Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Политики и эксперты оценивают перспективы преодоления финансового кризиса


Программу ведет Андрей Шарый. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Юрий Векслер, Ян Рунов.



Андрей Шарый: После встречи так называемых стран "большой двадцатки" в Вашингтоне уже началась разработка новых правил для регулирования финансовых рынков и расчета рисков. Политики делают обещания и делают заявления, эксперты пока констатируют, что ситуация на финансовых рынках продолжает ухудшаться. Однако эксперты оценивают итоги этого саммита достаточно оптимистично: главное не в том, что встретились, а в том, что новый финансовый кризис может заставить крупные державы искать новое партнерство и задуматься о новой конфигурации системы международного сотрудничества.


Об этом в интервью с корреспондентом Радио Свобода в Германии Юрием Векслером заявил уважаемый эксперт по глобальным проблемам современности, профессор Европейского центра стратегических исследований имени Джорджа Маршалла в Германии Александр Гарин.



Александр Гарин: Я думаю, что эта встреча историческая, надо сказать, общий финансовый кризис. То есть то, что все обнаружили себя сидящими в дырявой лодке, как всегда, привело к желанию сотрудничать, причем со стороны очень сильных стран в любом отношении, со стороны менее сильных, но зато богатых стран. Если я вспомню, что говорили по поводу инструментов финансовых и особенно международных финансовых институтов, таких как Международный валютный фонд, Всемирный банк, скажем, год назад, со стороны виднейших специалистов, таких как Штиглиц, лауреат Нобелевской премии, Роберт Райх, бывший министр клинтоновского правительства, экономист, который написал книгу "Суперкапитализм", они все говорили, что, конечно, настало время изменить правила игры таким образом, чтобы понизить степень рисков. Степень рисков, особенно для стран, у которых не развиты банковские системы, то есть стран развивающихся. Быстрые потоки капиталов туда-сюда и рискованные операции на биржах, прежде всего, ударяют по бедным странам. Но, поскольку богатым странам было хорошо, то ожидать, что можно найти согласие для этого коллективного действия, невозможно. И вот Роберт Райх хорошо очень показывает в своей книге "Суперкапитализм" о том, что бессмысленно ругать жадность капиталистов: мы потребители, мы ставим их в то положение, когда они должны дать нам наилучшую цену, наилучший продукт в мировой конкуренции, следовательно, мы поощряем это соревнование. С другой стороны, каждый из нас работает и каждый из нас страдает от тех же самых рисков. Поэтому бессмысленно ругать жадность, мы ее поощряем. Надо менять правила игры. А правила игры можно менять только коллективно. И вот мне кажется, в этом смысле это, конечно, историческое событие. Те развивающиеся страны, которые накопили большие запасы денег, такие как Китай, Бразилия, им предлагают скинуться в Международный валютный фонд для того, чтобы Международный валютный фонд мог быть дать возможность государствам влить деньги в экономики. Тем самым дать знак кредиторам, знак потребителям, что они могут смотреть более уверенно в завтрашний день. Потому что сегодня все те, у кого есть деньги, индивидуально сидят на этих мешках. Это очень важно - привлечь всех, именно коллективное действие. Но за это, конечно, Международный валютный фонд, Всемирный банк должны дать право голоса развивающимся странам, что очень хорошо. Потому что в основном (и это была критика Штиглица, например) в Международном валютном фонде, прежде всего, заботились о больших акционерах. Разговоры о том, что надо приглашать Бразилию, Китай и другие развивающиеся страны на собрание "восьмерки" были уже давно.


С другой стороны, нужно сохранять трезвость. Решение вложить в волю, в выработку программ. Насколько индивидуальный эгоизм разных стран и индивидуальные идеологии, индивидуальные представления о регуляции финансовых рынков, насколько они согласятся между собой выработать какую-то совместную программу. То есть это очень сложная работа. Причем сложная она принципиально.


Будущее неопределенное. Мы играем в риск. Мы любим этот риск, за счет этого риска мы процветаем, а, с другой стороны, мы страдаем. То есть никакие теории вероятности, никакие математические аппараты этот риск, то есть эту неопределенность ликвидировать не могут.



Юрий Векслер: К апрелю месяцу Обама уже будет президентом Соединенных Штатов. Насколько, на ваш взгляд, эта персональная перемена в Белом доме может повлиять на ускорение процесса?



Александр Гарин: Это значительно повлияет. Если мы посмотрим на правительство Буша, то мы должны, конечно, отличить две вещи: первое - это эксперты, то, что они думают, с другой стороны, существует идеология республиканская, которая говорит о том, что, собственно, зачем поддерживать банки, пусть они банкротятся, нам важен маленький человек, который делает свое счастье с помощью своего тяжелого труда и так далее, и так далее. Но как сказал Обама, мы должны понять, что процветание Уолт-Стрит и процветание этого маленького человека взаимосвязаны. В этом смысле у демократов традиционно меньше идеологических препятствий для того, чтобы делать новую программу.



Юрий Векслер: Тем не менее, многие специалисты говорят, что проблема регулирования международных финансовых институтов, которые сами по себе уже давно глобализированы, подразумевает и институты регулирования, как бы надсмотра, наднациональное. Насколько вообще человечеству и миру по силам создать такое мировое финансово-экономическое правительство?



Александр Гарин: Именно между этими двумя крайностями, социализм в классическом смысле и капитализм, неолиберализм в классическом смысле, между этими двумя крайностями такие специалисты, как последний лауреат Нобелевской премии по экономике, который как раз говорит, что это как на лошадиной скачке, так сказать, на какую лошадь поставить. Вам надо знать, что это за лошадь и что это за соревнования. Так и здесь. Что регулировать, как и в какой мере, нужно определять конкретно.


С другой стороны, между наднациональным всемирным правительством, наднациональным хаосом, опять-таки, существуют всякие промежуточные возможности контрольных механизмов.



Андрей Шарый: Примерно столь же осторожной точки зрения придерживаются, по крайней мере, многие американские коллеги Александра Гарина. С одним из них я попросил побеседовать корреспондента Радио Свобода в Нью-Йорке Яна Рунова.



Ян Рунов: Вот что думает профессор университета штата Миссисипи, научный сотрудник калифорнийского Независимого института, экономиста Уильям Шугхардт.



Уильям Шугхардт: Проблема координации действий разных стран остается очень серьезной, и она вряд ли будет решена в результате совещания на высшем уровне. Для решения этой задачи нужна кропотливая, детальная работа на среднем уровне. Надеюсь, к следующему саммиту будет подготовлен более детальный план конкретных шагов по преодолению кризиса. Я не удивлен, что финансовые рынки реагировали отрицательно на результаты вашингтонского саммита. Я удивлен, что кто-то ожидал положительных результатов от первого из таких совещаний.



Ян Рунов: Верите ли вы вообще в возможность координации действий разных стран, столь разных по интересам, по финансовым системам?



Уильям Шугхардт: Думаю, какая-то координация необходима. От координирования действий зависит перемещение капитала из одной страны в другую. Инвесторы, естественно, ищут наиболее безопасных и выгодных вложений. В реформах финансовой системы, особенно на уровне отдельных государств, надо действовать очень осторожно, чтобы не сделать ещё хуже. Правы те, кто видит положительный результат саммита в том, что, по крайней мере, не было принято поспешного решения о введении новых форм регулирования, о спешной перестройке Международного валютного фонда и Всемирного банка. Это может и должно быть сделано после тщательной подготовки и анализа. К сожалению, мы видим отрицательный пример у нас в США, где почти ежедневно появляются новые заявления Министерства финансов и Федерального резерва. Всё это - непосредственная реакция на ухудшающееся положение, вместо того, чтобы сделать шаг назад и более хладнокровно оценить ситуацию. В этом смысле я согласен с лидерами двадцатки, отложившими более конструктивные решения до лондонского совещания в апреле. За это время новый президент Барак Обама сможет сформулировать свои предложения по преодолению кризиса, которые могут отличаться от предложений Буша.



XS
SM
MD
LG