Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Владислав Белов: Новое соглашение о сотрудничестве с ЕС вступит в силу не раньше 2010 года


Программу ведет Евгения Назарец. Принимает участие руководитель Центра германских исследований Института Европы Российской академии наук Владислав Белов.



Евгения Назарец: Накануне сегодняшней встречи в Ницце Евросоюз принял решение о продолжении переговоров с Россией по поводу нового соглашения о сотрудничестве. Повлияет ли это на ход сегодняшнего обсуждения совместных с Евросоюзом антикризисных мер? С таким вопросом мы обратились к руководителю Центра германских исследований Института Европы Российской академии наук Владиславу Белову.



Владислав Белов: Объективно естественно желание Евросоюза и России согласовать общие правила игры, направленные в будущее, а это значит, определить, каким образов будут двигаться потоки товаров, услуг, капиталов, рабочей силы и прочих факторов. Естественно, это связано с возможностями взаимных согласованных действий по выходу из мирового финансового кризиса. Единственное, что начало переговоров... видимо, все-таки будет принято решение о том, что переговоры должны быть возобновлены, начаты они были в июле этого года, естественно, такого толчка не сделают. Само соглашение вступит в силу не раньше, чем через два года. Это, соответственно, 2010 год, это моя оценка. Поэтому 2008-2009 годы, с точки зрения новых правовых условий, новых правил игры между Евросоюзом и Россией, пока потеряны. Если бы это было раньше, можно было бы какие-то действия согласовывать сообща. Но тем не менее правового вакуума нет. Я напомню, что действует соглашение о партнерстве и сотрудничестве прежнее, она фактически продлевается. Вот в этом плане Россия и Евросоюз могут заявить о себе, как об игроках на европейском континенте, способных дать толчок развитию внутреннего европейского рынка, то есть ЕС-27 плюс Россия, плюс постсоветское пространство. Об этом речь может идти, но, к сожалению, не в контексте будущего соглашения.



Евгения Назарец: Согласно заявлениям, публикуемым в СМИ со ссылкой на высокопоставленных европейских дипломатов, в Европе позиция России по выходу из экономического кризиса представляется более обвинительной в адрес США и других развитых стран, нежели конструктивной. Как вы полагаете, как много политической составляющей будет в этих переговорах по выработке мер борьбы с экономическим кризисом об общих подходах России и ЕС?



Владислав Белов: Я заменил бы слово "обвинительная" на "критическая". Позиция абсолютно правильная. В России есть все основания критиковать основного мирового игрока, который действительно явился причиной кризиса или который привел к кризису. Что касается совместных действий, то пока ни у одной из сторон, ни у одного мирового финансово-экономического центра нет пока четкого видения выхода из кризиса. Поэтому и у России, и у Евросоюза сейчас есть блестящая возможность для того, чтобы предоставить слово своим экспертам, которые могли бы предложить соответствующие механизмы. Поэтому считаю, что общая площадка, то есть саммит между Россией и ЕС, обязательно будет для этого использована и обе стороны попытаются здесь проявить инициативу или взять инициативу в свои руки. Есть очень хорошая возможность проявить себя с точки зрения генераторов новых идей.



Евгения Назарец: А скажется ли на этих переговорах очевидный, на первый взгляд, конфликт экономических интересов? Россия - сырьевая экономика, большинство европейских экономик - потребительские, либо финансовые, либо даже технологические.



Владислав Белов: Это, на мой взгляд, не конфликтные интересы, а взаимодополняющие интересы, их можно называть конкурирующими. Когда у кого-то что-то есть поставить, кто-то хочет потребить, здесь нет конфликта, здесь есть взаимный интерес с наибольшей пользой для себя заключить сделку, взаимовыгодную сделку. Поэтому здесь можно говорить о взаимодополняющих конкурирующих интересах, и речь о том, чтобы обе стороны подходили к решению спорных вопросов… вы правы - они есть, это доступ, предположим, европейцев к трубопроводной системе в России, доступ российских компаний к сбытовым структурам в Европе и так далее. Здесь надо посмотреть шансы и риски и обсудить взаимные интересы, сняв соответствующие подозрения. По-моему, в этой сфере есть не столько конфликт, сколько взаимное недоверие в бизнесе, в своих предпринимательских интересах.



Евгения Назарец: Как вы полагаете, внимание к грузинское проблеме на фоне экономического кризиса как-то изменилось? Может быть, снизился градус интереса к этой проблеме?



Владислав Белов: Градус интереса снизился, проблема осталась. В Ницце Россию, по всей видимости, будут критиковать за определенные недоделки в плане невыполненного "домашнего задания" в рамках плана Саркози-Медведева. Хотя, на мой взгляд, Россия здесь фактически полностью пошла навстречу Евросоюзу. Но в любом случае критика будет звучать, Евросоюз здесь не может обойтись без критики. Но Грузия здесь будет достаточно слабым фоном. На передний план будут выдвинуты экономические проблемы. Грузия будет еще долго сопровождать отношения России с Западом, в том числе с ЕС 27-ми.


XS
SM
MD
LG