.


XS
SM
MD
LG