Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Женевской встрече по Кавказу предрекают неудачу


Во вторник в Женеве начинается очередной раунд консультаций по проблемам безопасности и стабильности на Южном Кавказе. Представители официального Тбилиси заявили, что будут настаивать на полном выводе российских войск со всей своей территории, включая Абхазию и Южную Осетию. Первый раунд женевских переговоров должен был начаться 15 октября, но фактически оказался сорванным.


За прошедший месяц, по мнению наблюдателей, позиции сторон не изменились. Тбилиси по-прежнему настаивает на полном выводе российских войск с территории страны. Москва отвечает, что Абхазия и Южная Осетия с августа нынешнего года уже не имеет отношения к Грузии. Более того, Кремль подтверждает свою позицию в отношении президента Михаила Саакашвили. «Грузия отношения с Россией надеется выстроить и будет к этому стремиться, - убежден российский политолог Александр Караваев, - но никаких отношений с Саакашвили, с его представителями Россия по возможности не будет иметь дело. Никаких сближений на этой встрече мы не заметим».


В Южной Осетии полагают, что безопасность республики могут обеспечить только российские военные, части которых должны быть дислоцированы здесь согласно договоренностям с Москвой. На это обстоятельство обратил внимание цхинвальский политолог Алан Джусоев: «Международные наблюдатели с грузинской стороны есть, но они не оправдали надежд югоосетинской стороны. На территории соприкосновения продолжаются перестрелки, более 20 человек за период прекращения огня были похищены, были убитые и раненые. Что касается замены российских миротворцев на международный контингент, то [прежде надо говорить] о признании независимости республики Южная Осетия другими государствами, это дало бы нам гарантии безопасности».


Политолог напоминает, что сегодня международное сообщество в большинстве своем на стороне Грузии. «По крайней мере, риторика у них такая, - говорит Алан Джусоев. - Международное сообщество ничего фактически не сделало для того, чтобы прекратить вооруженную агрессию со стороны Грузии, и они начали шевелиться только после того, как Россия ввела свои войска. Южная Осетия сегодня, я думаю, и на краткосрочную, и на долгосрочную перспективу будет связывать свою безопасность именно с присутствием российского воинского контингента. Я не говорю о миротворцах, я говорю о полноценном контингенте российских вооруженных сил - насколько я знаю, это бригада, которая будет дислоцироваться здесь. Если здесь не будет российских вооруженных сил, тогда вполне возможен рецидив со стороны Грузии».


Второй раунд женевских переговоров может, как и первый, закончиться ничем, прогнозирует российский политолог Александр Караваев: «Миротворческие силы там уже есть. Собственно говоря, речь идет о том, чтобы как бы расширить их месторасположение на те районы, которые ныне контролируют российские силы. И вторая тема, наверное, будет связана с тем спорным вопросом, который относится к Южной Осетии. Там есть два небольших региона, которые контролируют российские войска, но которые как бы, по мнению Тбилиси, являются территорией Грузии и никак не территорией Южной Осетии. Скорее всего, ни по одному из этих вопросов продвижения не будет. Во-первых, что касается российских сил - Москва не будет в ближайшее время вообще рассматривать вопрос о том, чтобы делиться зоной ответственности с какими-либо другими миротворцами, если речь идет именно о территориях Абхазии и Южной Осетии. То есть как после войны вот это разделение было зафиксировано, что Осетия - это, в общем, уже территория хотя и односторонне, но признанного государства (и Абхазия то же самое), и территории этих признанных Россией государств она будет контролировать полностью, этот вопрос уже обсуждаться не будет. То есть его Тбилиси будет ставить, но Россия этот вопрос обсуждать на переговорах не будет. Что касается того, каким образом делить сферы ответственности в приграничных районах, здесь, я думаю, какие-то сближения могли бы быть. Но, опять же, на этой встрече в Женеве, я думаю, ничего подобного зафиксировано не будет, это только одна из первых ознакомительных встреч после того, как закончился конфликт».


Грузинский эксперт Сосо Цискаришвили убежден, что переговоры закончатся в Женеве безрезультатно именно для Тбилиси: «С учетом новых реалий встает, соответственно, новый вопрос: с кем должна вести переговоры Грузия. Если мы решаем проблему российско-грузинских отношений, при чем тогда Абхазия и Южная Осетия со своими претензиями присутствовать в Женеве? Если мы рассматриваем вопрос отношений Грузии с Южной Осетией и Абхазией, то при чем тут Россия? Дайте возможность переговариваться в новом формате Грузии с Россией, Грузии с Абхазией и Грузии с Южной Осетией. Потому что проблемы со всеми тремя образованиями, легальные они или нет, существуют у Грузии. Зачем все три проблемы собирать вместе и одной Грузии решать на нейтральном поле проблемы с тремя признанными или непризнанными субъектами? Я думаю, что это заранее определяет тот результат, который в течение 15 лет был удобен только для Кремля, - не достигать никаких результатов и сохранять ситуацию только под своим контролем. Пока внутри - в Грузии, в России, в Абхазии, в Южной Осетии - не чувствуется, что кто-то готовит[какие-то решения], у кого-то какие-то предложения есть. Такой готовности нет. Сам формат [встречи] предопределяет полную неудачу в понимании международных связей и триумф Кремля, как это было в течение 15 лет».


В грузинскую делегацию включены глава контролируемой Тбилиси временной администрации Цхинвальского региона Дмитрий Санакоев и председатель правительства автономной республики Абхазия Малхаз Акишбая. Именно их присутствие на первом раунде переговоров в Женеве вызвало протест со стороны российской делегации.


XS
SM
MD
LG