Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Почему власти Косова не спешат с принятием миссии ЕС


Ирина Лагунина: Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун выступил с призывом к косовскому руководству принять план о новой международной миссии в Косово. После провозглашения независимости Косово в феврале этого года было предусмотрено, что в течение четырех месяцев там вместо гражданской миссии ООН «Унмик» будет развернута гражданско-полицейская миссия Европейского союза «Еулекс». Сербия категорически выступала против размещения «Еулекс» в Косово, однако после переговоров сербские власти согласились на новую миссию, а Приштина вдруг отвергла план, за день до намеченного его обсуждения в Совете Безопасности ООН. Рассказывает наш корреспондент в Белграде Айя Куге.



Айя Куге: В Приштине продолжаются переговоры международных представителей с албанскими лидерами. Из-за деликатности ситуации они названы «диалогом». Ситуация осложнилась неожиданно – сразу после того, как в понедельник поступило сообщение официального Белграда о том, что Сербия готова поддержать новую миссию «Еулекс» в Косово.


Президент Косово Фатмир Сейдию вместе с премьер-министром Хашимом Тачи выступил на пресс конференции с заявлением, что для них план генерального секретаря ООН неприемлем.



Фатмир Сейдию: Институты власти Республики Косово считают, что ключевые элементы представленного документа, состоящего из шести пунктов, неприемлемы для Косово, они не соответствуют нашей конституции. Мы готовы продолжить диалог с международным сообществом, с ООН, Евросоюзом и Америкой, чтобы поскорее обеспечить размещение «Еулекс» на всей территории Косово.



Айя Куге: Главный аргумент Приштины: Белград в ходе переговоров получил обещания, что миссия Евросоюза будет нейтральной относительно статуса Косово, и она, в отличие от прежнего плана, разработанного финским дипломатом Марти Ахтисаари полтора года назад, не будет уполномочена проводить международный контроль независимости края.


Редактор приштинской газеты «Коха диторе» Агрон Байрами поясняет албанскую позицию так.



Агрон Байрами: Проблема для нас состоит в том, что есть тенденция превратить «Еулекс» в новый «Унмик» – в миссию, которая была бы нейтральной относительно статуса Косово, которая не имела бы связи с реализацией плана Ахтисаари. С другой стороны, наши источники утверждают, что, несмотря на неуспех переговоров, «Еулекс» получит зелёный свет до пятницы. То есть если Приштина и не скажет твердое «да» такой миссии, то даст хотя бы частичное согласие.



Айя Куге: Любопытно, что ранее косовские власти настаивали на том, чтобы международная администрация ООН «Унмик», с 1999 года управляющая в Косово, ушла поскорее, а его место заняли европейские специалисты. Почему же отношение к «Еулексу» в Косово так изменилось? Официальный представитель сербского правительства по связям со средствами информации Миливое Михайлович (он, кстати, из Косово и ранее, до войны, руководил пресс-центром в Приштине) выдвигает такую версию.



Миливое Михайлович: Я считаю, что временное правительство в Приштине заинтересовано отложить переустройство «Унмик», считая, что новая миссия не будет служить укреплению независимого Косово. Другой фактор, из-за которого оказывается сопротивление переменам в международном контроле и установлению правопорядка в Косово, – это криминальные структуры, с обеих сторон, вне зависимости от их национальной окрашенности. Они сопротивляются налаживанию ситуации в полиции, борьбе против преступности, против контрабанды и созданию судебной системы по европейским стандартам. Ведь косовское правосудие в ходе международной инспекции получило самую низкую оценку.



Айя Куге: Министр иностранных дел Сербии Вук Еремич подтвердил, что Белград будет всячески сотрудничать в преобразовании международной гражданско-полицейской миссии.



Вук Еремич: Мы вели переговоры по шести пунктам и достигли согласия действовать иначе, чем предусматривал Марти Ахтисаари. Его план был навязанным решением, не соответствующим международным правовым нормам.



Айя Куге: Официальный Белград, как сообщается, принял план Пан Ги Муна, который предусматривает, что новая миссия, численностью более полутора тысяч человек, будет активно контролировать работу полиции, правосудия, таможни, пограничных служб, передвижения граждан и защиту сербского культурного и религиозного наследия в Косово. Но у Сербии есть строгое условие: получить в письменном виде подтверждение, что «Еулекс» будет сохранять нейтралитет по отношению к статусу Косово, то есть не будет воспринимать Косово как независимое государство. Белград также требует, чтобы миссия Евросоюза была развернута в Косово только по решению Совета безопасности ООН. Однако некоторые источники утверждают, что позиция Сербии остается крайне твердой, и Белград не готов ни на какие дальнейшие уступки. Миливое Михайлович…



Миливое Михайлович: Белград не несет ответственности за то, что заседание Совета безопасности ООН отложено. Наши требования были приняты: чтобы миссия «Еулекс» была нейтральной по отношению к статусу Косово; чтобы она разместилась с согласия ООН, то есть соответствовала резолюции 1244; чтобы она не претворяла план Марти Ахтисаари. Эти требования Белград выдвинул после заседания Генеральной ассамблеи ООН, которая передала вопрос законности провозглашения независимости Косово на рассмотрение Международного суда. Я понимаю, что албанцам эти требования не нравятся, Приштина добивается противоположного – оживить план Ахтисаари. Я уверен, что Белград не должен терпеть последствия того, что заседание Совета безопасности откладывается. Теперь, вероятно, понадобятся дополнительные консультации и усиление нажима на Приштину.



Айя Куге: Вопрос к главному редактору белградского пресс-агентства «Фонет», политическому обозревателю Зорану Секуличу: почему руководство Сербии, которое еще месяц назад категорически выступало против миссии «Еулекс», вдруг согласилось принять её?



Зоран Секулич: Невозможно было полностью отказаться от миссии «Еулекс». В последние дни поступали неофициальные сигналы, что если Сербия не достигнет соглашения с международным сообществом об «Еулексе», ей придется на неопределенное время «запереть на ключ» свою канцелярию по делам европейской интеграции. Это было бы для страны катастрофой. В Брюсселе сидят представители 27 стран-участниц ЕС, пять из которых не признали независимость Косово. Но все они согласны с необходимостью размещения «Еулекса», и это - гарантия будущего нейтралитета миссии в отношении статуса Косово. Сейчас ещё не ясно, какая точно договоренность достигнута по шести пунктам, которые предложил Пан Ги Мун. Мне известно лишь то, что переговоры были очень тяжелыми и несколько раз прерывались. Ситуация в Косово действительно сложная, она порождает сложные международные последствия, и поэтому нереально ожидать, что все будет идти как по маслу.



Айя Куге: Сербская оппозиция и националистически настроенная часть общества обвиняет теперь правительство в предательстве национальных интересов, утверждая, что соглашение с ООН означает фактическое признание независимости Косово. Директор правительственной канцелярии по контактам со средствами информации Миливое Михайлович.



Миливое Михайлович: Переговоры Белграда с ООН велись о том, как помочь косовским сербам и остальным жить лучше. Другой аспект: Белград хочет снова вернуться за стол переговоров с Приштиной по вопросам статуса и налаживанию ситуации в нашем южном крае. Позиция Сербии ясна: Косово и Метохия является частью Сербии под международным протекторатом ООН, и мы сделаем все, чтобы ситуация там наладилась, чтобы жизнь обустроилась, чтобы начали применяться законы. В данный момент мы этого можем добиться только при помощи Организации Объединенных Наций.


Я ожидаю, что миссия «Еулекс» будет размещена на всей территории Косово, но ее роль в сербских селениях будет специфической, в зависимости от ситуации. Ведь ситуация в сербских анклавах в Центральном Косове и на севере края отличается - и в смысле безопасности, и с точки зрения экономического положения. В разных местах нужны разные решения, и я уверен, что они будут найдены и что это приведёт к стабилизации ситуации в Косово и Метохии.



Айя Куге: Правда, Сербия в ходе переговоров добилась нескольких очень важных уступок от международного сообщества. Например, полицию в сербских анклавах будут составлять сербы, и она будет подчиняться не Приштине, а международной миссии. Таможенники на северной границе Косово с Сербией также будут сербами, а деньги от таможенных сборов там пойдут не в центральный бюджет, а на финансирование северного сербского анклава Косовска Митровица. Но есть ли шанс, что власти Косово согласятся с таким планом? Вот прогноз бывшего сербского дипломата, директора организации «Балканский фонд демократии» Иво Висковича.



Иво Вискович: Очевидно, что откладывание заседания Совета безопасности произошло из-за сопротивления Приштины договоренностям, достигнутым по шести пунктам между ООН и Белградом. Я ожидаю, что, в конце концов, Приштина все-таки согласится. Албанцы находятся под сильным давлением «большой пятерки»: США, Великобритании, Германии, Франции и Италии. Так как эти страны весьма заинтересованы в присутствии своих войск в Косово и в участии в будущей миссии «Еулекс» под эгидой ООН, то ближайшие дни будут посвящены тому, чтобы убедить Приштину, что в ее интересах принять новый формат международной миссии.



Айя Куге: Это звучит оптимистически. Но многие наблюдатели считают, что и для Белграда, и для Приштины важнее форма, а не содержание документа об изменении международной миссии. Внутриполитическая ситуация в Сербии и в Косово сложная, и, по мнению аналитиков, как сербские, так и албанские, власти делают все, чтобы выглядеть неуступчивыми, не имея в то же время ясной внешней политики.


XS
SM
MD
LG