Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ваши письма. 15 ноябрь, 2008


Пишет Ростислав Александрович ЗаборОнок из Москвы: «Не прошло и десяти лет с моего первого письма на «Свободу», дорогой Анатолий Иванович, как я снова пишу вам. Многим вашим слушателям мерещится конец света, а я… Я вспоминаю 5 марта 1953 года – день смерти И.В.Сталина. Эту новость я услышал по вагонному радио – ехал со своим начальником в командировку в Ленинград. С мрачными мыслями (что-то будет, куда пойдёт страна?) я вышел в коридор. Вышел и мой начальник.


- Ну, что, Ростислав?


- Да грустно что-то,


- Грустно? А ты посмотри.


- Да что смотреть-то?


- Нет, ты посмотри!


Я посмотрел и увидел в конце коридора красивую девушку.


- Ну, и что? – всё же спросил я своего начальника.


- Как – что? Ты посмотри. Ты посмотри, какая у неё красивая ж…!


И я понял, Анатолий Иванович, что особенно горевать, пожалуй, не надо. И это понимание живёт во мне и сегодня, когда я отметил своё семидесятипятилетие. Приношу извинение, конечно, за неприличное слово, но без него, согласитесь, получилось бы не то. Желаю вам успехов, с уважением Заборонок Ростислав Александрович. Москва, Большая Черкизовская улица, дом… квартира… телефон».


Согласен с вами, Ростислав Александрович, без этого слова получилось бы не то… Вы не сообщили, как произносить вашу фамилию: ЗаборОнок или ЗаборонОк, я выбрал первый вариант, потому что решил, что «ЗаборОнок» - от украинского слова «заборОна» - запрещение. По-русски ваша фамилия звучала бы как Запрещёнок. А «ЗаборонОк» напоминало бы «воронок» - самое страшное из русских слов.


Ну, а теперь перейдём к письмам тех слушателей, которые шутить не склонны, хотя не мешало бы иногда и им…



Письмо из Самарской области: «Внука наших знакомых, студента, взяли в армию и, как парня толкового, посадили в железнодорожный почтамт на перлюстрацию, которая была, есть и будет, пока земля Рош существует. Но конец виден, ибо, если режим хочет счастливой и долгой жизни, он сидит себе тихо в огороженной территории, стараясь не гавкать наружу хотя бы белым днём, чтобы не раздражать соседей и прохожих, которые становятся всё более нервными. А наш гавкает, неразумный. Вот ночью – другое дело: рычи и гавкай, отводи свою собачью душу, но опять же – только на своём участке. Так нет же, захотелось нашему мандаринов погрызть и в золотое руно завернуться, а это добро водится у южных соседей… Говорите с нами как можно дольше, Анатолий Иванович, человеческим голосом. Радио «Свобода» для тех, кто его слышит, - это радиус свободы, и когда он смолкнет, то этот радиус мгновенно сожмётся».



«Прошу только не называть режим путинизмом, надо проще - путизм, (как когда-то - горбазм), - просит автор следующего письма. - Медведев-Путин постоянно выступают от имени граждан Российской федерации, это не обязательно делать, мы никто в этой стране. Жду - не дождусь распада России на 15-20 настоящих государств».


Пишет, видимо, молодой человек, раз надеется дождаться этого. Распада России он, может быть, и дождётся, во всяком случае, Кремль для этого делает всё, что может, но не уверен я, что упомянутые 15-20 государств будут настоящими. До настоящих им придётся пройти долгий путь. Автор, как мы слышали, ставит знак равенства между «путизмом» и «горбазмом». Может быть, потому, что Горбачёв сейчас поддерживает Путина? По мне же, нет большей противоположности, чем эти два правления, эти две исторические эпохи, да и эти два деятеля. Горбачёв был искренне увлечён своим делом, весь горел мечтой очеловечить социализм, облагородить Советский Союз, он ни с кем не задирался, ну, и не «ботал по фене», пользовался обыкновенным русским языком, правда, мог бы быть не таким многословным, но и это понятно: намолчался за жизнь…



Слушатели «Свободы» откликнулись на парад, устроенный 7 ноября на Красной площади в Москве. «Согласитесь, Анатолий Иванович, - читаю в первом письме на эту тему, - что за такие дела надо расстреливать. Это должны делать по взаимному согласию как «белые», так и «красные». Взвод «красных» и взвод «белых» и общая команда: «Пли!». Для «красных» 7 ноября было и остаётся славной годовщиной Великой Октябрьской социалистической революции, самым большим из советских праздников. Для «белых» - это самый траурный день в российской истории. Что же сделала из этого дня власть Путина-Лужкова? Она объявила его Днём воинской славы России в честь сталинского военного парада 7 ноября 1941 года, когда немцы стояли под Москвой и солдаты с Красной площади ушли прямо на боевые позиции! Всё смешалось в доме Облонских. Постмодернизм да и только», - пишет господин Стаханов (редкая фамилия).


Постмодернизм – значит вызывающая мешанина всего и вся, без какого-либо порядка и смысла, без стыда и совести, без оглядки на приличия, мешанина для мешанины. Со своей стороны, происшедшее седьмого ноября на Красной площади в Москве я бы назвал не постмодернизмом, а мародёрством. У «красных» позаимствовали без их согласия главный их день и наполнили его другим содержанием. Если же слово «мародёрство» кому-то покажется излишне крепким, можно ограничиться словом «мошенничество». Ради справедливости тут же добавим, что на такие трюки были в своё время горазды и «красные». Они тоже наполняли своим содержанием некоторые дореволюционные традиции. Лужков в письме господина Стаханова упомянут, видимо, потому, что он (не Стаханов, а Лужков) участвовал в действе и держал речь перед ветеранами войны, сказал, что память об их подвиге должна служить "предостережением тем, кто делает попытки возродить фашизм". Своё письмогосподин Стаханов снабдилзаголовком: «Фашизм против фашизма или кто кричит: держи вора!».



Второе письмо на эту тему такое, что читать его я должен медленно:


«Во время празднования 395-й (плюс-минус 2 года) годовщины национального возрождения (воцарения Романовых) отмечать парадом 67 годовщину парада в честь 34 годовщины революции, которая 91 год назад на 304 году династии свергла Романовых и положила конец эпохе легитимного самодержавия в России… Парад с участием "кадетов", которые пытались защищать Россию от "германских агентов" и которых именно в эти ноябрские (октябрские) дни 1917 года массово и зверски убивали именно в Москве люди, которые довели страну к самой грани краха в 1941 году, они же организаторы парада 1941 года, приведшие страну к грани краха к 1991 году, они же организаторы парада в 2008 году и т. д... Как говорил сатирик: "Стоп ! У меня уже что-то с головой!" Воистину, мы рождены, чтоб Кафку сделать былью», - пишет господин Годлевский.


Кафка – австрийский писатель-классик, показывал абсурд будничной жизни между двумя мировыми войнами. Делается тревожно, когда читаешь такие письма, да и без них было бы не совсем спокойно. Когда власть производит столько абсурда, - это нехороший признак. Страну сотрясает финансово-экономический кризис, а зал, где новый президент оглашает своё первое послание, сотрясают аплодисменты. Что приветствуют парламентарии России? Предложение увеличить президентский срок до шести лет… Не к то добру это всё. Производители абсурда обычно не уходят тихо и плавно. Надо ожидать грохота. Царское самодержавие, сталинизм, хрущёвское правление, брежневское, да отчасти и горбачёвское - каждое летело в тартарары, прижимая к груди свою копилку абсурда.



Следующее письмо: «И я, и вы, Анатолий Иванович, иногда делаем неверные выводы из-за того, что нам удобно упрощать мир и считать, что даже в России со времён Советского Союза ничего не поменялось. Да, огромное количество не самого лучшего наследства ещё живо, но нельзя не замечать, что даже в Кремле появились люди, закончившие тот же ВУЗ, что, например, Кондолиза Райс... Однако требовать более скорого перехода к "светлому будущему" бесполезно. Нельзя «выполнить пятилетку в четыре года". Я живу в Белоруссии и вижу, что всё идёт эволюционно и со смыслом. Но вот освещение кавказских событий августа западными СМИ нанесло колоссальный удар по людям, которые считали Запад демократичным. Вдруг все увидели, что король - голый. И с ним такой же голый Анатолий Стреляный! Это просто удар в спину для тех, кто до последнего считал, что Америка живёт по совести. Оказалось, что она живёт по лжи. Начиная с президента и его госсекретаря. А рядом, так уж получается, пристроился как рупор Кондолизы Райс Анатолий Стреляный. Александр Горбылёв».
Что сказать о людях, по которым может нанести колоссальный удар освещение упомянутых событий? Не какой-нибудь, а колоссальный! Да притом – в спину… Их потребность возносить до небес что угодно поистине беспредельна, раз они так вознесли даже столь противоречивую, потому что живую, материю, как Запад с его демократией. Сначала вознести, а потом опустить в преисподнюю… Не сотвори себе кумира – впервые это, как и всё важное для жизни, было сказано на Западе. Ну, а в данном случае не то важно, считает ли кто-то в России или Белоруссии западную демократию демократией, а то, чем он считает своё общественное устройство. Своё! И как к нему относится. За разочарованием в Западе у некоторых следует очарование… ну-ка, угадайте с двух раз: чем? Вот именно… Закрадывается подозрение: не для того ли и разочаровываются в Западе, чтобы, наконец, с чистой, так сказать, совестью очароваться кое-чем другим или, по крайней мере, думать, что всё в твоей стране «идёт эволюционно и со смыслом»? Когда человек решил, что даже Америка «живёт по лжи», тогда легче смириться с домашним безобразием, тем более, что пятилетку и вправду невозможно выполнить в четыре года (если, конечно, выполнять без туфты).



Из деревни Зюзьки Краснинского района Смоленской области пишет бывший семинарист Кучкин В.И. – пишет, по его словам, «после шестого, правда, стограммового», а почерк, между тем, разборчивый, крупный, ни одной помарки. Не думаю, что у меня так получилось бы даже в лучшие времена после шестисот-то граммов сорокаградусной… Семинарию называет бурсой. «Итак, приступим, - это не я говорю, а уже читаю письмо. – Православная церковь отмечает праздники каждый день, все 365 дней в году: Положение во гроб, Изымание, Взятие на небо, Отрубание головы, Положение оной на блюдо, Четвертование, Бросание в огонь, в кипяток, Подвешивание, Строгание когтями, Замораживание, Размораживание, Распятие, Снятие и так далее, и тому подобное. И так изо дня в день, из года в год. Религиозный, культовый смысл всего этого доходит до немногих. А у остальных превращается в неосознанную склонность к мучительству, садизму и действует, ой, действует, дорогой Анатолий Иванович! Разливаются, как желчь, недоброжелательные чувства, люди делятся на красных и белых. И вот уже крестьяне около церквей запрягают священство в сани и погоняют. Сталин (как и я, семинарист), изучал нравственное богословие, а это ложится в подсознание упёртостью, фанатизмом, приобретается способность зарезать и тут же сплясать лезгинку. Сейчас опять каждый день: Усекновение, Отрубание, Четвертование, Распятие… Опять идёт накопление кровожадности, подготовка очередного семнадцатого года», - пишет бывший семинарист Кучкин из смоленской деревни Зюзьки. Умствуешь, однако, вздыхали когда-то в таких случаях русские батюшки и указывали способ избавления от сей пагубной, с их точки зрения, привычки: пост и молитва, молитва и пост… Мы же, пожалуй, ограничимся тем, что заметим с прискорбием, что зверствовать склонны не только православные и не только христиане.



Пишет инженер Николаев: « В передаче, которую я только что прослушал, прозвучало письмо от специалиста по ракетным вооружениям об исключительно убогом состоянии вооружённых сил России. Я тоже прекрасно понимаю, что поход к берегам Венесуэлы и прочее в этом духе, - показуха. Путин решил поддержать штаны на Медведеве. Этой же цели служат и ежедневные появления обоих на экране, где они, как очень плохие актёры, изображают в своих кабинетах: один – президента, другой – премьер-министра. Фразы, которые они произносят неестественным тоном, ничего не дают ни уму, ни сердцу. Более скучных товарищей трудно себе представить, хотя один из них нередко говорит по-блатному. Но письмо вашего профессора может быть истолковано как призыв к нам, гражданам России, сесть на хлеб и воду и приложить все усилия к тому, чтобы военная мощь нашей Родины, наконец, сравнялась с американской не на картинках, которые нам показывают Путин с Медведевым, а на деле. Особенно меня покоробила фраза: ракетно-ядерный щит России продолжает увядать с нарастающей скоростью. Я на это скажу: и хрен с ним, пусть увядает, чем быстрее от него ничего не останется, тем лучше. Сергей Николаев, программист, бывший инженер военно-промышленного комплекса, кандидат технических наук».


Согласен с вами, Сергей, упомянутое письмо действительно можно истолковать не в том духе, в каком оно написано. Но это, по-моему, не страшно. Больших патриотов в России очень много, а желающих сесть на хлеб и воду заметно меньше. К тому же, если бы даже всё население с воодушевлением село на хлеб и воду, оно не смогло бы догнать американцев по большинству показателей, в том числе – по военной мощи. И как раз потому не смогло бы догнать, ни хотя бы чуток приблизиться, что село бы на хлеб и воду. Для этого нужны мозги, в двадцать первом веке – намного нужнее, чем раньше, а они на хлебе и воде не работают так хорошо, как хотелось бы вождям.



Пишет господин Худобин: «Не могу до конца согласится с вашим оголтелым критиканством Путина. Мне бы хотелось, чтоб ваша антипутинская критика была более объективна, то есть, был бы какой-то и позитив. А когда один негатив, а рейтинг Путина переваливает за семьдесят процентов, то это уже попахивает предвзятостью. Сам я себя к путинистам отнести не могу, так как принципиально всегда голосовал за оппозицию, считая, что её наличие очень нужно в первую очередь для самой власти».


В моей передаче Путина и путинизм критикуют, главным образом, слушатели. В целом я с ними согласен, но даю вам честное слово: ни одного письма в защиту Путина и путинизма ещё не оставил за пределами передачи. Ни одного! Другое дело, что таких писем очень мало, буквально единицы, встретишь такое – плачешь от радости, сказал бы я, если был бы путинистом. И вот ещё какая особенность. Все, пишущие нам сторонники Путина (к ним отношу и тех, кто находит в его деятельности, наряду с провалами, что-то положительное) – все они защищают его так, что он первый должен бы отправлять их под Читу шить рукавицы вместе с Ходорковским. Вот и вы, господин, Худобин. Вы хотели бы слышать от меня «позитив» о Путине и при этом говорите, что всегда принципиально голосуете за оппозицию. Без неё вы не мыслите себе нормального общества. Да ведь и я говорю то же самое! И мне трудно не согласиться с людьми, которые самым большим прегрешением Путина считают упразднение в России политической оппозиции. Мы видим одни жалкие остатки её или подделки. Задавлена оппозиция, нет гласности, страна охвачена цензурой и самоцензурой, выборы превращены в советский анекдот. Я понимаю человека, у которого язык не поворачивается говорить, что у правителей, повинных в этом, имеются некие добродетели и заслуги. Да и трудно всё-таки разглядеть, что можно было бы поставить им в заслугу – в такую заслугу, которая удержалась бы на другой чаше весов, не слетела. И не имеет значения, сколько процентов населения приветствует этот «изм». Хоть все сто.



Правда, до ста всё-таки далеко. Мне прислали одно маленькое письмишко из Интернета. Не знаю ни автора, ни форума, на котором оно появилось. Читаю:


«Вчера Белоруссия и Украина пожелали России подавиться нефтебаксами, причём сделали это в извращённой форме - обратившись за кредитами в МВФ. Что ещё надо, чтобы доказать полное банкротство внешней, как минимум, политики руководства России? Не видно, что достали всех своей тупой агрессивностью, наглостью, поучениями? Самолюбование и отсутствие критики привели к тому, что, похоже, не только часть населения, хавающая теледрянь, но и само руководство поверило, что всё нормально. Нет, не нормально!».


Человек, написавший эти строки, по-моему, и есть настоящий русский государственник, он смотрит в корень, и я уверен, не один из вас сейчас скажет, словно протерев глаза: а ведь и правда, слушайте: что же это такое, как же это можно – рассориться почти со всеми ближайшими соседями?! Все нам не такие, все плохие, все виноватые. Да какие же вы дипломаты, какие же вы руководители страны, если не сумели никого увлечь на свою сторону? Мне приходится говорить с людьми в Украине, с разными – от больших начальников до обыкновенных пенсионеров. Вопрос, почему Украина не обратилась за помощью первым делом к России, а сразу - к миру, к Международному валютному фонду, - этот вопрос им, оказывается, не приходил в голову. Они просто не допускали мысли, что Украина могла бы обратиться в первую очередь к России. Говорят примерно так: «Да с какой же стати? Да разве их можно о чём-то попросить? Во-первых, злорадства будет на сто лет. Во-вторых, выдвинут такие условия, что лучше по миру пойти, чем согласиться. Да нет, это невозможно, ну, что ты такое говоришь, Анатолий Иванович! Просить о чём-то Путина? Да ни за что!». – «А вот Исландия, - говорю, - обратилась к России». - «Это, - отвечают, - Путин их уговорил: обратитесь ко мне. Неудобно ему стало. Никто к нему не обращается».



«Вот и настала новая старая эпоха в истории многострадальной России! – говорится в следующем письме. - Критиковать наших чиновников нельзя, тем более – президентов. Возмущаться можно только на кухне и в сортире. Защищать права граждан некому, конституция превратилась в фикцию. Продажность, лицемерие и ложь. Правда, некоторые без ума от наступившей счастливой жизни. Для них счастье - это деньги».


Не скажу, в свою очередь, что я без ума от таких обличителей окружающей действительности, как автор этого письма. Не поднимается у меня настроение, когда о каждом, кто доволен жизнью, кто что-то делает, предпринимает, а не только ноет и брюзжит, говорят, что для него счастье – деньги. Бедность – не порок, но лицемерную и завистливую бедность считать добродетелью тоже не приходится. Правда, то, что большинство видит смысл жизни в деньгах, всегда мучило людей не от мира сего: поэтов, художников, других представителей высшего умственного труда и творчества… Большой накал их негодования пришёлся на девятнадцатый век, продолжалось это и в двадцатом, было названо кризисом буржуазных ценностей. Особенно обличали лицемерие верхов, хотя доставалось и низам. Протест тонкокожего поэта-одиночки против условностей прогнившего общества не считался нелепым – в глазах обывателя это было почтенное занятие. С мечтой о светлом будущем, где не будет места чистогану, вступало в жизнь не одно поколение юношей (отсюда – выражение: светлый юноша) и девушек. Сейчас накал бунтарства в евроатлантической культуре снизился. Возвышенные натуры как-то вяло, вроде бы даже стыдливо, предъявляют обществу свои претензии, поучения, высоту запросов. В связи с этим рассуждают, но тоже не очень оживлённо, об окончательном поражении духовного начала в мире.



Следующее – и на сегодня последнее письмо - из электронной почты, автор, по его словам, сельский житель, пишет нам по-английски, я прочитаю по-русски, поскольку язык вещания Русской службы радио «Свобода» - русский. «Поздравляю вас в связи с результатами президентских выборов в США. Надеюсь, вы были за мистера Обаму, и Бог помог нам. Что касается нас, русских, то мы совершенно не в состоянии сказать что-либо определённое. Мы думаем, что в таком же положении 49,9 процента населения США. Но! Если эта новая личность (вы хорошо смотритесь, новый президент!) предпримет совершенно необходимые шаги, его поддержит весь мир. Это следующие шаги. 1. Вывести американские войска из Ирака. 2. Прекратить расширение НАТО. 3. Отказаться от размещения радара в Чехии и ракет – в Польше. 4. Прекратить снабжение Грузии новым оружием. Сделать всё это несложно. Представим себе на минуту, что Россия планировала бы совершенно аналогичные шаги в северной части американского континента. Ни одного процента больше того, что США планируют в Чехии и Польше? Но Россия сейчас сосредоточена только на своих собственных проблемах и желает мира во всем мире. С наилучшими пожеланиями Пётр».


Меня чуть-чуть смутило, Пётр, что вы говорите от имени всех русских. Тем более будет интересно, как откликнутся на ваше письмо слушатели «Свободы».










XS
SM
MD
LG