Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В чем виноват современный капитализм: рассказ о фильме "Давайте делать деньги"


Ирина Лагунина: На экраны европейских стран вышел фильм австрийского документалиста Эрвина Вагенхофера «Давайте делать деньги! («Let’s make money!»). По мнению многих рецензентов, это захватывающее обвинительное заключение в адрес современного капитализма. Фильм поспел, что называется, вовремя, то есть к началу кризиса, и чем-то напоминает поэтому, по странному стечению обстоятельств, фильм Майкла Мура «911 по Фаренгейту». Рассказывает наш корреспондент в Берлине Юрий Векслер.



Юрий Векслер: Фильм в буквальном смысле показывает, что происходит с деньгами, которые люди принесли в банки и позволили, как было обещано в рекламе, пустить эти деньги в работу, то есть в оборот. «Позвольте вашим деньгам работать!» - этот рекламный плакат одного банка и навел режиссера на идею фильма. Режиссер задался двумя вопросами: «А могут ли деньги работать и если да, то как?» и «могут ли деньги, так сказать, размножаться, может ли богатство расти бесконечно?»


Главный прием работы режиссера – спокойное внимание к собеседнику, внимание, льстящее тщеславию, внимание, которое провоцирует человека откровенно и беззастенчиво демонстрировать свои мысли, как правило, мысли хищника. Плюс терпение, умение ждать, пока герой не произнесет нечто для режиссера важное. В результате отбора из 130 часов съемок по всему миру мы видим фильм не только о финансовым безумии, но и о человеческой натуре вообще. Еще Аристотель говорил: «Без права и закона человек – самый опасный хищник на Земле».


Одна из ключевых фигур фильма – Марк Мебиус, финансовый менеджер, один из суперзвезд финансового мира. Он инвестировал в Индии и Китае тогда, когда еще никто об этом и не думал. Мы видим его в офисе в небоскребе в Сингапуре и в несущемся по городу автомобиле. У этого абсолютно лысого человека есть всего три недостатка: он тщеславен, внешне почти уродлив, и у него начисто отсутствует совесть. Именно эти воплощенные в нем три качества и описывают для автора фильма современный капитализм. Мебиус появляется в картине несколько раз.



Марк Мебиус: Я не верю, что инвестор ответственен за этику, за загрязнение окружающей среды и вообще за то, чему причиной становится фирма, в которую он инвестирует. Эти вещи – не его дело. Его дело – инвестировать и зарабатывать деньги для своих клиентов. Вполне возможно, что и ваш пенсионный фонд инвестировал в один из наших фондов.



Юрий Векслер: Вот важнейший для автора фильма пассаж Мебиуса.



Марк Мебиус: Есть известная фраза о том, что лучшее время для приобретений, это когда улицы залиты кровью. Я добавлю: даже если это твоя собственная кровь. Ибо когда происходят войны, революции, возникают политические и экономические кризисы, тогда акции падают в цене, и те, кто скупает их за бесценок, делают большие деньги.



Юрий Векслер: Фильм говорит среднему классу Европы: ваши вложенные в ценные бумаги деньги работают на экономическое подавление, на ограбление стран третьего мира. Австрийский предприниматель - один из богатейших в своей стране - Мирко Ковач инвестировал в Индии, в бывшем Мадрасе. Вот его размышления.



Мирко Ковач: Конкуренция вынуждает нас к целому ряду неприятных и непопулярных действий, но мы находимся под давлением глобализации, мы должны опираться на людей, которые очень мало зарабатывают и должны так работать всю жизнь. Само собой разумеется, что рабочее время будет увеличиваться, и я исхожу из того, что дополнительная работа в будущем не будет оплачиваться. Короче говоря, мы должны будем работать больше, и альтернативы этому нет.



Юрий Векслер: Кроме того, что мы слышим откровения сильных мира сего, мы видим глаза работников в странах, которые подвергаются разграблению. Мы видим, например, добычу золота в Гане, в которую инвестировало акционерное общество из США, и узнаем, что только 3 процента доходов от этого производства остается в самой стране, и этого едва хватает, чтобы рассчитаться за кредит Всемирного банка для освоения месторождения. Для автора картины это – санкционированное ограбление африканского государства.


Мы видим, как на Буркина-Фасо выращивается самый лучший и дешевый в мире хлопок, и узнаем, что его практически не удается продать, так как США не пускают его на рынки, продвигая свой, за который доплачивают своим производителям. Мы видим созданные на побережье Испании мертвые города – материализованные финансовые пузыри, в которые, привлеченные рекламой, обещавшей большую прибыль, инвестировали многие европейские, в том числе и пенсионные фонды.


Еще одна тема картины – налоговый рай, созданный в нескольких государствах, показанный на примере острова Джерси, где на частных счетах хранится 500 миллиардов долларов. А всего, говорится в фильме, по оценке экономиста Джона Кристиансена на счетах в подобных странах хранится 11,5 триллионов долларов. Таким образом, правительства мира недополучают ежегодно минимум 250 миллиардов долларов, которые могли бы помочь в решении многих общественных проблем. Все эти явления появились, по мнению многих экспертов, в результате изменений в финансово-экономическом мире, происшедших за последние 20 лет. О них говорит в картине германский политик, член Социал-демократической партии, лауреат альтернативной Нобелевской премии «За деятельность по более активному использованию в Германии солнечной энергии» Герман Шеер.



Герман Шеер: Государство объединяет всех людей, которые в нем живут. Государство – это мы. Это верно хотя бы для демократии. И это государство для того, чтобы общество могло существовать, нуждается в общественном имуществе – от школ до университетов и городского транспорта. На этом фоне интересно, что происходит с приватизацией, и что за этом кроется. Слово «приватизация» происходит от латинского слова «приваре», что означает «ограбить». И когда в наше время происходит приватизация, то общее, общественное имущество приобретается в частных интересах или бывает даже просто передано, подарено, что тоже нередко встречается. И это не что иное, как ограбление общества. Можно сказать еще острее: общество экспроприируется частным лицом во имя того, что для частного лица представляет интерес, так как обещает прибыль.



Юрий Векслер: Немецкий экономист и политик Герман Шеер делает в картине следующий вывод.



Герман Шеер: Во времена неолиберализма все сужается до ментальности актуального достижения максимально возможной прибыли, во что бы это ни обходилось.



Юрий Векслер: Это своего рода диагноз. Важным для картины является монолог за рулем еще одного современного успешного капиталиста – Антона Шнайдера, монолог, произнесенный более года назад.



Антон Шнайдер: Существует риск, что мы получим экономический кризис, и, несмотря на это, ничего не меняется. Собственно говоря, наши банки уже больше не являются банками. Они стали организованными игроками казино-капитализма. В нем предприятия, как правило, приобретаются с относительно небольшим собственным капиталом, и стоимость приобретения в большей степени бывает профинансирована при помощи займов, то есть долгов. Эти долги остаются, таким образом, в балансе предприятия. Далее очень часто предприятие не может платить проценты по кредитам, и банки вынуждены прекращать кредитование. Предприятие, можно сказать, тонет в долгах и не может делать то, что должно было бы делать нормальное предприятие: развивать и выпускать на рынок новые товары и продукты, инвестировать, создавать рабочие места. А это значит, что в конечном итоге при кризисе деньги маленьких простых людей будет употреблены на то, чтобы обеспечить для экономических игроков, азартных игроков, можно сказать, возможность снова делать ставки, чтобы у них было на что играть, и чтобы их организации не обанкротились.



Юрий Векслер: Антон Шнайдер весьма подробно описал в картине один из сценариев тогда еще не начавшегося, а ныне уже постигшего мир кризиса.


Фильм Эрвина Вагенхофера «Давайте делать деньги!» («Let’s make money!») вышел уже в дни кризиса, последствия которого еще никому до конца не ясны. Но вот что поразило режиссера во всех его собеседниках. Говорит Эрвин Вагенхофер.



Эрвин Вагенхофер : Самое интересное, что все, кто с нами беседовал, предвидели сегодняшний кризис. Все! Конечно, никто не знал точно, как это произойдет. Да и сегодня никто не знает, чем это все кончится. Волна пошла от США, но цунами еще не дошло до многих мест. Действительно интересно: люди знают о проблемах, понимают, что такая система не может долго нормально функционировать, и несмотря ни на что они продолжают в ней действовать и играть.


Интересное человеческое свойство: о том, что кризис придет, знали так или иначе все, но все знали и о выгодах подобных ситуаций. Они, эти выгоды, уже тоже здесь. Уже есть та самая кровь на улицах, и теперь можно покупать, можно хорошо закупиться. Сейчас ни в коем случае не продавать, а именно покупать. Об этом знают многие. И теперь для меня возникает вопрос о государственных пакетах спасения. Как они будут организованы? Если они будут адресованы только банкам, как хотели первоначально в США, то произойдет следующее: игра просто будет продолжена. Игра требует увеличения оборота средств. Произойдет короткая пауза, и следующий кризис уже не за горами, но многие люди потеряют свои дома и окажутся на улице. Банки же повесят долги на государство и останутся во владении домами и прочей недвижимостью. Это именно тот же абсурдный сценарий, абсурдное мышление. По мне, так план спасения должен был бы предусматривать выдачу денег людям, которые могли бы вернуть кредиты. Они могли бы тогда остаться в своих домах и были бы спасены. И банки тоже как-нибудь в результате выжили бы. Но этого никто не хочет делать, и не делает.



Юрий Векслер: Не ставя под сомнение достоинства фильма как такового, некоторые рецензенты критикуют его за выводы, к которым он подталкивает. Критик Маргарита Падиц написала.



Маргарита Падиц: Для режиссера Эрвина Вагенхофера все достаточно ясно. Он рисует черно-белую картину, не оставляющую у зрителей сомнений, кто является воплощением зла. Либерализм, инвесторы и глобализация - эти слова звучат в картине как ругательства. Но дело, к сожалению, обстоит не так просто. Тот, кто ставит глобализацию на одну доску с хищническим капитализмом без социального лица, подталкивает свою публику к опасному зашоренному мышлению. Тот, кто демонизирует глобализацию, забывает, что процессы срастания в экономиках начались вовсе не с финансовых рынков. Должны ли мы, посмотрев фильм, отказаться от отпуска на Мальдивах, перестать звонить тете в Америку или прекратить покупать макадамию - самый дорогой орех в мире?


Но все же Вагенхофер во многом прав, когда пригвождает видных проповедников либерлизма к позорному столбу. Вагенхофер попал в нерв времени. Но его фильм имеет не совсем точное название. Фильм показывает не столько пути денег, сколько сопровождающие эти пути механизмы, возникшие из беззастенчивости, жадности и политических стратегий игроков, механизмы, которые существующая система допускает. Но любая система функционирует, пока ее правилами не манипулируют и не используют их во зло. Фильм Вагенхофера точнее было бы назвать - «Давайте играть по правилам».



Юрий Векслер: Германский экономист и политик Герман Шеер объясняет временную, как он считает, победу неолиберализма в экономике, в том числе, и политическими причинами, связанными с исчезновением Советского Союза и окончанием «холодной войны». Отсутствие борьбы идеологий помогло неолибералам добиться уменьшения влияния политики на экономику и отмены многих существовавших ранее механизмов регулирования. Как следствие этого периода – финансовый мир создал множество новых продуктов, начисто оторванных от реальной экономики, и переживает теперь кризис. Что же дальше? В фильме задается полемический вопрос: «Как долго мы сможем позволить себе иметь богачей?». А Герман Шеер напомнил в дискуссии после премьеры фильма свою давнюю полемическую статью, которую он озаглавил вопросом: «Конец социализма или в конце все-таки социализм?»


XS
SM
MD
LG