Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Внешнеполитические приоритеты Барака Обамы


Ирина Лагунина: Избранный президентом США Барак Обама готовится вступить в должность в январе будущего года. В течение переходного периода сотрудники нынешней администрации будут в полном объеме знакомить его с разведданными и другой секретной информацией, имеющей отношение к национальной безопасности. Каким образом новый президент намерен изменить внешнюю политику США, чем он займется в первую очередь? Теперь, после выборов, об этом уже можно говорить не в сослагательном, а в утвердительном наклонении. Рассказывает Владимир Абаринов.



Владимир Абаринов: На днях государственный секретарь США Кондолиза Райс дала большое интервью некоммерческому телеканалу C-SPAN. Она высоко оценила факт избрания Барака Обамы на пост президента. Этот факт, полагает она, послужит укреплению международного авторитета страны. Вместе с тем она предупредила, что действия нового президента будут не всегда встречать понимание американцев.



Кондолиза Райс: Прежде всего, я уверена в том, что, как всякий президент, Барак Обама будет защищать американские интересы. Одни его решения будут популярны, другие - нет. Но совершенно очевидно, что образ Америки как страны, которая залечила свои раны, страны, где раса кандидата не помешала ему стать первым президентом-афроамериканцем, – это послание исключительно важно.



Владимир Абаринов: В американском экспертном сообществе трудно найти человека, по мнению которого внешняя политика администрации Буша была успешной. Ее критиковал, в том числе, и кандидат Республиканской партии Джон Маккейн. А вот оценка Барака Обамы. Он высказал ее незадолго до выборов на специальной пресс-конференции, которую он созвал после совещания со своими внешнеполитическими советниками.



Барак Обама: Следующий президент вступит в должность в момент величайшей неопределенности для Америки. Мы находимся в разгаре крупнейшего со времен Великой депрессии экономического кризиса. И в той же мере, в какой следующий президент должен будет иметь дело с кризисом, ему необходимо сконцентрироваться на многочисленных проблемах национальной безопасности. Террористы, напавшие на нас 11 сентября, до сих пор на свободе и замышляют новые теракты. Мы должны проявить бдительность, чтобы предотвратить новые атаки. Мы ведем две войны за рубежом. Мы сталкиваемся с целым рядом угроз XXI века – от терроризма до ядерного распространения и нашей зависимости от иностранной нефти, зависимости, которая стремительно растет вследствие несостоятельной политики последних восьми лет.



Владимир Абаринов: Однако один из творцов этой политики Кондолиза Райс не согласна с такой негативной оценкой. Она, в частности, не считает таким уж катастрофически низким международный авторитет США.



Кондолиза Райс: Думаю, мир в основном понимает, что Америка – это место, где не имеют значения твоя раса, твое бывшее гражданство, твои этнические корни, твоя религия, – и потому столь многие стремятся сюда. Конечно, в Америке всегда видят могучую страну – в экономическом и военном отношении. А иногда, поскольку Америка делает трудную работу, которую не сделает никто другой, наша политика бывает не очень-то популярна. Но американский идеал несравненно более популярен в мире.



Владимир Абаринов: По мнению Барака Обамы, оздоровление экономики – необходимое условие эффективной внешней политики.



Барак Обама: Мы не можем позволить себе еще одного президента, который игнорирует основы нашей экономики и в условиях рекордного бюджетного дефицита ведет бесконечную войну в Ираке. Мы должны быть сильными у себя дома, чтобы быть сильными на международной арене, - таков один из уроков нашей истории. Наша экономика питает нашу военную мощь, повышает эффективность нашей дипломатии. Это фундамент американского лидерства в мире. В годы Второй мировой войны Америка и ее народ создали арсенал демократии, который помог нашим доблестным войскам сокрушить фашизм. В годы «холодной войны» машина американской экономики способствовала нашему триумфу в противостоянии с коммунизмом. Сегодня мы обязаны восстановить конкурентоспособность Америки, чтобы укрепить нашу безопасность и наше глобальное лидерство. Это означает создание миллионов новых рабочих мест в новом энергетическом секторе, и тогда мы не будем брать в долг у китайцев, чтобы заплатить за саудовскую нефть. Ради нашей экономики и нашей безопасности мы должны положить конец нашей зависимости от иностранной нефти.



Владимир Абаринов: Кондолиза Райс продолжает заочный спор с Бараком Обамой. Теперь она отвечает на вопрос о том, как преодолеть межпартийные разногласия, раскол в обществе.



Кондолиза Райс: Если посмотреть внимательно на проблемы внешней политики, думаю, обнаружится значительное совпадение взглядов, общее видение Америки, которая способна внушить доверие своим друзьям и страх своим врагам. Разногласия носят тактический характер – вступать в переговоры с кем-то или не вступать. Но меня сильно удивит, если найдутся люди, считающие, что Иран с ядерным оружием – это хорошая идея. Избранный президент Обама совершенно ясно дал понять иранцам свою точку зрения. Я вполне уверена и в том, что существует общее понимание, что мы должны поддерживать новые демократии, появившиеся в таких местах, как Ирак, Афганистан и Ливан, и что наш добрый друг на Ближнем Востоке Израиль заслуживает нашей поддержки, потому что у нас общие ценности и общий постоянный интерес в обеспечении безопасности Израиля. Я могу перечислять еще долго.


Президент удвоил нашу помощь Латинской Америке, учетверил помощь Африке, а в целом, по всему миру – утроил после долгого периода, когда размеры помощи не менялись. Он твердо верит в то, что нам многое дано, и потому мы должны помогать тем, кто борется с бедствием СПИДа, с малярией, убивающей детей в Африке. Эти принципы должны объединить нас. Я надеюсь, что вскоре у избранного президента появится желание вернуться к тому, чем упорно занимался президент Буш и что нам не удалось осуществить, – к иммиграционной реформе. Этой стране нужна всеобъемлющая иммиграционная реформа. Так что есть обширная повестка дня, на основе которой мы способны сплотиться, и я верю, что так и будет. Но мы иногда забываем, что острота наших политических трений – отнюдь не порождение последних восьми лет. Их корни уходят глубоко в историю, возможно, даже ко временам основания государства.



Владимир Абаринов: Барак Обама считает, что Соединенным Штатам для успешных действий на международной арене необходимы лояльные союзники, с которыми Вашингтон испортил отношения за последние восемь лет.



Барак Обама: Мы должны осознать, что, идет ли речь о глобальном экономическом смятении или глобальном терроризме, вызовы, с которыми мы сталкиваемся, требуют, чтобы Америка возглавила сильные союзы. Когда Америка изолирована, мы несем бремя этих проблем на своих плечах в одиночку, подвергая риску безопасность и процветание американцев. За последние восемь лет наши союзы ослабли, и мы отступили с наших позиций в мире. Мы не можем позволить себе еще четыре года политики, не сумевшей адаптироваться к новому веку. Мы не сумеем разгромить террористическую сеть, действующую в 80 странах, с помощью оккупации Ирака. Мы не сможем пресечь ядерные амбиции Ирана, отказываясь от прямой дипломатии в координации с нашими союзниками. Мы не сможем обеспечить безопасность американского народа и способствовать распространению американских ценностей, если будем лишь сотрясать воздух угрозами. Пришло время коренных перемен, и поэтому я борюсь за пост президента.



Владимир Абаринов: Но по словам Кондолиззы Райс, никаких противоречий с союзниками у США просто нет.



Кондолиза Райс: Когда я приезжаю в Европу, я больше не вижу никаких разногласий о том, что стабильный и защищенный Ирак отвечает интересам всех, что прежний Ирак – тот самый, где правил Саддам Хусейн, это жестокое чудовище, развязавшее три войны в регионе, в две из которых втянул и нас, – тот самый Ирак, в котором оружие массового уничтожения применялось против собственного народа. Никто не возражает, что демократический и дружественный по отношению к Западу Ирак – благо для Ближнего Востока. Я больше не вижу существенных разногласий по этому поводу. Я не вижу разногласий и по поводу того, что нельзя допустить, чтобы Иран овладел ядерным оружием. А на Ближнем Востоке я никогда прежде не видела большего согласия на основе Аннапольского процесса, предусматривающего, в конечном счете, создание двух государств. Так что, через какие бы сложности мы ни прошли в 2003, в 2004 году, было бы ошибкой полагать, что у нас проблематичные отношения с союзниками. Это просто не так. Мы можем не во всем соглашаться друг с другом, но трансатлантические отношения в очень хорошем состоянии.



Владимир Абаринов: Так чем же займется новый президент прежде всего? Каких перемен нам следует ждать?



Барак Обама: Эти перемены должны начаться с ответственного завершения войны в Ираке. Мы не обязаны тратить по 10 миллиардов долларов в месяц на Ирак, в то время как иракцы имеют огромный профицит бюджета. Ради нашей экономики, наших военных и долговременной стабильности в Ираке пришла пора иракцам взять ответственность на себя. На протяжении этой кампании я утверждал, что нам необходимо больше войск и больше ресурсов, чтобы выиграть войну в Афганистане, но нам нужна также новая стратегия, которая включает Пакистан, проблему коррупции и проблему наркотерроризма. Нам необходима всесторонняя стратегия, чтобы противостоять растущей угрозе, которая исходит от «Аль-Каиды» из пограничных районов Пакистана. Вот уже более семи лет после 11 сентября ситуация в Афганистане остается тяжелой. Этот год отличался самым высоким уровнем насилия. Американские войска понесли самые серьезные потери. Талибы перешли в наступление, «Аль-Каида» пользуется убежищем на афганской земле, а некоторые эксперты считают, что доля торговли героином в афганской экономике составляет 50 процентов. Не надо обманывать себя: мы сталкиваемся в Афганистане с кризисом, которым должны безотлагательно заняться. Пора откликнуться на запрос командиров о направлении дополнительных сил. Поэтому я пошлю в Афганистан дополнительно, по меньшей мере, две или три бригады.



Владимир Абаринов: И последнее. На днях Дмитрий Медведев заявил, что договорился с Бараком Обамой провести встречу в ближайшее время. Однако советники Обамы утверждают, что никаких встреч с иностранными лидерами у избранного президента не запланировано и напоминают, что в США только один действующий президент, и пока это Джордж Буш.


XS
SM
MD
LG