Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Танец на опилках. Очередной скандал в музыкальном театре


В Челябинском государственном академическом театре оперы и балета имени М.И. Глинки зародилась нехорошая традиция: начинать очередной сезон со скандала. Позапрошлой осенью бастовал оркестр, прошлой — 20 человек балетных грозились увольнением. На сей раз, из-за разногласий режиссера Алексея Степанюка и хореографа Константина Уральского была сорвана премьера оперы «Демон».


В разгар репетиций Степанюк хлопнул дверью и уехал из Челябинска. После этого ЧП ему звонили и просили вернуться областные чиновники — министр культуры Макаров и вице-губернатор Косилов. Пока безуспешно. Что произошло на самом деле между Степанюком и Уральским — до сих пор толком никто не понять не может. Вот что говорил сам Алексей Степанюк: «Уральский был назначен хореографом в этой постановке, и в эти дни, когда мы работали, мы не сумели договориться ни о чем: ни о встрече, ни о составлении графика репетиций. Потому что балетмейстер был все время занят».


После скандального отъезда Степанюка пошли слухи о том, что сам худрук театра Денис Северинов некорректно повел себя с гостем, и когда Степанюк пришел к нему, чтобы поведать о своих проблемах в отношениях с Уральским, Северинов просто указал ему на дверь. Такую версию журналистам сообщил Владимир Макаров, областной министр культуры: «Конфликт стал принимать очень острую форму. Алексей Олегович сказал, что уедет из театра, на что ему художественный руководитель в запале сказал: "Ну и уезжайте". Чуть ли не: "Сам я вам куплю билет"».


То, что Денис Северинов вступился за честь Уральского, неудивительно. Именно худрук совсем недавно пригласил Константина Семеновича возглавить балетную труппу — как раз после очередного скандала, в ходе которого из театра был уволен бывший главный балетмейстер Валерий Кокарев. После своей отставки Кокарев выступил с открытым письмом. В нем он обвинил министра культуры Макарова и худрука театра Северинова в некомпетентности. Однако слова опального хореографа едва ли имели какие-то реальные последствия. На место Кокарева был приглашен Уральский — до того, как занять пост главного балетмейстера, он поставил в театре балеты "Ромео и Джульетта" и "El mundo de Гойя". Когда Константин Семенович принял приглашение руководства театра, худрук Денис Северинов не скрывал гордости: «Наши переговоры закончились совсем недавно, и мы получили согласие. Назначение уже произведено. На должность художественного руководителя балета Челябинского оперного театра назначен Константин Семенович Уральский».


Не прошло и нескольких месяцев, как новый руководитель балетной труппы приступил к своим обязанностям, а уже разгорелся скандал. Сначала — с приглашенным режиссером Степанюком, затем — с труппой. В печати появились сообщения о том, что артисты не хотят работать с новым балетмейстером. Из театра уволились сразу три солиста — Маргарита Камыш, Андрей Субботин и Эллина Темирбаева. Чуть позже в прессе появилось открытое письмо артистов балета, в котором они говорят о невозможности дальнейшей работы с Уральским. Вот что, в частности, мне рассказала Елена Цуканова, глава профкома театра: «Я считаю, что общественность города и области тоже должна как-то отреагировать на то, что уходят лучшие. Не худшие, а лучшие! Вот у нас уволились три солиста, а также артистка кордебалета и корифейка среди них есть. Человек даже решил уйти из профессии. Это как надо довести , чтобы она сказала: "Я больше не могу. Я пойду учиться и буду менять профессию"».


А Елена Воробьева, солистка балета, считает, что Константин Уральский пользуется не вполне корректными приемами, общаясь с труппой: «Не главное деньги. Для артиста важна еще и какая-то спокойная обстановка. А на репетициях какое-то начинается давление, даже оскорбления, обидные слова. Допустим, девчонке он одной сказал, что «нельзя делать так, как Пантерея. То есть, сравнил артиста балета с каким-то танцовщиком в ночном клубе. Сталкивает людей просто напросто. Он одному говорит одно, а другому — другое. Допустим, если он мне говорит, что Ирина Джилевовна для меня некомпетентный педагог, а ей говорит, что я не хожу на ее уроки, потому что не уважаю ее».


Спектакль «El mundo de Гойя», поставленный Уральским, нельзя назвать удачей театра: зритель на него не идет. Но балерина Воробьева ушла из этого балета по другой причине: на премьере она сломала руку: «То есть поскользнулась на опилках. У нас там нововведение было — мы танцевали на опилках. Сцепление с полом не очень хорошее. Но даже не то обидно, что я сломала руку, как бы мне в этот вечер вообще никто не звонил, кроме Саши Цвиани, который беспокоился, что там у меня случилось, кто-то из артистов подошел ко мне в больницу, они поинтересовались. А дальше просто было возмутительно. Я начала говорить, что опилки эти травмоопасны , начала писать заявление и собирать подписи людей, и в одном спектакле опилки эти не присутствовали. Потом их снова насыпали на сцену — дальше поскальзывайтесь, товарищи. Для меня это — показатель человека».


В открытом письме, помимо творческих и человеческих претензий к Уральскому, затрагивались и чисто материальные аспекты. Зарплату артисты театра получают мизерную, да и ту задерживают, как и компенсации за съем жилья. А на постановки спектаклей тратятся суммы, совершенно не соразмерные с материальным положением театра. При том, что в других городах театры обходятся более скромными бюджетами. Говорит Елена Цуканова: «Нам сказали, что на спектакль ушло восемь миллионов. А потом приезжают другие театры к нам на гастроли, мы спрашиваем, сколько у них стоит постановка. Ну, — говорят, — у нас вот этот спектакль стоил три миллиона, а этот — вообще полтора. Но когда смотришь качество спектакля — ну не хуже, а иной раз даже лучше».


Константин Уральский после атаки на него в прессе собрал журналистов и опроверг содержание письма. Он считает, что всерьез принимать его не стоит, так как оно вовсе не соответствует мнению большинства труппы. Сейчас в театре идет фестиваль в честь Екатерины Максимовой, и страсти пока утихли. Но есть ощущение, что причина проблем осталась нерешенной.
XS
SM
MD
LG