Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

На суде по делу об убийстве Анны Политковской начинается отбор присяжных


Программу ведет Марк Крутов.



Марк Крутов: Сегодня в Московском окружном военном суде состоится отбор коллеги присяжных для участия в рассмотрении дела об убийстве журналистки "Новой газеты" Анны Политковской. Накануне суд принял решение о том, что слушания пройдут в открытом режиме, на этом настаивали как подсудимые, так и потерпевшие. Последние так же заявили о намерении добиться вызова на допрос нынешнего президента Чечни Рамзана Кадырова.


Сейчас с нами на прямой связи Дмитрий Муратов, главный редактор "Новой газеты", где работала Анна Политковская.


Здравствуйте, Дмитрий.



Дмитрий Муратов: Доброе утро.



Марк Крутов: Не опасаетесь ли вы скандалов, связанных с присяжными, как это было на недавнем процессе по делу банкира Френкеля, когда кто-то там кого-то из присяжных видел якобы разговаривающим с кем-то на улице.



Дмитрий Муратов: Обсуждали публикации в нашей газете.



Марк Крутов: Да, состав коллегии постоянно менялся. Почему, как вы думаете, суд по делу Политковской особо отметил, что процесс тут же будет переведен в закрытый режим, если на присяжных будет оказываться давление?



Дмитрий Муратов: Я полагаю, тут дело вот в чем. Мне кажется, что вчера вплоть до того, как в зал заседаний суд не приехал Владимир Петрович Лукин, уполномоченный по правам человека при президенте РФ, и не собралось там почти 30 камер и свыше 60 журналистов, решения окончательного, будет ли процесс открытым или закрытым, принято еще не было. При таком стечении людей и людей с такими статусами суд принял, на мой взгляд, единственно верное, правильное и законное решение о том, чтобы открыть процесс, сделать состязания сторон публичными и гласным. Это очень важно. Но, естественно, оставлен шанс, оставлена возможность все-таки вернуть это решение к тому, чтобы сделать суд закрытым. Видимо, с этим связано такое странное достаточно предупреждение о том, что если будет давление на присяжных. А кто определит, было давление на присяжных или нет? А кто определит, это давление или не давление? А что значит, давить на присяжных?


Как известно, господа присяжные во время процесса не имеют право смотреть телевидение, слушать радио и читать газеты по всем материалам, относящимся к делу, которое они рассматривают. Все остальное субъективный момент. Это очень важный момент. Если суд примет решение из-за какой-то догадки, из какого-то субъективного фактора закрыть дело, следовательно, это просто такая игра, по-другому я это интерпретировать не смогу. Самое главное для нас то, чтобы суд был открытым, поскольку, на мой взгляд, наша страна много узнает про то, как устроены ее специальные службы. Страна много узнает про то, как действуют самые разные люди, которые считают себя агентами этих самых специальных служб. Страна много узнает про то, на что идут деньги налогоплательщиков, которые получает милиция, это побочное, это как побочный газ такой, узнают. И самое главное - мы очень надеемся, что будет установлена истина по делу. Конечно же, вы понимаете, мы хотим на скамье подсудимых видеть киллера, исполнителя преступления и мы хотим понять, кто заказчик.



Марк Крутов: Поддерживаете ли вы желание адвокатов родственников Анны Политковской допросить президента Чечни Рамзана Кадырова, который заявлял, что знает имя заказчика убийства? Если бы вам представилась такая возможность, какие вопросы еще вы задали бы Кадырову в связи с этим делом?



Дмитрий Муратов: Я не сторона обвинения, я не слышал заявлений Кадырова о том, что он знает имя убийцы Анны Политковской. Если эта фраза была действительно Кадыровым произнесена, я не понимаю, почему он до сих пор не допрошен в официальном порядке.



Марк Крутов: Вы согласны с мнением сына Анны Политковской о том, что подсудимый это всего лишь маленькая часть людей, которые были причастны к убийству его матери?



Дмитрий Муратов: Конечно же.



Марк Крутов: И стоило ли тогда вообще начинать этот процесс?



Дмитрий Муратов: Безусловно, поскольку люди, которые сидят за решеткой без суда, это незаконно. Я считаю, что абсолютно справедливо начат процесс и суд должен определить, оставлять этих людей за решеткой, меру наказания они должны получить или они должны быть отпущены на свободу. Я считаю, что каждый имеет право, это Конституция, на скорое справедливое правосудие. Поэтому я считаю, что да, это дело нужно было передавать в суд. А вот интерпретировать его и устраивать из этого такую пиар-акцию под названием "дело раскрыто, закончено, забудьте", конечно, невозможно. Мне кажется, что и следствие, в том числе руководители следственной группы Генпрокуратуры это тоже понимают. Поскольку, пока не назван заказчик и не пойман убийца, конечно, нельзя считать дело законченным. Это, конечно же, так.



Марк Крутов: Спасибо, Дмитрий.



XS
SM
MD
LG