Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Почему петербургские СМИ стали активно критиковать политику Смольного


Виктор Резунков: В последнее время на медийном поле Петербурга происходят удивительные вещи. Средства массовой информации, которые на протяжении нескольких последних лет активно поддерживали политику Смольного, неожиданно выступили с жесткой критикой в отношении него. Телеканал « 100ТВ » провел два многочасовых телемарафона, один из которых был посвящен вопросам защиты исторического центра города и безобразиям с уплотнительной застройкой, а другой – проблемам малого и среднего бизнеса. Газета «Невское время», начиная с июня, стала публиковать на своих страницах материалы, в которых критике подверглись не только чиновники городского правительства, но и сама губернатор Петербурга Валентина Матвиенко.


Все это вызвало, в свою очередь, возмущение депутатов Законодательного собрания Петербурга из фракции «Единая Россия». Вячеслав Макаров, глава фракции, даже назвал это «заговором и войной против власти». А глава исполкома Петербургского регионального отделения «Единой России» Дмитрий Юрьев объявил прямо антипутинскими действия и позицию акционера канала « 100ТВ ».


Что происходит со средствами массовой информации в Петербурге? Что происходит с властью в городе? В этом мы сегодня и попытаемся разобраться.


В Петербургской студии Радио Свобода - директор «Балтийского информационного агентства» Ольга Крупенье и политический обозреватель интернет-издания «Газета. Ru » Сергей Шелин.


Ольга и Сергей, я хотел бы вначале зачитать выдержки из редакционной статьи, опубликованной газетой «Невское время» совсем недавно, в ответ на вот эту критику «единороссов». Я цитирую: «В нашем обществе сложилась печальная ситуация, при которой нормальная работа средств массовой информации воспринимается как нечто из ряда вон выходящее – честная и, главное, конструктивная критика власти (а порой даже и не критика, а элементарный диалог общества с чиновниками через прессу) вызывает столь мощную волну возмущения со стороны этой самой власти, что становится очевидным: в Смольном не понимают, что ключевая функция журналистики – обеспечивать контроль общества над властью. Для пользы же последней.Вот и «Невское время», исполняя эту функцию, за последнее время выступило с рядом мощных по форме и конструктивных по содержанию материалов на тему механизма и работы питерской власти. Почему-то наверху (и не только) некоторые посчитали это едва ли не заказом, согласно которому нашей газете велено всеми возможными способами очернить Смольный». И дальше идет перечисление тех материалов, которые были опубликованы.


И вот один из них (я не буду долго читать). «Машина власти стоит 5 миллиардов в год» - так называется статья. «В номере от 4 июня 2008 года приводились цифры: только на само содержание центральной исполнительной власти каждый петербуржец, включая младенцев, тратит более тысячи рублей в год. Причем горожане не имеют возможности узнать, на что именно тратятся их деньги, много это или мало, сколько зарабатывают чиновники и так далее. А это уже свидетельствует об абсолютной непрозрачности городского аппарата».


И у меня первый вопрос, Оля, к вам. Скажите, что вы думаете, нет ли вот в этой так называемой (не знаю, можно ли это так назвать или нельзя) «информационной атаке» на Смольный, которую мы наблюдаем в последнее время... А одни только телемарафоны чего стоят!.. Они вызвали дикий резонанс, на самом деле. В Интернете тысячи обсуждений и так далее. Причем все люди двумя руками поддерживают. Нет ли здесь политического подтекста какого-то? И вообще, как вы объясните происходящее?



Ольга Крупенье: Да, я могу здесь говорить как человек, который находится в некотором смысле внутри процесса, поскольку «Балтийское информационное агентство» входит в Балтийскую медиа-группу, которая объединяет и канал «100», и газету «Невское время». Что касается самой этой ситуации, то я категорически отрицаю то, что имеет место какая-то «антисмольненская», «антипутинская» или «антиединороссовская» политика. Нет, никакой «антипутинской», «антиединороссовской», а тем более, «антисмольненской» политики нет и быть у нас не может. Здесь я согласна, скажем, с первой частью письма газеты «Невское время». Другое дело, что вот этот клинч СМИ, входящих в нашу Балтийскую медиа-группу, и каких-то властных структур, мне кажется, происходит по вине обеих сторон. Возможно, где-то имеет место, и я высказывала своим коллегам критику, некоторый непрофессионализм при подаче тех или иных вопросов. Существует всегда, и всегда существовало «золотое правило» журналиста и журналистики: если ты кого-то критикуешь, то ты немедленно должен дать слово второй стороне. Это правило, к сожалению, не всегда соблюдается не только у нас, но и в других средствах массовой информации.


Кроме того, возможно, иногда, если касаться формы подачи материала на том же телеканале « 100ТВ », и если вы имеете в виду дискуссию с Макаровым (о которой, наверняка, сейчас пойдет тоже речь), то мне тоже показалось, что не вполне была подготовлена ведущая к данной дискуссии. У меня сложилось ощущение, что... ну, я не могу назвать это, скажем, провокациями со стороны господина Макарова, это будет неправильно, это слишком громко будет сказано, но, скажем, на все его, выражаясь языком рыбака, «крючки» журналистка клюнула. Она заглотила все узкие моменты. Она среагировала, возможно, не так, как должен реагировать ведущий, беспристрастно ведущий. Но здесь, мне кажется, просто была, может быть, потеря контроля над собой и над своими нервами самой ведущей, которая столкнулась с очень жесткой, более жесткой, чем обычно бывает, дискуссией в прямом эфире. И со второй стороны, это реакция, конечно, властей – реакция «Единой России» и реакция Смольного, которая тоже, на мой взгляд, была не очень адекватной. Она явно превосходила повод, который был ей дан. Немножко спокойнее относиться к критике СМИ я бы посоветовала и нашим властям, и немножко профессиональнее быть нашим коллегам.


Ну а то, что у нас нет никакой, скажем, «антиединороссовской» и «антивластной» политики, хотя бы может доказать вчерашний «круглый стол», который произошел в нашем «Балтийском информационном агентстве», где присутствовал координатор северо-западной «Единой России» депутат Государственной Думы Сергей Петров, был спикер Законодательного собрания Вадим Тюльпанов, который тоже, как мы знаем, является одним из руководителей партии в нашем городе. Это был более чем интересный и более чем конструктивный разговор. И стороны остались довольны друг другом.



Виктор Резунков: А чему был посвящен «круглый стол»? Я не знаю, к сожалению.



Ольга Крупенье: Это была совершенно неполитическая дискуссия. 28-29 ноября в Санкт-Петербурге пройдет Третий международный форум матерей, посвященный Дню матери. И «Единая Россия» выступила организатором, одним из патронатных, скажем, партнеров этого форума. В том числе и Законодательное собрание Санкт-Петербурга. И Сергей Петров, и Вадим Тюльпанов пришли в рамках подготовки к этому форуму.



Виктор Резунков: Спасибо, Ольга.


Итак, Ольга высказала свою позицию, и очень интересно было послушать. Сергей, а что вы скажете, как вы вообще все это восприняли? Здесь, по-моему, какая-то коллизия есть.



Сергей Шелин: Вы знаете, Ольга достаточно самокритично выступила, в том числе и по поводу Балтийской медиа-группы, которой принадлежит. Я не принадлежу Балтийской медиа-группе, и не буду ее критиковать никоим образом. Хотя вполне допускаю, не могу сказать твердо, но я вполне допускаю, разумеется, и какой-то политический подтекст. Потому что буквально под всем, что происходит, есть какой-то политический подтекст. И не вижу в этом, кстати, ничего ужасного. Я расцениваю с точки зрения интересов горожан вот эти выступления массмедиа, принадлежащих к этой группе, с критикой в адрес городских властей, и считаю их, скорее, положительным фактором в нашей городской жизни. По той простой причине, что речь идет о реальных проблемах, речь идет о том, что жители Петербурга заинтересованы в том, чтобы об этих проблемах узнать, даже, может быть, в какой-то несовершенной, предвзятой, ангажированной форме. Ну и что? А почему нет? Лучше узнать, чем не узнать.


И вообще, скажем так, вот та модель экономическая, если угодно, и в более широком смысле модель, которая существовала несколько последних лет не только в Петербурге, но и вообще в стране, она переживает объективный кризис. Все говорят о кризисе, говоря об экономике, но, честно говоря, кризис модели этой начался еще раньше, он просто был бы более медленным и затяжным, если бы не экономические проблемы.



Виктор Резунков: Да, об этом вы писали совсем недавно на «Фонтанке.Ру». Очень хорошая статья. А вы можете пояснить получше? И хотелось бы узнать вашу точку зрения на то, как вам видится, как петербургские власти пытаются справиться с кризисом, потому что это одна из тем нашей передачи сегодня.



Сергей Шелин: Если коротко, то, начиная примерно с 2003 года, нефть, за счет которой в значительной степени, к сожалению, живет наша страна, она была не просто дорогой, а она дорожала каждый год. И все привыкли к тому, что... ну и власти, а отчасти потом и просто рядовые граждане привыкли не просто к тому, что нефтяные деньги приходят, а к тому, что с каждым годом они приходят все в больших количествах. И это оказало свое развращающее влияние на всех уровнях, но не буду подробно об этом распространяться. И вплоть до середины этого года нефть непрерывно росла, дойдя до невиданного ценового уровня. Где-то в середине лета было 140 долларов за нефть «Urals» российскую. И вот это закончилось.


И к этому надо, наконец, приспособиться и надо очень многое изменить в экономической политике страны и в экономической политике Петербурга, потому что Петербург... хотя мы и не добываем у себя в городе нефть, но мы очень зависим от нефтяных доходов страны. Потому что мы получаем деньги из федерального бюджета, а федеральный бюджет зависит от нефти. У нас есть налогоплательщики в городе – крупные корпорации, которые занимаются энергоносителями, и у них уменьшились резко доходы. У нас есть государственные заказы нашим предприятиям. А государственный заказ опять-таки в большой степени финансируется за счет нефтедобычи. И городу нужно... вот такому городу, как Петербург, да и вообще многим другим городам, Москве, например, тоже в том числе, нужно для себя представить: вот если нефтяных доходов нет или почти нет, вот как свести концы с концами? И вот, может быть, взять за точку отсчета именно такой самый печальный экономический сценарий. Я надеюсь, что до него дело не дойдет, но вот просто за точку отсчета взять не дорогую нефть, а нефть дешевую, и посмотреть, что будет.



Виктор Резунков: А что, вы предлагаете вообще отказаться от крупных инвестиционных проектов? Например, уже известно, что из госбюджета не будут выделяться деньги на строительство «Газпром-Сити». И оппозиция восприняла это, конечно, с радостью, с удивлением, но мало кто...



Сергей Шелин: Из городского бюджета, да.



Виктор Резунков: Да, из городского бюджета. И идет информация, и передо мной лежат различные публикации о том, что другие проекты... Например, «Лениздат» сообщает о том, что не собираются они осуществлять проект Орловского тоннеля, наземного экспресса, отказались от строительства новых мостов через Неву. И вот почему я это все перечисляю. Мне интересно, как вы считаете, не повлияет ли это, скажем так, на политический рейтинг губернатора Валентины Матвиенко?



Сергей Шелин: Уменьшение вообще доходов, в том числе и уменьшение возможности со стороны властей что-то давать людям или осуществлять какие-то проекты крупные, разумеется, повлияет на популярность властей сверху донизу. И честно говоря, по-моему, уже влияет. И в данном случае петербургский губернатор просто не исключение. Ну, у нас как бы вертикаль власти. И популярность вертикали власти, конечно, проходит испытание этими низкими нефтяными ценами. Да, конечно, безусловно.



Виктор Резунков: А вы что думаете, Оля?



Ольга Крупенье: Я бы хотела разделить два мнения: мнение, скажем, политической и властной элиты относительно деятельности губернатора Валентины Ивановны, и мнение тех, кого принято внутри этой элиты называть простым народом. Мне кажется, что отказ от таких амбициозных, грандиозных проектов, как тот же «Газпром-Сити», как те же проекты, которые вы назвали, может быть, среди простого народа прибавит ей даже популярность. Но, конечно, рейтинг среди московского, кремлевского руководства, внутри Садового кольца, может быть, это и не снизит ее рейтинг, но это сможет, если в каком-то случае она окажется чем-то неугодной или проштрафившейся, дать кому-то возможность поставить ей в вину нереализацию этих проектов и решать ее судьбу уже с учетом их нереализации.


А что касается, скажем, жителей Санкт-Петербурга, то гораздо больше, скажем, нарекания у людей вызывает отказ от того, что мы называем розничной торговлей внутри метро, каких-то таких проектов и каких-то структур, которые нужны, в общем-то, людям, которые не всегда понимают, почему они вдруг у нас перестают функционировать.



Виктор Резунков: Да, газета «Newscom .ru», интернет-издание, сегодня сообщила, что московская мэрия, например, идет на беспрецедентные меры помощи малому и среднему бизнесу. Столичные власти обнародовали меры поддержки бизнеса и некоммерческих организаций. Город не будет немедленно выселять из арендуемых у него помещений организации и предприятия, у которых заканчивается срок аренды, и проводить конкурс на эти помещения среди всех желающих, как того требует федеральное законодательство. И вторая мера: также они вводят там «дивидендные каникулы» для акционерных обществ с городским участием и отказываются от планов повышения льготных ставок аренды в 2009 году. Вот меры жесткие, но они, по-моему, очень справедливы и объяснимы.


А что вы думаете, Сергей и Оля, а как в Питере? В Питере, по-моему, наблюдается, судя по последнему телемарафону телеканала «100», совершенно противоположная ситуация.



Ольга Крупенье: Да, по-моему, с точностью до наоборот.



Сергей Шелин: Вы знаете, в Москве вообще всегда... и раньше, должен заметить, с малым бизнесом дело обстояло все-таки лучше. То ли это московская традиция, то ли не знаю что. Там к нему относились, скажем так, более либерально, хотя как раз недавно тоже собирались уже душить, были объявлены какие-то планы, очень похожие на наши, уже осуществленные – вокруг метро запретить торговлю, еще что-то. Но еще не успели начать их осуществлять, как кризис пришел и, честно говоря, расставил все по местам. Потому что не помогать, конечно, нужно, на мой взгляд, малому, среднему и прочему бизнесу, а не мешать ему. И он создает, во-первых, рабочие места, что в эпоху кризиса очень важно, потому что - безработица. И даже если малый бизнес, честно говоря, плохо платит налоги, как известно, уже за это его надо любить очень сильно – за то, что он рабочие места создает. А во-вторых, чуть более крупный бизнес, он платит налоги как раз в те времена, когда остальные налоговые поступления, вот нефтяные, они уменьшаются. И поэтому нужно очень быть благодарными всем, кто в такую годину работает и платит налоги.


И я не уверен, но я надеюсь на то, что эта мысль охватит и наши городские власти, петербургские. Просто необходимость наполнять бюджет заставит их по-другому отнестись к малому бизнесу.



Виктор Резунков: Оля, пожалуйста.



Ольга Крупенье: Вы знаете, что касается малого бизнеса... и вот, скажем, уже сто раз и на всех уровнях проговариваемая тема розничной торговли в метро. Я довольно часто бываю в Москве (в Москве мой младший сын живет), и в Москве жить просто намного удобнее. И каждый раз, когда я приезжаю в Москву... на самом деле, очень мною нелюбимую, как и у каждого, видимо, петербуржца, я не чувствую себя там комфортно, не чувствую там себя частью этого большого города, а в Петербурге я все-таки чувствую себя намного комфортнее, но удобнее жить в Москве. Там предусмотрены какие-то мелочи, которых наши власти почему-то избегают или от них отказываются. Даже вот такая, казалось бы, совсем глупая, может быть, мелочь, но даже те, кто ездят на метро, они знают, что проездной билет у нас срабатывает раз в 10 минут. Ну почему я должна носить с собой в кармане три проездных билета, когда я еду с двумя внучками в театр?.. Поскольку пропустить их через метро иначе очень сложно, через турникет. Почему когда я еду домой, мне нужно ехать в какой-то огромный супермаркет, чтобы купить себе батон хлеба? Потому что я не могу его купить возле дома.



Виктор Резунков: Может быть, те петербуржцы, которые сейчас приехали в Москву и уже сидят в Кремле восемь лет, они, так сказать, чувствуют себя некомфортно в этом городе, по сравнению с Питером, и поэтому все проблемы в России из-за этого и развиваются. Ну, я шучу, конечно.



Ольга Крупенье: Было бы хорошо.



Виктор Резунков: И я бы хотел, собственно, еще продолжить несколько нашу тему. Вот в отношении опять-таки Валентины Матвиенко, губернатора, с точки зрения партийной. Вы, надеюсь, помните, как отреагировала она на одну из идей, предложенную президентом Дмитрием Медведевым в его послании. И вот что об этом, в частности, пишет «Новая газета в Петербурге». Я зачитаю: «Губернатора Валентину Матвиенко чуть было не заподозрили в самом страшном грехе по нынешним политическим временам: в нелояльности. Г убернатор, горячо одобрив все предложенное президентом в его послании (и уж конечно – одобрив увеличение президентского срока), тем не менее, заявила, что «не готова однозначно поддержать» одну из идей Дмитрия Медведева. А именно – предоставление партии, выигравшей региональные выборы, исключительного права предлагать кандидатуру губернатора. Мол, «губернатор – это фигура, которая должна быть над политикой» и что «если только одна или две партии будут предлагать кандидатуру, как будет учитываться мнение других?».


И вот здесь возникает такой вопрос. Валентина Ивановна не является членом «Единой России», как известно, один из немногих губернаторов. Не может ли опять-таки вот эта коллизия своеобразная повлиять на ее будущее? Скажем, вот сейчас примут все эти поправки, а уже «Независимая газета» сообщает, что «Единая Россия» сейчас займется губернаторами, вносится много всяких изменений в законодательство. Что вы думаете по этому поводу, как это может повлиять? В принципе, ведь «Единая Россия» может тоже каким-то образом, допустим, получив сверху указание, сказать: «Давайте-ка все-таки переизберем (допустим) Валентину Ивановну, и давайте какого-нибудь человека...». Сергей, каково ваше мнение?



Сергей Шелин: Ну, «Единая Россия», вы совершенно правильно сказали, не имеет своей воли, она может получить указание. Это первое. Второе, что я хотел бы сказать. По-моему, все-таки Валентина Ивановна Матвиенко не готова... вот у нее вырвалось это мнение (конечно, правильное), но, по-моему, она не готова его решительно отстаивать, вот такое у меня впечатление возникло. Что для меня, по крайней мере, главное. Мне кажется, что сама система порочна в своей основе, сама система... непонятно, то ли назначение, то ли избрание депутатами губернаторов. И тут как ее не модифицируй, все будет не так. Потому что, во всяком случае, руководителей городов, вне всякого сомнения для меня, должны выбирать жители этих городов. Если Петербург или Москва – это субъекты Федерации, и у нас глава называется губернатором, это ничего не меняет. Мэр или губернатор, он должен избираться жителями этого города.


Что касается руководителей регионов территориальных, ну, в общем, не знаю, можно представить себе разные схемы, разной степени рациональности, но, в общем, пожалуй, тоже лучше бы выбирать. Поэтому неправильно то, что это доверяют какой-то многоступенчатой системе: выдвигает какая-то партия или депутаты, санкционирует президент, президент снимает. В общем, я думаю, что мы придем к тому, что все равно придется от этой системы отказываться, вот в чем суть.



Виктор Резунков: И конечно, сегодня главные события в Госдуме – обсуждаются поправки в Конституцию. И «КоммерсантЪ в Петербурге» сегодня сообщает, что петербургские парламентарии торопятся со сроком обсуждения приведения законодательства для принятия этих поправок. И на всю процедуру, как сообщает «КоммерсантЪ в Петербурге», рассмотрения и принятия поправок в Основной закон Российской Федерации петербургские депутаты взамен предоставленного Федерацией года отводят себе один месяц». Не хотят быть первыми из всех региональных парламентов, которые уже поддержат, соответственно, эти поправки. И очень интересное заявление. «Впрочем, - как сообщает «КоммерсантЪ в Петербурге», - по словам депутата Виктора Евтухова, «в перспективе, когда на повестке будут стоять более серьезные конституционные реформы, чем увеличение срока полномочий президента и Госдумы, сроки могут быть увеличены». Вот это очень любопытное заявление. То есть они, видимо, предполагают, что возможно изменение Конституции и дальше, по всяким разным другим вопросам.


Вот что вы думаете вообще о поправках? Интересно ваше мнение. И что вы думаете о позиции петербургских депутатов, в частности? Пожалуйста, Сергей.



Сергей Шелин: Что касается позиции петербургских депутатов, то это весьма похвальная расторопность, которую стоило бы проявлять на участках, более близко касающихся нужд горожан, я бы сказал. А что касается конституционных поправок, ну, понимаете, поправки спущены сверху без предупреждения. Ни в одном из основополагающих, так сказать, исторических, принимавшихся в течение года документов никаких намеков на них не было. Они спущены сверху без предупреждения и без каких-либо просьб снизу. Среди моих знакомых, по крайней мере, я не знаю ни одного, который бы говорил: «Вот хочу, чтобы думские депутаты заседали пять лет, а не четыре. Хочу, чтобы президент на шестилетний срок у нас был». Ну, не знаю, может быть, у коллег есть такие знакомые, но у меня таких знакомых нет. Честно говоря, люди живут своими заботами и, в общем, честно говоря, от них это как-то очень далеко.


А целесообразно это сейчас или нет? Ну, слушатели, наверное, знакомы с многочисленными конспирологическими версиями, которые возникли, и касаются в основном того, кто на какое кресло сядет, кто кому что уступит и так далее. И так это будет или не так, я затрудняюсь что-то сказать. В общем, я могу понять авторов этих конспирологических версий, потому что какой-то объективной, нормальной информации нет о сути этих перемен, а невероятная поспешность есть, которая наводит на мысли, что их к чему-то подгадывают, что должны, как я понимаю, полностью пройти весь цикл конституционных поправок, если уже не в ближайшие пару недель, то где-то в декабре, к началу декабря. Что опять-таки несколько странно. Потому что впервые правится Конституция после 15-летнего неправления. И этому процессу подобает некая степенность, торжественность вроде бы, а тут вдруг просто как будто несется, как экспресс, стремительно. Вот то, что я могу сказать. Странно...



Виктор Резунков: Оля, пожалуйста.



Ольга Крупенье: У меня опять же двоякое отношение к тому, что происходит сегодня в Думе, и к тому, что вносятся поправки в Конституцию. Я, в принципе, не отношусь категорически отрицательно против самого факта внесения поправок в Конституцию. Мы знаем, что практически все государства мира с течением времени вносят поправки в Конституцию, и это, видимо, нормальный процесс. Потому что меняется ситуация любая – экономическая, политическая, геополитическая. Но я протестую против того, чтобы поправки в Конституцию вносились под какого-то конкретного человека. Собственно, как и то, что сама Конституция тоже писалась бы под конкретного человека. Мы прекрасно знаем, что Конституция, которая есть сегодня у Российской Федерации, в свое время во многом, действительно, писалась под одного человека – первого президента Российской Федерации. И видимо, с этой точки зрения она, действительно, нуждается в каких-то поправках. Но в поправках, которые делались бы опять же не под какого-то конкретного человека. А вот та поспешность, о которой сказал Сергей, она тоже вызывает у меня большие какие-то сомнения и тревоги и наводит на мысль о том, что это, действительно, делается под какого-то человека или под какой-то процесс, о котором нас еще не проинформировали, который не лежит на поверхности, но который, видимо, вскоре за этим должен последовать.



Виктор Резунков: Да, депутаты, например, из «Справедливой России» питерские... Олег Нилов, он вообще предложил 8 лет. А в Ямало-Ненецком округе...



Ольга Крупенье: Да. И не только, кстати, предложил Нилов. Это вчера предложила... я сама брала интервью у председателя «Партии зеленых» Анатолия Алексеевича Панфилова, это федеральная партия, и они тоже предложили 8 лет срок президента.


И интересно то, что этот процесс сразу же начал вызывать самые разные отклики в регионах, и трудно сказать, как дальше покатится этот снежный ком. Только не Ямало-Ненецкий округ, а Ненецкий автономный округ, вчера там точно так же очень быстро, моментально, был буквально в течение нескольких дней внесен губернатором Валерием Потапенко законопроект о внесении изменений в Устав Ненецкого автономного округа. И вчера уже в первом чтении этот закон был принят, и принят очень дружно, скажем, только один человек высказался против. И губернатора Ненецкого автономного округа тоже теперь будут выбирать на 5 лет, а не на 4 года.



Виктор Резунков: А вот любопытно, это может приобрести какой-то характер общемасштабный, по всей стране, если все региональные законодательные органы начнут принимать подобного рода законы? Что вы думаете по этому поводу, Сергей?



Сергей Шелин: Нет, вот то, что они, разумеется, всегда рады и счастливы увеличить сроки своих легислатур, увеличить интервалы, между которыми они должны избираться, то это совершенно понятно – только дай им возможность. Я совершенно не понимаю, почему это в общественных интересах.


И еще одна ремарка. Среди изменений конституционных и неконституционных, которые анонсированы, это очередное изменение способов комплектования верхней палаты. И как я понимаю, законопроекта сформулированного еще не внесено. Может быть, гражданам будет доверено даже избирать одного или двух из этих сенаторов, что будут восстановлены (один раз у нас уже было такое) прямые выборы сенаторов. Это только возможно, не значит, что это решено. Но при этом не планируется изменить тот пункт Конституции... а Конституцию меняют, но вот не планируется изменить тот странный пункт Конституции, где говорится о том, что в верхней палате должен быть представитель от исполнительной власти и представитель от законодательной. То есть граждане будут избирать не своего представителя, а представителя какой-то другой власти. Они будут «юными помощниками» региональных администраций или своих Законодательных собраний. Очень странно, я избираю не своего представителя, который передо мной отвечает, а я избираю человека, который будет отвечать не передо мной, а скажем, перед губернатором или перед местным собранием. Вот странности, скорее, множатся, чем...



Ольга Крупенье: Как мы с вами видим, поправку в Конституцию можно вести в течение нескольких дней.



Сергей Шелин: Да. Но вот казалось бы, раз уж начали вносить поправки, то изменили бы и это место, что люди просто избирают своих представителей в верхнюю палату. Не так плохо, кстати, не такая была бы плохая поправка.



Виктор Резунков: Давайте послушаем звонки. Валентин из Рязани, пожалуйста. Здравствуйте.



Слушатель: Здравствуйте. Я хотел бы сказать, уважаемый Сергей, вы все сетуете на экономическую систему. А может быть, это все-таки результат политической системы, которая определяется Конституцией и выработанным ею абсолютизмом? Да и сам, я думаю, акт – вот это изменение Конституции – это акт абсолютной власти. Спасибо.



Сергей Шелин: Ну, об изменении Конституции мы только что высказали мнения свои. Надеюсь, они были одновременно и ответом на ваш вопрос.


А что касается экономической и политической системы, то, в общем-то, между ними нет твердой грани, где заканчивается одно и начинается другое. Я думаю, что вы это заметили из жизненного опыта. Ну, что делать... Видимо, так будет и в ближайшем будущем. И давайте просто исходить из этого. И если мы хотим что-то улучшить, то надо как-то улучшать и то, и другое одновременно.



Виктор Резунков: Филипп Николаевич из Москвы, пожалуйста. Здравствуйте.



Слушатель: Здравствуйте. Ну, ясно, что мы, как конституционалисты, понимаем... те, кто понимает этот вопрос, что юридическая сторона здесь на втором месте. В первую очередь политологический вопрос, то есть юридизация только исходит от... государство вправе соблюдать имеющуюся Конституцию, а выборным доказательным органом является народ, который определяет право того или другого руководителя иметь все возможности для того, чтобы идти в ногу с политикой народа. А поскольку нет политики народа, то есть политика олигархического правления. А в политике олигархического правления нет Конституции, а есть только право сильного.



Виктор Резунков: Это то, о чем вы говорили, Сергей, как раз о реакции людей на изменения Конституции. То есть практически реакция отсутствует.



Ольга Крупенье: Ну да. Собственно, это не вопрос, а человек сам ответил на все поставленные вопросы в нашей передаче.



Виктор Резунков: Виктор Иванович из Москвы, пожалуйста. Добрый день.



Слушатель: Добрый день. Понимаете, мы, все общество нашего Российского государства, уже просто-напросто, наверное, устало от всех этих нововведений и всех этих поправок в Конституцию, и другими законами. Это первое. Эта власть просто не понимает, что недолго... в 1985 году никто не думал, что пройдет всего лишь шесть лет – и власть эта будет сметена. Так будет и с этой властью. Я еще раз повторю свои слова, в Питере началось, питерскими и закончится этот весь произвол. Как началось в 1917 году в Питере, так и питерскими, что сейчас творят с Россией, ими же и закончится раз и навсегда. Потому что народ уже устал от этого бесправия, от этой наглости этой просто кощунственной власти. Других у меня слов нет.



Виктор Резунков: Спасибо, Виктор Иванович. Вот такой прогноз для Питера, скажем, интересный.


Олег спрашивает: «Заметны ли уже признаки кризиса в Питере? Одного моего знакомого уволили, а другой отказался от офиса за счет сокращения объема продаж». Олег, ну, что вам можно ответить?.. Вот газета «Аргументы и факты - Петербург», она сообщает... коль у нас «Час прессы», соответственно, я скажу и о том, как сокращают сейчас журналистов. Вот газета «Деловой Петербург» сократила на 40 процентов свой штат. Как гром среди ясного неба появилась информация о 30-процентном сокращении на ТРК «Петербург - 5 канал» и последующая за этим отставка по собственному желанию директора информационно-аналитического вещания канала Владислава Пономаренко. Ну и можно этот список продолжить, в принципе. Сергей, вы можете сказать о сокращениях и о том, как проявляется кризис в Петербурге?



Сергей Шелин: Если говорить о журналистах, то для меня всегда плохая новость – известия об увольнении или сокращении любого журналиста, в каком бы медиа он ни работал, каких бы установок ни придерживался. Это ущерб не только для журналистского сообщества, но это и ущерб для граждан, потому что все-таки какой-то плюрализм у нас есть, и журналисты обеспечивают какой-то информацией людей. Меньше журналистов – меньше установок разных, меньше информации людям, действительно.


Что касается городской экономики в целом, ну, это же только первые признаки. У кризиса есть своя логика. К сожалению, наибольшие проблемы, видимо, предстоят в следующем году, вот тогда они будут более видны. Тогда можно будет строить и какие-то прогнозы о дальнейшем: насколько далеко зайдет кризис, насколько велика будет безработица, как это отразится на так называемом реальном секторе. Ну, к сожалению, в каких-то формах это будет, это уже можно сказать сейчас.



Виктор Резунков: Николай из Московской области, пожалуйста. Добрый день.



Слушатель: Добрый день. Вы помните, был такой фильм «Звезда пленительного счастья», и там перед восстанием как раз мужчина подходит и говорит: «А кто она такая, Конституция?». Вот здесь получается, что Конституция именно такая – ее можно и так повернуть, и так повернуть, как хочешь, изменить закон или его поставить. Ну а по сути, я считаю, что в России, вообще-то, это нормальное явление, когда именно долгая власть должна все-таки... Мы привыкли к этому – цари, а потом генсеки. И я думаю, что это все-таки не российская форма развития, именно какая-то краткосрочная власть. Я думаю, более того, это слишком мало даже – 6 лет, это очень мало. Я думаю, что лет 12-15, как минимум, надо президенту для того, чтобы хоть как-то наладить и была забота о стране и о людях.



Виктор Резунков: Очень интересная точка зрения. Она достаточно распространенная, но очень интересная. Оля, каково ваше мнение? Ответьте Николаю. Что вы думаете по этому поводу?



Ольга Крупенье: Ну, это уже просто каким-то Туркменбаши попахивает.



Виктор Резунков: Ну и что? А Кадыров вообще предложил продлить полностью, пожизненно.



Ольга Крупенье: Ну да, и передавать по наследству. Нет, я категорически против.



Виктор Резунков: А почему?



Ольга Крупенье: Долгая власть одной команды и одного человека неминуемо, и это мое железное убеждение, ведет за собой шлейф коррупции.



Виктор Резунков: А вы, Сергей, что думаете?



Сергей Шелин: Вы знаете, долгая власть одного человека и одной команды у нас уже была. Не знаю, помнит ли уважаемый слушатель времена Брежнева и его ближайших преемников. Да, это было. И я помню окончание этих времен. Они не вызывали никакого восторга у людей, право же. И никто не говорил: «Как замечательно, как хорошо, как они все здорово наладили!». Наоборот, принято было говорить: «Как все разладилось за это время».



Виктор Резунков: На самом деле, был большой шок, когда один за другим стали все умирать генеральные секретари. И вот это вызвало такую подспудную...


Лариса Дмитриевна из Москвы, пожалуйста. Добрый день.



Слушатель: Добрый день. Я не знаю, по-моему, скоро начнут требовать, наверное, пожизненно. Вот я не помню, чье это выражение, оно достаточно грубое, извините, пожалуйста: политиков, как и памперсы, надо менять чаще. Спасибо.



Виктор Резунков: Ну, это хорошее мнение, да.



Ольга Крупенье: На это трудно возразить.



Виктор Резунков: И коли мы говорим об экономическом кризисе в Петербурге и о влиянии возможном его на политическую ситуацию в городе, в частности, вот последние сообщения, которые распространили все петербургские газеты, о том, что тарифы на коммунальные услуги будут повышены с нового года на четверть практически все, начиная от газа, включая воду и так далее.


Я вот хотел у вас бы спросить, у журналистов, как вы считаете, может ли это повлиять опять-таки на уровень рейтинга руководства Петербурга?



Ольга Крупенье: Я думаю, что... я еще раз повторю то, что я сказала, что если будет желание верховной власти поменять руководителя в Санкт-Петербурге, то повод может быть любой. Может быть повод и тот, что где-то она высказалась поперек мнения, высказанного «Единой Россией», - и повышение тарифов, и завершение бесславное строительства «Охта-Центра». Будет нужен повод. Но если она будет идти в русле той команды и идти вместе с той командой, с которой она идет сегодня, и понятно, что это команда Кремля, то все у нее будет нормально.



Виктор Резунков: Ну а на фоне кризиса, вот это повышение... массовые беспорядки, вы вообще их не допускаете? Как вы считаете?



Ольга Крупенье: Нет, я как раз допускаю. Я вижу, что уже какие-то первые ласточки есть у нас. Посмотрите, Пикалевский завод. В Москве забастовку, кстати, объявили журналисты «КМ. ru », вчера была информация об этом. Более того, они будут в судебном порядке отстаивать право получать вовремя заработную плату. Я думаю, что мы можем вернуться к каким-то демонстрациям и протестам со стороны профсоюзов.



Виктор Резунков: Сергей, пожалуйста.



Сергей Шелин: Вы знаете, к сожалению, мы пожинаем плоды строительства вертикали. Ответственные лица – губернаторы, мэры и так далее, они чувствуют ответственность перед своим «верхним» начальством, а не перед своими жителями, которые перестали быть их избирателями. Если бы они чувствовали даже хотя бы на уровне 1990-ых годов такую ответственность, то они бы старались что-то сделать. Я, например, совершенно не понимаю, каким образом можно повышать тарифы на газ (если они будут повышены), когда газ дешевеет, причем дешевеет резко.


Я не в восторге от перспективы массовых беспорядков, хотя учитываю ее возможность, но чтобы таких беспорядков не было, в первую очередь, власти всех уровней должны лучше знать и быть ближе к своим гражданам. Вот в чем наша проблема сегодняшняя.



Виктор Резунков: Михаил из Москвы, пожалуйста. Добрый день.



Слушатель: Добрый день. Я хочу сказать насчет увеличения срока президентского правления. Я считаю, что фактически увеличение этого срока с 4 до 6 лет означает увеличение срока с 8 до 12-ти. Потому что за шесть лет административный ресурс вырастет еще больше у президента, а 12 лет – уже запредельное совершенно количество лет. Что вы по этому поводу думаете?



Виктор Резунков: Оля, пожалуйста.



Ольга Крупенье: Могу только согласиться. И я, по-моему, уже это достаточно ясно высказала.



Сергей Шелин: Не вижу никакой целесообразности в этом увеличении.



Виктор Резунков: Анатолий Александрович из Ростова-на-Дону, пожалуйста. Добрый день.



Слушатель: Добрый день. У меня такой вопрос. Вот я слушаю вас, я очень долго вас слушаю, и вот вы мудрствуете: надо еще несколько лет, шести лет будет мало, надо 15 лет еще, как минимум. Ответьте мне на такой вопрос. После войны, после Великой Отечественной войны все было разрушено, нищета, трудоспособные мужики все были выбиты, погибли на фронтах. Ну и через 5-6 лет начали снижаться цены, восстановили экономику. Почему же сейчас, уже прошло 20 лет реформы и перестройки, и еще надо 15, сколько же нужно держать русский народ в нищете? Кто мне ответит на этот вопрос?



Виктор Резунков: Сергей, может быть, вы ответите?



Сергей Шелин: Мне кажется, что слушатель с философским замахом ставит свой вопрос. Возможно, он даже не нас слушал, потому что, если я правильно его понял, он недоволен длинными сроками, так мы тоже недовольны. Так что если мы в этом с ним согласны, то на этом, видимо, и можно поставить точку.



Виктор Резунков: Ну, в принципе, вопрос-то поставлен по-другому у него немножко, скажем так: почему же так долго все продолжается, реформа, а русский народ остается в нищете?



Сергей Шелин: Мне кажется, что, во-первых, не надо преувеличивать нищету. Что касается жизненного уровня, то жизненный уровень, по крайней мере, последние девять лет, начиная с осени 1998 года, когда он упал до минимума...



Виктор Резунков: Когда нефть подорожала.



Сергей Шелин: ...да, начиная с осени 1998 года, то есть девять лет и до последнего времени он шел вверх. Сейчас, к сожалению, он перестал идти вверх из-за кризиса. Так что картина не так проста, как, может быть, кажется. А для того чтобы преодолеть кризис, я думаю, что нам нужны не совсем те политические мероприятия, не совсем те политические новинки, свидетелями которых мы сейчас являемся. Вот так, если коротко.



Виктор Резунков: Оля, а вы что думаете?



Ольга Крупенье: Я примерно, может быть, другими словами могу только повторить то, что сказал Сергей. Действительно, вопрос нашим слушателем затронут более философский, чем сиюминутный. И насколько я помню, вопросы «что делать?» и «кто виноват?» задавались еще и в прошлом, и в позапрошлом веке, и ответа на них, к сожалению, до сих пор никто не нашел. Наверное, каждый сам для себя решает, кто виноват и что делать. Собственно, и в нынешней ситуации тоже каждый сам для себя постарается найти виновного и постарается что-то сделать в этой ситуации.



Виктор Резунков: И я хотел бы обратить внимание еще на одну публикацию - это о том, что буквально позавчера Владимир Путин, премьер-министр, заявил о том, что он будет выделять гранты 20-ти регионам по 2 миллиарда, как я понимаю, или 2 миллиарда на 20 регионов. Ну, я думаю, что все-таки по 2 миллиарда, скорее всего. И в частности, сегодня «Газета. Ru », точнее, «Эхо Москвы в Санкт-Петербурге» со ссылкой на «Газету. Ru »... Я в «Газете. Ru » этой публикации не видел. И вы, Сергей, тоже, насколько я знаю.



Сергей Шелин: Я тоже еще не успел это прочесть.



Виктор Резунков: Сообщило, что Петербург занял пятое место в рейтинге регионов, достойных получения грантов от правительства, за эффективную деятельность своих властей. В рейтинг вошло 20 регионов. Москва в нем только на 11-ом месте, сообщает «Газета. Ru ». Практика этой оценки реализовалась впервые. 20 регионов, показавших лучшие результаты в прошлом году, до конца 2008 года получат бонус от федеральных властей в размере 2 миллиардов рублей. Вот мне интересно, если такая ротация существует, что это? Это признак того, что Санкт-Петербург, ну, субъект Федерации, имеется в виду, он что, занимает одно из ведущих мест, пятое место, к примеру, по своим успехам, по уровню жизни? Или это не важно, судя по тем регионам, которые также получили эти гранты? Оля, что вы думаете?



Ольга Крупенье: Да, скорее, это не важно. Действительно, мы перед началом передачи посмотрели с вами, Виктор, эту информацию. Действительно, очень странный набор субъектов. Среди них как и процветающие субъекты, так и субъекты, которые к таким отнести нельзя. Я бы, скорее, это отнесла, может быть, к попытке дальнейшего развития столичности Санкт-Петербурга. Это именно признание его как второй... а мы, петербуржцы, считаем первой столицей. Вчера, кстати, у нас на «круглом столе» была интересная расшифровка (простите, маленькая ремарка): МТС – Москва тоже столица. И мне кажется, что это должно пойти и предполагается развитие каких-то инфраструктур, которые помогут Петербургу, в общем-то, занять достойное место второй или первой столицы.



Виктор Резунков: Сергей, а вы что думаете?



Сергей Шелин: Мне неизвестно, на что будет потрачен этот грант.



Виктор Резунков: На усмотрение местных властей, так сказано.



Сергей Шелин: Ну, хотелось бы тогда дать им совет усмотреть нужды горожан и потратить их рационально. Вот все, что я могу сказать.



Виктор Резунков: Елена из Московской области, пожалуйста. Добрый день.



Слушатель: Добрый день. Вы знаете, я уже шесть лет не смотрю телевизор, но слушаю все радиостанции, а вашу – в первую очередь. И финал всех этих рассуждений по всем политическим и экономическим делам... вы знаете, мне хочется сказать, что Россия встала с колен, но ударилась головой.



Виктор Резунков: Да, это можно будет использовать где-нибудь в статье.


Из Карелии Анатолий, пожалуйста. Добрый день.



Слушатель: Добрый день. Мне бы хотелось ответить тому слушателю, который сказал, что восстановили после войны быстро экономику. Так вот, я живу в Карелии, и у нас есть такой Беломорский канал, Беломоро-Балтийский, и там положены десятки, а то и сотни тысяч людей, которые как раз эту экономику и восстанавливали. Такими путями, конечно, можно быстро восстановить все. А у Пушкина есть такие слова: «Зачем стадам дары свободы, их нужно резать или стричь». Вот вам, пожалуйста, и ответ. Спасибо за внимание.



Виктор Резунков: Хорошо. И давайте подведем итоги нашей программы. Мы говорили об очень многом, но мне бы хотелось все-таки возвратиться в Петербург. Сергей, пожалуйста.



Сергей Шелин: Петербургской модели экономической и политической предстоит проверка на прочность в следующем году. Будем просто верить в то, что мы хорошо ее пройдем, нормально.



Виктор Резунков: Ольга, пожалуйста.



Ольга Крупенье: Такая проверка на прочность, к сожалению, предстоит не только Петербургу, она предстоит и всей стране, которая столкнулась все-таки с экономическим кризисом. И если аналитики в первые дни этого кризиса говорил о том, что это паника, а не кризис, то сегодня все сходятся на том, что это все-таки кризис. И давайте переживем его.



Виктор Резунков: Спасибо большое.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG