Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Не все эксперты воспринимают глобальное потепление как безусловное зло. Существует мнение, что страны холодного пояса, в том числе и Россия, могут получить некоторые преимущества от изменения климата. Однако по данным Всемирного фонда дикой природы России в этом случае грозят распространение инфекций и высыхание плодородных земель.


О возможных последствиях глобального потепления на климат России рассказывает профессор кафедры общей экологии биологического факультета МГУ Алексей Гиляров.


– Достаточно широко распространено мнение, что Россия, как холодная страна, только выиграет от глобального потепления.


– Это, конечно, глубокое заблуждение, потому что, на самом деле, при потеплении начинает таять вечная мерзлота, оттуда начинает усиленно выделяться метан, начинает осваиваться то органическое вещество, которое было законсервировано в вечной мерзлоте, оно становится доступным бактериям и грибам, которые начинают его разлагать. Начинает выделяться дополнительное количество СО2. Кроме того, ведь пояс, за счет которого мы кормимся – пояс степей и прерий, который теперь не степи и прерии, а поля, по которым комбайны вместо бизонов и тарпанов гуляют, но как раньше поедали эти крупные травоядные животные травянистую растительность, так сейчас ее сеет и поедает человек. А вот этот пояс, который кормит людей, это пояс степной. Идет потепление, значит, там становится слишком жарко, слишком сухо, там не будет хватать воды, и начнется засуха.


– В последнем отчете Всемирного фонда дикой природы как раз приведет прогноз для России в связи с глобальным потеплением. Он предсказывает две вещи – это прежде всего распространение инфекций, среди которых энцефалит и малярия, и засухи, которые коснутся всех степных районов. А также разрушение инфраструктуры, дорог и зданий в связи с таянием вечной мерзлоты. Так что же надежды на то, что жизнь в России станет так же прекрасна, как в Калифорнии или на Лазурном берегу, безосновательные?


– Происходит интересная вещь. Когда мы говорим о том, что увеличивается содержание СО2, то считается, что раз стало теплее, то и стало длиннее лето. Действительно, в Западной Европе примерно на две недели раньше начинается весна, по датам, например, распускания почек дуба. Соответственно, раньше начинают растения фотосинтезировать и связывать углекислый газ, уменьшать его концентрацию. Но оказывается, что осенью усиливаются процессы выделения углекислоты. Поэтому, на самом деле, период, в течение которого идет активное связывание углекислого газа растениями, не удлинился при этом потеплении, он остался тем же. Он раньше начинается, но он раньше кончается. Осенью вроде бы и сухо, и жарко, а растения просто не развиваются. А дыхание идет необычайно интенсивно, от высокой температуры дыхание возрастает сильнее, чем фотосинтез. Растения работают все время, и дай бог, чтобы работали дальше, но надежд на то, что это удлинение вегетационного сезона приведет к значимому увеличению связывания углекислого газа в виде органического вещества, вывод его из атмосферы, вот эти надежды не оправдались.


-- Какие еще наблюдательные данные сегодня подтверждают, что глобальное потепление действительно происходит?


– Например, тающие ледники Гренландии. Сейчас есть европейская программа, GRACE – это два спутника, они летят на фиксированном расстоянии – около километра друг от друга. На них установлены приборы, которые очень точно измеряют расстояние между этими спутниками. Примерно каждый месяц они пролетают над Гренландией и в течение нескольких лет сканируют изменение общей массы льда, которая влияет на расстояние между спутниками. Видно, как эта общая масса льда уменьшается. И это очень тревожит, потому что пресная вода попадает в Атлантику, и там может остановиться механизм, при котором идет глубинная соленая вода с юга, потом она поднимается к поверхности у Гренландии, остывает, опускается вниз, до дна, и вот это – основной двигатель всего круговорота воды на Земле, и это то, что приносит тепло в Западную Европу. А если при таянии Гренландии в океан попадет много пресной воды, то вода будет менее тяжелой, и она перестает тонуть, и это конвейер остановится. Так что это очень тревожный симптом.


Это пока модельные расчеты, но дело в том, что 11 тысяч лет тому назад – не так давно, этот двигатель останавливался из-за того, что очень большое количество пресной воды вылилось из Северной Америки, из большого озера Агассис (Agassiz) и конвейер останавливался. Тогда началось сильнейшее похолодание на севере Европы. Потом движение воды в океане восстановилось, и снова стало теплеть.


– Есть данные о том, как болезненно реагируют животные мирового океана, на изменения температуры и состава воды. Например, коралловые рифы тяжело это переносят. На ваш взгляд, процессы уже носят глобальный характер?


– На самом деле, так называемый процесс выбеливания кораллов – это вещь не очень понятная. Вроде бы она в сильном потеплении воды развивается, но однозначные выводы сделать трудно, по-видимому, здесь играет серьезную роль и загрязнение органическим веществом, и потепление, меняется состав водорослей, которые живут в тканях кораллов. Это интенсивно изучается, но пока нет точных ответов о причинах этого явления. Но ведь кораллы надо просто охранять от туристов, что сейчас и делается. Там, куда ездят дайверы, слава богу, начинают следить за тем, чтобы кораллы никто не ломал.


XS
SM
MD
LG