Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Банк России "удлиняет" беззалоговые кредиты


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие экономический обозреватель Радио Свобода Сергей Сенинский.



Кирилл Кобрин: Центральный банк России провел сегодня первый аукцион по беззалоговым кредитам для коммерческих банков на срок до полугода. Такие аукционы Банк России организовал в середине октября для расширения предложения денег на российском межбанковском рынке. Однако до сих пор беззалоговые кредиты были вдвое «короче» - до трех месяцев.



Сергей Сенинский: Беззалоговые кредиты коммерческим банкам - мера экстраординарная и антикризисная: обычно центральные банки предоставляют кредиты коммерческим банкам лишь под залог наиболее надежных на том или ином рынке ценных бумаг, например, государственных облигаций.


На всех аукционах, проведенных Центральным банком с 20 октября, наибольшим спросом пользовались именно «длинные» кредиты, на срок до трех месяцев. Сегодня коммерческим банкам впервые предложили беззалоговые кредиты на полгода. И спрос на аукционе почти сравнялся с предложением: из предложенных им 150 миллиардов рублей участники аукциона выбрали 143 миллиарда.


Тем не менее, Банк России планирует и дальше аукционы по «коротким» кредитам - от полутора до пяти недель. Банковский аналитик финансовой корпорации «Уралсиб» Леонид Слипченко.



Леонид Слипченко: Естественно, спрос есть в основном на длинные деньги, но, тем не менее, тоже можно найти рациональность в том, что Центральный банк предоставляет средства на более короткий срок, так как бывает в пик нагрузки на внутреннюю ликвидность в течение года, то есть в пик налоговых платежей и так далее. В эти периоды нужна краткосрочная ликвидность так же. Поэтому сам ЦБ поступает абсолютно верно в данном направлении.



Сергей Сенинский: Банковский аналитик инвестиционной компании «Ренессанс-Капитал» Максим Раскоснов.



Максим Раскоснов: Центральный банк предоставляет более длинные ресурсы, а именно трех- и шестимесячные ресурсы более крупным банкам с рейтингами не ниже не ниже ВВ- по шкале S&P, соответственно, в данной ситуации Центральный банк четко различает эти ресурсы. Для крупных банков это возможность выдавать кредиты, для мелких банков это просто замещение краткосрочной ликвидности. Центральный банк, таким образом, просто разделяет банки на два очень широких класса, подразумевая, что у более крупных банков с более высокими рейтингами меньше финансовых проблем, и они могут кредитовать. В то время как более мелкие банки решают существенно более насущные проблемы просто восполнения ликвидности.



Сергей Сенинский: Аукционы по беззалоговым кредитам Центральный банк начал проводить в середине октября. За минувший месяц изменилась ли структура участников этих аукционов, на ваш взгляд, - например, в пользу более мелких и средних банков, которые и нуждаются в новой ликвидности больше, чем крупные банки?



Леонид Слипченко: Я бы в первую очередь отметил то, что с апреля предоставлялись сначала бюджетные средства Минфином, которые предоставлялись только 28 банкам самым крупным. Поэтому беззалоговые аукционы постепенно замещают именно эти аукционы. Поэтому в целом на минфиновских аукционах крупные банки как раз уже и выбирали достаточно большие суммы. На беззалоговых они тоже, конечно, принимают участие достаточно заметное, но в целом, я думаю, что равномерно в принципе эти деньги распределяются по участникам, не только у достаточно крупных они оседают, и у мелких, которые проходят по определенным критериям, также.



Максим Раскоснов: В абсолютных объемах, конечно, крупнейшие банки предъявляют наибольший спрос на ресурсы просто в силу того, что они больше по масштабам бизнеса, а Центральный банк четко лимитирует объемы предоставления ликвидности, исходя из размера собственного капитала. То есть банк не может взять неограниченное количество. Лимит ресурсов, которые ему предоставляет Центральный банк, четко привязан к капиталу банка. Поэтому, насколько я понимаю ситуацию, мелкие банки, особенно те, которые испытывали некоторые "пожарные" проблемы с ликвидностью, свои потребности удовлетворили на первых двух-трех аукционах и по сути дела просто уперлись в объем лимита, который Центральным банком установлен. Так что говорить о том, что сильно увеличилась доля некрупных банков, наверное, было бы несправедливо. Эта схема принципиально настроена на то, что чем больше банк, тем больше денег он может получить.



Сергей Сенинский: Меры, принимаемые ныне центральными банками многих стран, направлены на снижение стоимости новых кредитов для бизнеса, то есть повышение их доступности. И, например, одна из базовых ставок мировых финансовых рынков по кредитам банков друг другу - лондонская LIBOR - снизилась теперь до минимального уровня за последний год: по трехмесячным кредитам в долларах она составляет примерно 2% годовых...


В России - можно ли говорить о подобном влиянии мер, принимаемых финансовыми властями, на стоимость кредитов на рынке межбанковского кредитования? Речь идет, в первую очередь, о так называемой ставке MosPrime ... Леонид Слипченко, корпорация «Уралсиб».



Леонид Слипченко: С остатками тут несколько другая история, так как действительно за границей регулируются принципы ставки рефинансирования. У нас несколько другая ситуация. Например, сегодня прошел аукцион длинных денег, которые поступят завтра, но MosPrime сегодня подскочил до более чем 22 процентов по сравнению с 9-ю в пятницу. На фоне того, что в принципе отток капитала, который мы наблюдали в последнее время, порядка 50 миллиардов долларов, ликвидности на рынке достаточно мало все равно и межбанковский рынок остается достаточно волотильным. И любой отток, любое напряжение на рынке, оно вызывает ставки.



Сергей Сенинский: То есть даже на фоне очередного аукциона, проведенного Центральным банком, ставка на рынке межбанковского кредитования в России повысилась сразу в 2,5 раза



Максим Раскоснов: С точки зрения ставок, скорее, не оказывает, потому что принципиальная позиция ЦБ совершенно иная. Он, наоборот, удорожает стоимость рублевых ресурсов именно в силу того, что в последнее время было очень много спекулятивных транзакций по рублю и, собственно, это как раз и проявилось в огромном объеме оттока капитала. То есть с точки зрения ставок, нет и здесь решение Центробанка принципиально противоположно, он повышает ставки, в том числе под той ликвидностью, которую он предоставляет. С другой стороны, с точки зрения в целом функционирования и оживления рынка после, по большому счету, коллапса где-то в сентябре, естественно, предоставление ресурсов Центральным банком некоторым образом оживило рынок межбанковского кредитования, потому что в целом ликвидность появилась, соответственно, ее стало возможным распределять.



Сергей Сенинский: Центральный банк России, в отличие от центробанков других стран, повышает сегодня процентные ставки, чтобы - в итоге - ослабить давление на рубль, сдержать падение его курса, вызванное, в первую очередь, оттоком из страны капиталов.



XS
SM
MD
LG