Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Самороспуск партии «Союз Правых Сил» и образование движения "Правое дело". Гламорама. Человек недели.



Самороспуск партии «Союз Правых Сил» и образование движения "Правое дело".



Андрей Шарый: Представляю вам гостей сегодняшней программы «Итоги недели» Радио Свобода. В прямом эфире, по телефонам из Мо c квы, Мариэтта Чудакова, известный литературовед и общественный деятель, сегодня - качестве будущего члена Наблюдательного совета движения «Правое дело», и лидер московского отделения партии «Союз правых сил» Владлен Максимов. Господа, здравствуйте, спасибо за согласие принять участие в нашей программе. Итак, сегодня прошли съезды трех партий – «Гражданская сила», «Демократическая партия» и партия «Союз правых сил». Все они должны самораспуститься, чтобы уже завтра сформировать новое политическое движение «Правое дело». Мариэтта Чудакова – сторонник, насколько можно понять, такого политического проекта, а Владлен Максимов - один из девяти делегатов, которые голосовали против роспуска «СПС». Мариэтта Омаровна, первый вопрос к вам: почему вы считаете «Правое дело» правильным проектом?



Мариэтта Чудакова: По причине, как говорится, непреодолимых обстоятельств. Потому что другого пути легальной жизни либеральной партии не осталось, не предоставлено, в сегодняшней ситуации в России.



Андрей Шарый: То есть, вы полностью отдаете себе отчет, что партия будет сотрудничать с Кремлем, что она в какой-то степени будет управляемой, и выбираете из двух зол меньшее, верно я понимаю?



Мариэтта Чудакова: Нет, я отдаю себе отчет в том, что все будет зависеть от людей. Просто у нас в стране, постепенно, среди интеллигенции создалось мнение, что человек лишен свободы воли. Рассматривают людей, как кукол, которыми кто-то может управлять. Я в своей жизни встречалась, в основном, с людьми самостоятельными, способными на поступки, и, я думаю, что все будет зависеть от людей: захотят, чтобы ими управляли – ими будут управлять, не захотят – будут, с большими усилиями сохранять самостоятельность и честное поведение. Так, как мы действовали в советское время. Кто захотел - замарался, кто не захотел – нет.



Андрей Шарый: Спасибо, Мариэтта Омаровна. Владлен Максимов, вопрос к вам. Почему вы голосовали против роспуска «СПС» и почему вы не хотите участвовать в партии «Правое дело»?



Владлен Максимов: Я убежден, что участие в этом проекте не только аморально, но и бессмысленно. На самом деле, если немножко отвлечься от либерального спектра, я могу привести в пример партию «Родина», которую точно так же склеили с двумя практически мертвыми партиями, хоть они были более живые, чем те спойлеры, которые предлагаются сейчас в объединение «СПС». Где сейчас партия «Родина»? Напомню, кстати, что было создано и движение «Родина», так же, как сейчас создано движение «СПС», чтобы не растерять всех активистов. Это стандартная технология Кремля. Нет этой партии, нет депутатов, при том, что у нее была фракция, в отличие от «СПС». Совершенно бессмысленное занятие. Я сегодня приводил в своем выступлении пример Франции, которая, подписав перемирие с фашистской Германией в 40-м году, фактически отдалась ей во всех смыслах, и это кончилось судом в 45-м году над руководством вишистского режима. Абсолютно бессмысленная затея, ни на что влиять эти люди не могут, не будут, и примеры людей, которые сейчас находятся где-то там во власти, где-то трутся, я бы сказал, они тому свидетельствуют.



Андрей Шарый: Владлен, скажите, пожалуйста, а что вы теперь намерены делать? Прежде вы говорили, что не собираетесь распускать московское отделение «СПС». Ваша позиция остается такой же?



Владлен Максимов: Я не принимаю здесь решений один, мы будем на этой неделе встречаться с коллегами, я думаю, что будет нечто вроде московского регионального движения, но мы, безусловно, будем участвовать и в «Солидарности», мы будем участвовать в московской конференции «Солидарности», которая состоится через неделю.



Андрей Шарый: Давайте дадим слово слушателям. Александр из Москвы. Добрый вечер!



Александр: Добрый вечер! Я бы хотел задать вопрос Мариэтте Чудаковой. Вот вы достаточно умная женщина, неужели вы не понимаете, что Кремль просто хочет разделить оппозицию, и что это, так называемое, «Правое дело» уже ни на что не будет в состоянии влиять?



Андрей Шарый: Мариэтта Омаровна, пожалуйста.



Мариэтта Чудакова: Меня всегда поражает начало фразы, адресованное ко взрослому человеку: «Неужели вы не понимаете…». Неужели ВЫ не понимаете, что у меня может быть иной взгляд на вещи, чем у вас. Вот я сейчас слышала Владлена Максимова и думала, что ко мне подходили несколько человек из московской организации и говорили, как они жалеют, что так получилось. Владлен сказал, что московская организация вся против, хотя на самом деле она совсем по-другому настроена, они хотят сотрудничать и теперь им жаль, что получается, что московская организация будет отдана то ли «Гражданской силе», то ли еще кому-то. Они бы хотели сотрудничать с той частью «Правого дела», которая будет представлять «Союз правых сил». Поэтому, «неужели вы не понимаете..», этот прием не проходит, дорогой слушатель, поскольку я очень хорошо понимаю, как работать под давлением власти и еще раз говорю: мои коллеги гуманитарии в тяжелейших условиях, почище сегодняшних, работали, писали свои работы, когда нам говорили: «Ну что вы, разве в советской печати можно что-то напечатать порядочное и честное». И тех пор, в постсоветское время, работы моих замечательных коллег - Михаила Леоновича Гаспрова, Владимира Николаевича Топорова, Аверинцева и других - перепечатываются без правки, без единой запятой, и никто не найдет в них никакого пригибания под советской властью. Поэтому надо понимать, что все зависит от людей. Знаете, Кремль, это как в сказке русской - «пришел медведь - всех давишь». Что за пугало такое - Кремль? Каждый человек это Вселенная целая, между прочим.



Андрей Шарый: Мариэтта Омаровна, то есть, вы их не боитесь?



Мариэтта Чудакова: Не боюсь!



Андрей Шарый: Хорошо. Вячеслав из Калужской области. Добрый вечер!



Вячеслав: Добрый вечер! Мне кажется, осталась одна демократическая партия - это «Яблоко», а попытка создать «Солидарность» это опять создание двойника-киллера. Чудаковой я хотел сказать, что Шолохов тоже писал письма Сталину. По-моему, это был нулевой результат. Спасибо.



Андрей Шарый: Давайте дадим слово Владлену Максимову. Владлен, скажите, пожалуйста, что вы думаете о перспективах нового движения «Солидарность», не разругаются там демократические лидеры, как это неоднократно уже было в прошлом?



Владлен Максимов: Вы знаете, я не могу этого гарантировать, разумеется. Давайте будем откровенны. Там собрались амбициозные люди, не простые люди, это правда. Но, правда также и то, что пока не договорились. Процесс начался в Питере, по-моему, 5 или 4 апреля, и до сих пор они не разругались. Мы всегда в московской организации говорили о том, что любые переговоры должны начинаться гласно. Вот все переговоры, которые были до этого, об объединении, они были за закрытыми дверями и кончались ничем. То, что есть движение, то, что что-то происходит, в общем, вселяет в меня надежду. Хотя, конечно, печально, что к этому процессу не подключились до сих пор Рыжков и Михаил Касьянов.




Андрей Шарый: А чем вы объясните то обстоятельство, что сегодня вы и ваши сторонники остались в таком меньшинстве? На съезде всего 9 человек проголосовали против участия в этой партии, а около сотни проголосовали за участие в «Правом деле». Вам понятно, почему вы не смогли убедить своих товарищей?



Владлен Максимов: Я в своем выступлении и не пытался этого сделать. Дело в том, что «СПС», будем откровенны, за последние годы сильно деградировала. Там происходит некий отрицательный отбор, демократические члены фактически выдавлены – кто-то был исключен, кто-то ушел сам, и люди, пришедшие когда-то, на волне победы 1999 года, в общем, с комсомольской биографией, составляют там заметное большинство. Просто можно открыть списки «СПС» и посмотреть биографии членов федерального политсовета. Там, думаю, добрые 20-25 процентов - члены освобожденных органов ВЛКСМ. Вот такая реальность. Там неплохие люди, но, тем не менее, так оно и есть. Поэтому для меня это было все прогнозируемо. Кроме того, безусловно, с этими людьми работали. Опять же, хорошо известно, что многие изменили свою точку зрения. После того, как в конце сентября было объявлено о самороспуске партии, многие организации, члены федерального политсовета выступили против, но на политсовет они пришли уже с другим мнением, а те, кто воздержался на политсовете, выступили потом с саморазоблачительными статьями на сайте. Это вообще что-то из другой оперы, напоминает совсем что-то недоброе. Все это было, все это можно легко проверить и увидеть. Так что, вот такая история.



Андрей Шарый: У нас терпеливо дожидаются своей очереди слушатели. Владимир Давыдович, добрый вечер, вам слово!



Владимир Давыдович: Добрый вечер. Я хотел спросить, почему не обратили внимание на избирателей. Я, например, все выборы голосовал за «Выбор России». Надо было какие-то праймериз устроить, что ли. За господина Барщевского я никогда в жизни голосовать не буду.



Андрей Шарый: Спасибо большое. Мариэтта Омаровноа, вопрос к вам.



Мариэтта Чудакова: Когда только начались переговоры, мне рассказывали те, кто вели переговоры , это было, насколько я понимаю, одно из условий, чтобы ни Барщевского, ни Богданова не было, потому что они с ними не будут иметь дело. И те, с кем велись переговоры, сказали, что об этом и речи нет. Поэтому их нет в партии. Второе, что совершенно очевидно, что избиратели вправе предъявлять претензии к «СПС». Сама я не член «СПС», но я была в первой тройке. Как вы знаете, я никогда не была членом партии и не собираюсь быть членом партии. Начиная с КПСС, не была, поэтому не бываю ни в каких партиях. Но, конечно, долг перед избирателями очень серьезный. Но избиратели, я надеюсь, поймут ситуацию. Дело в том, что, в общем-то, конечно, каждый избиратель имеет моральное право предъявить претензии: я голосовал за вас, куда вы делись? Но, когда как следует он подумает, он поймет эволюцию, задачу, что ли, партии сегодняшней. Потому что надо смотреть дальше, чем только то количество избирателей, которое проголосовало. Понимаете, «СПС», называя вещи своими именами, либеральную идею, в силу личный недоработок и многих других обстоятельств, при помощи власти, приграла. Мне странно, что все время речь идет об отношениях с Кремлем: вот надо ли отношения с Кремлем или не надо? Я считаю, что главнейшее это отношения с обществом. Нам надо обществу объяснять с азбучных истин, которые куда-то улетучились за поседение 8 лет, за два срока президентства товарища Путина. Теперь люди всерьез считают, что Сталин был замечательным деятелем. И власть это навязывает, что я считаю важнейшей вещью в нашей стране, школам потрясающие концепции. Я только что цитировала это в одной своей печатной работе, она вот-вот выйдет. Концепция истории России от 1905-го года до 45-го. Там про террор сказано такими словами. Это историк А.А. Данилов, доктор исторических наук. «Конечно, террор был, нужно признать, что репрессии были. Но пора принять за репрессированных только тех, кто был приговорен к смертной казни и расстрелян, иначе мы даем волю спекуляциям».



Андрей Шарый: Мариэтта Омаровна, мы довольно много рассказывали об этом учебнике, вы совершенно правы, на мой взгляд, в его оценке. Я сейчас вот, о чем хотел вас спросить. Я не совсем согласен с Владленом Максимовым. Конечно, с кем-то там, наверное, работали из Кремля, с кем-то не работали, потому что с людьми вашей репутации работать просто невозможно, вы делаете то, что считаете нужным всю жизнь, делаете и доказываете это. Вы - человек самостоятельный. Вот для вас, самостоятельного человека, который участвует, в силу своей гражданской позиции, в этой партии, где предел компромисса? Вы не хотели Барщевского и Богданова, вам их навязали, вы не захотите еще что-то, вам опять навяжут. И Кремль показал в последние годы, что он, в общем, крутит страной, как хочет. Вас это не смущает, вы все равно уверены в том, что в этом есть практическая польза?



Мариэтта Чудакова: Еще раз говорю, что советская власть тоже крутила будь здоров, только еще почище. Однако, что-то такое удавалось печатать, издавать, проводить конференции. Я в 1982 году, вместе с Кавериным, начала проводить Тыняновские чтения. Никто не верил, что это возможно в Латвии. Там не было ни одного лживого слова на конференции. Таких конференций не существовало. Там сидело начальство, секретарь горкома, он чувствовал, что что-то не то, но не мог понять, ухватить, в чем дело. Там была чистая наука. Вот вы говорите, что навяжут. Не навязали. Уже Барщевского и Богданова нет. Дальше будет постоянная торговля, извините за это слово. Мы годами с редакторами вели медленную, изнурительную борьбу за то, чтобы наши тексты вышли в том виде, в котором мы хотели, а не они. И мы этого добивались. Это изнурительно, это необычайно трудоемко, это мучительно. Конечно, лучше быть богатым и здоровым, чем бедным и больным. Но редко у кого получается, не правда ли?



Андрей Шарый: Так считает Мариэтта Чудакова, уважаемый общественный деятель, один из будущих членов Наблюдательного совета движения «Правое дело». У нас в эфире также лидер московского отделения «СПС» Владлен Максимов. Давно ждут своей очереди слушатели. Давайте сразу два звонка послушаем. Петр из Москвы.



Петр: Бьюсь об заклад, что через три года Мариэтта Омаровна будет всех нас призывать голосовать за шестилетний срок Медведева. Меня что смущает? Постоянно звучит слово «деньги». Деньги в политике. Деньги есть - мы там, денег нет - мы там. У нас так развилось политиканство, как не было при советской власти. Я хорошо помню советское время, но люди там не прогибались, Мариэтта Омаровна, так, как вы сейчас прогибаетесь.



Андрей Шарый: Кирилл, пожалуйста, вам слово.



Кирилл: Я поддерживаю полностью Чудакову и считаю, что вообще рано демократам считать, что они сейчас быстро смогут переделать нашу политическую ситуацию. Надо просто сейчас, под любым поводом, любым способом зайти во власть и потихоньку, маленькими шагами, ее менять. А такие резкие повороты, которые сейчас демократы хотят устроить, они сейчас невозможны. Нужно просто создать оппозицию, войти во власть и сделать небольшие перемены. Мне кажется, вот такой путь должен быть.



Андрей Шарый: Спасибо, это было мнение Кирилла. Давайте попросим прокомментировать это мнение Владлена Максимова. Почему вы не хотите войти во власть и медленно там ее менять? Вот такая теория малых дел.



Владлен Максимов: Вы знаете, я для начала хотел бы заступиться за Мариэтту Омаровну. Я, разумеется, не считаю, что на нее кто-то воздействовал и не говорил этого. Я думаю, что ее не интересует ее личный мандат в Думе и, тем более, деньги. Вопрос проще. Слушателям, мне кажется, очень важно понять, что надо и можно сотрудничать с властью, можно защищать малый бизнес там, где он есть, можно защищать памятники архитектуры, можно все что угодно делать, заниматься правозащитой, наконец, и масса уважаемых людей это делает. Но нельзя быть с тоталитарной властью или искать компромисс в области власти. Вот, во что это превращается. Мы уже с вами забыли, что, например, Социалистическая единая партия Германии была не партией, а блоком, туда входили другие партии, наряду с коммунистами, и эти партии были самостоятельные, за них голосовали. Вот тот путь, который нам предлагают, это именно этот путь. Авторитарная власть никогда не будет делиться властью. Это элементарно. Что касается демократов, я не вижу здесь никаких резких движений. Если вы выходите на улицу, а некий человек ежедневно посылает каких-то своих подручных вас избивать, то очень странно выглядел бы компромисс. Вы пришли бы и заключили альянс с этими подручными? Надо просто делать свое дело. Если вы не готовы или не можете, надо просто отойти в сторону. Это честный, нормальный путь. На самом деле, совершенно правильно Мариэтта Омаровна сравнила нынешнюю власть с советской, и правильно сказала, что советская власть была более жесткой. Сейчас можно заниматься бизнесом, культурой, искусством, чем угодно, все в ваших руках. На самом далее, по большому счету, никто не мешает. Но только.. которые сами кричат о том, что нам нужно договориться, нам нужно окаймлять население, они сами хотят этим заниматься, это очень важно.



Андрей Шарый: Спасибо. Давайте еще дадим слово слушателю. Ольга из Подмосковья. Добрый вечер!



Владлен Максимов: Я уважаю Мариэтту Чудакову и согласна с тем, что она сказала по поводу ее деятельности и деятельности других людей во времена советской власти. Но они делали все возможное, что можно было в то время делать. А в наше время есть еще движение Солидарность. Почему к нему нельзя присоединиться, как альтернатива? Вот, что я хотела сказать.



Андрей Шарый: Мариэтта Омаровна, у вас есть минута, чтобы ответить, почему вы не хотите присоединиться к вот этому новому движению Солидарность?



Мариэтта Чудакова: Во-первых, я не член партии. А дело в том, что я желаю успеха Солидарности, там мои друзья и невозможно не действовать вот таким способами, какими действуют они. Должна быть прямая оппозиция, уличная, митинговая, я им всячески желаю успеха. Просто это будет два русла. Ситуация, к сожалению, заключается в том, что вот те люди, которые сейчас входят в партию. Новою они не от одного я не слушала что они против того, чтобы существовала Солидарность. А из тех, кто вошли в Солидарность я постоянно читаю в интернете потки брани: зачем вы, как говорит Владлен Максимов - вроде того, что прогибаетесь под Кремлем. Вот, в чем дело. Я за то, чтобы была Солидарность. Я просто считаю, что там не будет той деятельности, которой надо заниматься. Я не знаю, получится ли это у новой партии, но я считаю, что сейчас огромное значение имеет просветительская деятельность в масштабе всей страны. Я, конечно, к ней склонна больше, чем к уличным …



Андрей Шарый: Я приношу извинения тем слушателям, звонки которых мы не успели принять, и благодарю тех, кто принял участие в программу «Итоги недели» Радио Свобода, гостями которой были общественный деятель Мариэтта Чудакова и лидер московского отделения партии СПС Владлен Максимов, которых я тоже благодарю за участие в программе, за очень содержательную, как мне кажется, дискуссию.



Гламорама



Андрей Шарый: А теперь – о некоторых не политических, светских, скандальных и печальных событиях уходящей недели. Рубрику «Гламорама» ведет Софья Корниенко.



Софья Корниенко: На этой неделе исполнилось четыре года со дня таинственной смерти палестинского лидера Ясира Арафата. Вдова покойного Суха Арафат заявила, что не может больше скитаться по разным странам и твердо решила вместе с дочерью Захвой вернуться в Палестинскую автономию и поселиться в городе Рамаллахе на Западном берегу реки Иордан. Последний год мать и дочь провели на Мальте, где брат Сухи Арафат уже много лет выполняет обязанности палестинского посла. До переезда на Мальту, семейство некоторое время занимало виллу в другом курортном государстве – Тунисе. Вручить вдове и дочери Арафата тунисские паспорта в 2006 году распорядился некто в окружении президента республики. Однако тунисской гражданкой Суха (Сусу) Арафат пробыла недолго. Вскоре по стране поползли слухи о том, что Суха стала причиной развода брата жены президента. Некоторые из местных глянцевых журналистов даже успели предположить, что Бельхасен Трабелси, свояк президента Туниса, заменит лидера Палестинской Автономии в жизни его, привыкшей к роскоши, вдовы.



Диктор: Вопреки, а , возможно , и благодаря этим слухам, виллу у Сухи Арафат неожиданно конфисковали, а в тунисском суде завели дело по обвинению Арафат в отмывании крупных сумм со счетов Организации освобождения Палестины. После того как Суха Арафат бежала на Мальту, тунисские власти без объяснения причин лишили ее гражданства. «Моя жизнь и жизнь моей дочери в палестинской диаспоре за рубежом стали невыносимыми. Мы потеряли безопасность и защиту, когда Абу Аммар (Ясир Арафат) покинул нас», - сказала она в интервью издающейся в Лондоне арабской газете « Al-Hayat » . На самом деле, слухи о том, что деньги Суха Арафат любила намного больше мужа, распространились задолго до кончины палестинского лидера. Многие последователи Арафата жаловались, что алчный образ его супруги, какой она представала в прессе, отравлял дело его жизни. По словам лидеров Организации освобождения Палестины, в последние дни агонии Арафата в парижском госпитале «он умирал, а она обговаривала свою пенсию - около 17 миллионов евро в год». Ясир Арафат скончался 11 ноября 2004 года во французском военном госпитале при не выясненных до конца обстоятельствах , и затем был похоронен на территории своей официальной резиденции в Рамаллахе. Племянник бывшего палестинского вождя Насер аль-Кидва в минувший вторник заявил, что его дядя был отравлен и обещал предоставить доказательства этого , на основе подробной медицинской экспертизы.




Софья Корниенко: Жены не всегда влияют на мужей так, как того ожидает общество. Датского художника Айнара Вегенера, например, жена вдохновила сменить пол. Сегодня это уже никого не удивляет, но в 1930 году Вегенер стал первым в истории мужчиной, которому была сделана подобная операция. История художника-транссексуала легла в основу новой голливудской драмы. Как сообщает издание Hollywood Reporter , главную мужскую роль в картине сыграет Николь Кидман, которой после «Золотого компаса», видимо, ужасно захотелось еще больше раззадорить католическую церковь. Принадлежащая Николь Кидман компания Blossom Films выступит в качестве продюсера. Роль жены Айнара, художницы Герды Готтлиб, которая первая попросила мужа надеть чулки и каблуки и попозировать ей вместо заболевшей модели, исполнит Шарлиз Тернон. Кстати, обе актрисы удостоились «Оскаров» за фильмы, в которых их героини влюблялись в женщин. Кидман – за Вирджинию Вульф в «Часах», а Тернон за «Монстра». Новый фильм будет называться вполне невинно – The Danish Girl («Девушка из Дании»).


Диктор: В годы интербеллума дело Вегенера не раз всплывало в европейской прессе в разделах «Сенсации». Сначала художник стал представляться вымышленным женским именем Лили Эльбе, а спустя несколько лет решился на хирургическое вмешательство, что в те годы само по себе граничило с художественным экспериментом. Брак с Гердой Готтлиб был признан недействительным, однако уже год спустя Лили Эльбе умерла от осложнений после последней, пятой операции, которая, как она надеялась, должна была дать ей возможность иметь детей.



Софья Корниенко: Роман Абрамович пола после развода не менял – вовсе наоборот, расстался с женой на пике любви к английскому футболу. Это, собственно, и все, что нам до сих пор было известно о разрыве российского богача с женой Ириной. На днях Ирина Абрамович впервые приподняла завесу тайны, которой была покрыта их совместная жизнь. Как выяснилось, слишком много тайны в повседневной супружеской жизни – нехороший рецепт. О неуверенности в завтрашнем дне, которой были полны 16 лет ее брака с Абрамовичем, Ирина рассказала русской версии журнала OK ! Со своим будущим мужем она познакомилась вскоре после распада СССР, когда работала стюардессой в Аэрофлоте. Развелись они в начале прошлого года, когда обоим уже перевалило за сорок. В первом после развода интервью Ирина Абрамович основными виновниками неудачного брака назвала телохранителей. Даже в театр с детьми приходилось брать с собой целый отряд телохранителей, рассказала Ирина, добавив, что Роман Абрамович воспринимал это как должное, но ей самой смириться с новым стилем жизни было с каждым годом все сложнее. Игра в шпионов может быть увлекательной год или два, но менять номер телефона каждую неделю надоест всякому, а именно это приходилось делать членам семьи Абрамовичей, чтобы осложнить за собой слежку потенциальных похитителей.


Диктор: В 2008 году журнал Forbes назвал Романа Абрамовича вторым самым богатым человеком в России и пятнадцатым – в мире, до начала финансового кризиса его состояние составляло 15 миллиардов фунтов стерлингов. В октябре британская прокуратура обвинила Абрамовича в том, что его «Югранефть» обманным путем приобрела 50% акций нефтяного месторождения в Сибири. Чтобы избежать слушания дела в британском суде, олигарху потребовалось доказать, что он не является «лицом, постоянно проживающим в Британии». Как пишет британская пресса, Абрамович продолжает близко общаться с обитателями Кремля, несмотря на то, что все больше времени проводит в Лондоне. После развода, Ирина получила от 150 миллионов до четырех миллиардов фунтов, включая недвижимость в Англии. Более точных данных о деталях бракоразводного процесса нет, так как супруги не стали их публиковать. В интервью журналу OK ! Ирина Абрамович похвалила бывшего мужа за заботу о детях. О юной спутнице олигарха Дарье Жуковой Ирина Абрамович умолчала. Погоня российских и британских таблойдов за новостями о предстоящей свадьбе Абрамовича и Жуковой грозит превратиться в забег на длинную дистанцию – из-за кризиса бизнесмен свадьбу отложил. Неудивительно. Ведь на одну оплату телохранителей он тратит почти полтора миллиона фунтов стерлингов в год, пишет «Индепендент».



Софья Корниенко: В ночь на понедельник в итальянском городе Казерта скончалась певица Мириам Макеба, одна из самых крупных звезд южноафриканского джаза. Пытаясь интерпретировать музыку с американских пластинок 50-х годов, музыканты черных предместий Йоханнесбурга привнесли в нее свой колорит, положив начало оригинальному джазовому стилю «мараби».




Диктор: Почти 30 лет Макеба прожила в изгнании – такова была расплата за ее страстную речь против апартеида, с которой певица выступила в 1963 году. Лишь в начале 90-х ей разрешили вернуться. Пожилая солистка до самого конца не сдавала активных гражданских позиций – за день до смерти она участвовала в концерте в поддержку итальянского писателя Роберто Савиано, который после публикации книги о неаполитанской мафии был фактически приговорен к смерти главарями преступного клана, передает BBC. Сразу после выступления Макеба почувствовала себя плохо. Врачи констатировали острую сердечную недостаточность и немедленно приняли меры, которые сначала подействовали. Однако второй приступ привел к смерти певицы. Мириам Макеба исполнилось 76.



Человек недели



Андрей Шарый: Человек недели Радио Свобода – старейший ветеран Первой мировой войны Генри Эллингхэм. 11 ноября в европейских странах широко отмечалась 90-я годовщина окончания Первой мирровой войны. Самый пожилой ветеран этой войны, доживший до наших дней, живет в Великобритании. Это 112-летний бывший авиационный механик Генри Эллингхэм.
Генри Эллингхэм родился в 1896 году в Лондоне. В 1915 году добровольцем вступил в британскую армию и после недолгой подготовки был отправлен на Западный фронт в одно из подразделений только что сформированной Королевской военно-морской авиация. Он единственный доживший до нашего времени участник битвы при Ютланде и сражений в северной Франции. Во время Второй мировой войны Генри Эллингхэм находился в резерве британских ВВС, занимаясь подготовкой авиационных механиков. Он - кавалер четырех военных наград, две из которых были получены во время Первой мировой. Эллингхэм - старейший житель Великобритании и Европы. В сентябре этого года он опубликовал мемуары под названием «Последний доброволец Китченера». О Генри Эллингхэме говорит Наталья Голицина.

Наталья Голицина:
Генри Эллингхэм считает чудом, что ему удалось дожить до XXI века.Он вполне могпогибнуть в 1916 году во время патрулирования Северного моря на хрупком, собранном из деревянных реек и брезента гидромоноплане или когда вытаскивал под артиллерийским обстрелом из грязи самолеты своей эскадрильи на Западном фронте. Этот бывший авиационный механик первого класса британских ВВС, родившийся еще в царствование королевы Виктории, жил при шести британских монархах и 21-м премьер-министре. Конечно, сейчас он передвигается в инвалидной коляске, у него очень ослабли слух и зрение, но он не утратил живости и логичности мышления, и его память сохранила многое из событий долгой жизни. Из пяти миллионов британцев, державших оружие в Первую мировую войну, до наших дней дожили лишь трое, всем им сейчас за сто лет. Генри Эллингхэм очень хотел самостоятельно возложить венок из алых роз к Сенотафу в День поминовения и даже несколько дней тренировался дома. Однако, когда 11 ноября он попытался это сделать и уже приподнялся из инвалидной коляски с помощью двух сопровождавших его военнослужащих, сильное волнение не позволило ему встать на ноги, и его венок возложил к обелиску один из сопровождающих. «Я очень рад, - сказал 112-летний ветеран Первой мировой войны, - что у меня всё еще есть возможность почтить память тех, кто сложил за нас свои головы и защитил Британию. Мы все у них в долгу». Эллингхэм смеется, когда его называют «национальным сокровищем» или «живой летописью великой войны». «Я лишь чудом сохранившийся свидетель, - скромно говорит он. – Никогда не предполагал, что люди на улице будут подходить ко мне, чтобы пожать руку и поблагодарить за сделанное 90 лет назад».





XS
SM
MD
LG