Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Москве в воскресенье, 16 октября, прошел учредительный съезд новой партии «Правое дело», утвердивший устав и состав Федерального политсовета партии. В политсовет вошли 33 человека, включая трех сопредседателей – бывшего и.о. лидера «Союза правых сил» Леонида Гозмана, руководителя объединения «Деловая Россия» Бориса Титова и журналиста Георгия Бовта.


Новая структура сформирована после прошедшего в субботу 15 октября роспуска партии СПС, ДПР и «Гражданской силы». Напомним, что СПС в 2007 году оказался в жесткой оппозиции к курсу президента Владимира Путина и был провален на думских выборах. Уже при президенте Дмитрии Медведеве в октябре 2008 партию не допустили к участию в региональных выборах. СПС перед закрытием покинул ее бывший лидер Никита Белых. На съезде 15 октября Борис Немцов и Мария Гайдар безуспешно пытались сохранить СПС, но остались в меньшинстве.


Две другие партии, руководимые Михаилом Барщевским и Андреем Богдановым, распустились легко: существовали они виртуально, а их вожди всегда выполняли спецзадания политтехнологов Кремля. При этом ДПР играла роль партии-киллера, работавшей против СПС и «Яблока».


Создается партия, претендующая на роль праволиберальной по предложению администрации президента. Как сообщил бывший депутат Госдумы Антон Баков «Правое дело» - личный проект заместителя главы кремлевской администрации Владислава Суркова, которого от руководства «Единой» и «Справедливой Россией» оттеснили конкуренты.


Борис Надеждин, один из бывших лидеров СПС, получивший место в политсовете «Правой силы», пришел на съезд новой партии в игривом настроении:


- За последние 20 лет моей жизни это первые несколько часов, в течение которых я - не член никакой партии. Вчера перестал быть членом СПС, но еще не стал членом «Правого дела». Я сегодня беспартийный и ощущаю себя как-то необычно.


- Как девушка, которая замуж выходит за Кремль?


- Абсолютно точно. Я считаю, что главной проблемой СПС было то, что мы вообще не могли участвовать в выборах: за весь прошлый год не сумели зарегистрировать ни одного списка, ни одного кандидата. И наши отношения с Кремлем состоят вовсе не в том, что нам кто-то что-то гарантировал, обещал. Они заключаются в двух вещах: первое – нас зарегистрируют как партию, второе – мы получим доступ к тем ресурсам, без которых никакая партия ни в какой цивилизованной стране существовать не может вообще. Я имею в виду доступ к средствам массовой информации и возможность вполне законно, легально собирать деньги на участие в выборах.


Не менее интересное состояние было у редактора журнала «Русский мир», теперь уже сопредседателя «Правого дела» политолога Георгия Бовта:


- Я вспоминаю свое детство: в последний раз я был на съезде в 1970 году, когда носил гвоздики в президиум, и меня поцеловал Арвид Янович Пельше.


- А сейчас вас может поцеловать Сурков.


- Я не знаю, придет ли он. Потом сейчас нравы изменились.


- Легко ли заводить роман с Кремлем?


- Легко ли быть молодым, легко ли заводить роман… Это вопрос, который носит чисто риторический характер. Ответ на него зависит от того, что ты хочешь сделать помимо того, чтобы отвечать на подобные обвинения. Потому что на данный момент наибольшая критика идет именно со стороны демократического лагеря.


- Вы считаете ее несправедливой?


- Я считаю, что каждый имеет свою позицию и право отстаивать ее именно в таких формах и в таких методах, в которых считает нужным.


- Вопрос в том, насколько Кремль позволит вам что-то реализовывать.


- Посмотрим. Ответ лежит в будущем.


Руководитель объединения «Деловая Россия» Борис Титов, ставший сопредседателем «Правой силы», в интервью Радио «Свобода» признал, что Кремль стал мотором объединения, но при этом заверил, что новая партия уже взяла независимый курс:


«Власть сделала очень важное для нас. Она посадила нас за один стол, и объединила три партии, нашла компромиссные решения, которые устроили всех. Власть сыграла как модератор в этом процессе. В дальнейшем власть, мы чувствуем это сегодня, участвовать или давить нас с политической стороны нас не будет. Мы сегодня свободно можем выражать наши мысли. Мы уже зафиксировали нашу позицию по изменению Конституции.


Мы категорически против изменения демократической Конституции. Если мы хотя бы даже один шаг сделаем, изменим одну буку, завтра эта дверь откроется, хлынет поток, и мы уже очень скоро увидим, что это не либеральная Конституция, у нее совсем другие задачи. Мы против увеличения сроков и для президентской, и для думской власти. Мы еще недостаточно развития демократия, которая могла бы давать карт-бланш на долгое время отдельным, пусть даже хорошим, правильным личностям… Если власть будет оказывать на нас давление, считайте, что проект не состоялся!»


О целях и задачах партии «Правое дело» с трибуны съезда рассказал бывший и.о. главы Политсовета «Союза правых сил» Леонид Гозман:


«Сегодня на официальном политическом поле страны нет уважаемой, значимой, авторитетной политической силы, которая озвучивала бы правые идеи. Есть масса левых, есть «Единая Россия», есть Жириновский, есть националисты … Кто угодно есть, но нет людей, которые внятно, нормальным русским языком сказали бы, что частная собственность священна и неприкосновенна, что, кроме рынка, кроме свободной экономики, пути нет, что ресурс авторитарной модернизации исчерпан, что если не будет в стране демократии, то вся наша надежда - на то, что повысятся цены на нефть. Ну, даже если повысятся, мы все равно будем на обочине мировой цивилизации».


Леонид Гозман уверен, что очень скоро члены новой партии сработаются. Так и вышло: съезд прошел быстро, не так, как прежние форумы СПС, по заранее утвержденной программе. Голосовали единогласно. На ключевую должность руководителя аппарата по настоянию администрации президента, что подтвердил «Радио Свобода» Борис Титов, выдвинут юрист Андрей Дунаев, который и дирижировал недолгим мероприятием в «Президент-отеле».


Эмблемой партии «Правое дело» многие бывшие демократы, ставшие прокремлевскими либералами, хотели бы видеть экзотическое сочетание советского и российского: трехцветную звезду.


Леонид Гозман заявил, что вопрос эмблемы его не больно-то волнует, но он не возражает: «Зачем отдавать звезду коммунистам? В конце концов, на флаге США целых 50 звезд!».


Показать комментарии

XS
SM
MD
LG